gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и общество arrow Плоды разноправия. Интервью с Андреем Борисовичем Зубовым, доктором исторических наук, профессором МГИМО
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
14.03.2011 г.

Плоды разноправия

Интервью с Андреем Борисовичем Зубовым, доктором исторических наук, профессором МГИМО, ответственным редактором двухтомника «История России. XX век»

Андрей Борисович Зубов- Вы неоднократно говорили, что считаете крепостное право одной из главных причин катастрофы, которая произошла в России в XX веке. Почему? Какая, на Ваш взгляд, существует связь между двумя этими историческими явлениями?

- Именно крепостное право превратило большую часть населения России (примерно 85-90%) в бесправных рабов. Начиная с Петра I в стране было уже крепостное рабство. Это были крестьяне как государственные, так и отданные в частное владение, хотя в то время и они считались государственными. Их просто отдавали в частное пользование для обеспечения дворян. Ужас крепостного права заключался в том, что часть русских людей, таких же русских людей, той же православной веры, могла обладать всей полнотой прав над другими такими же русскими людьми (правами на имущество, правами на организацию личной жизни - ведь не могли жениться крепостные, не могли выходить замуж без разрешения господина). Рабами оказались люди, которые за несколько десятилетий до этого, в 1611-12 годах, спасли Россию от Смуты, голосовали за династию Романовых на Поместном соборе 1613 года, в 1649 году принимали Соборное Уложение, первое в русской истории собрание законов. А теперь они превратились в бесправных рабов - это не укладывалось в сознании крестьян. Положение усугубилось после того, как Петр III и Екатерина II дали полную свободу дворянам, и земли, которые им давали русские цари в пользование, отдали в их частную собственность вместе с живущими на них крестьянами. В 1762 году в частной собственности оказалась большая часть населения России - около 54% всех населявших ее людей. Все это совершенно не могло быть принято крестьянами, и из-за этого вспыхнуло восстание Емельяна Пугачева. Люди желали свободы и равноправия, юридического равноправия. Но восстание, как известно, было жестоко подавлено, а разноправие крестьян и дворян только усугубилось. Теперь крестьяне даже не могли подавать в суды на своих господ. В результате со времен крепостного рабства между высшим русским сословием и народом возникло глубокое разделение. Из-за этого разделения фактически сформировались два народа: высший презирал низший, на что последний отвечал ненавистью.

Второй печальный момент, связанный с эпохой крепостного права, - позиция Русской церкви, которая всецело стала на сторону царской власти и, соответственно, потеряла всякий авторитет и доверие в народе. Это доверие Церковь уже не смогла восстановить. Да, были отдельные замечательные священники, монахи, монастыри, даже епископы, но в целом русским человеком церковь и люди церкви воспринимались как люди ненавистной власти, власти, которая их поработила. Негативное отношение к Церкви очень легко у людей переходило в негативное отношение к вере как таковой. Религиозно активные люди уходили в раскол, уходили в различные секты, например, в штунду. Менее активные - просто теряли веру и, формально оставаясь православными, жили совершенно нецерковной, нехристианской жизнью.

Наконец, третья беда, связанная с крепостным правом, - отсутствие народного просвещения. Для того чтобы удержать народ в рабском повиновении, послушании, практически было прекращено образование простого народа. Крестьян перестали учить грамоте, перестали им давать хоть какое-то образование. Когда при Николае I в ходе реформ графа Киселева были предприняты первые попытки хотя бы немного освободить государственных крестьян, оказалось, что среди крестьянского населения грамотными являются всего 1,5 %. Это в стране, которая никогда не была завоевана, где народ мог спокойно развиваться. Почему в Германии была стопроцентная грамотность? В Англии была 99-процентная, во Франции - 96-процентная. А у нас в народе была почти стопроцентная неграмотность. Это был результат сознательной политики правительства и самих дворян, которые прямо говорили священникам, которые хотели создавать церковно-приходские школы в период крепостного права: «Нам не нужны образованные рабы, нам нужны рабы послушные. Поэтому вы их учите послушанию, а не грамоте». В результате всего этого народ был необразован: он не понимал, что такое национальное государство, каковы культурные ценности России, все это было ему чуждо, он вообще не понимал, что такое Россия. Народ не имел веры, не имел гражданского чувства и ненавидел высшее сословие. Всем этим воспользовались большевики и, очень легко обольстив народ, захватили власть в стране. Вот почему наша национальная катастрофа XX века напрямую связана с крепостным правом.

- На Ваш взгляд, освобождение крестьян было запоздалым, поспешным или своевременным?

- По большому счету, народ не надо было порабощать. Период крепостного права делится на две части: первые сто лет до убийства императора Павла Петровича (1801 год) - это время все большего и большего порабощения крепостных. Хотя Павел принимал некоторые законы о смягчении положения крепостных, но при этом он во множестве переводил государственных крестьян в частнособственническое состояние. В этом смысле он только увеличил слой крепостных частновладельческих рабов. Второй период, начиная с Александра I, связан с первыми попытками освободить крестьян. И Александр I, и его брат Николай I прекрасно понимали, что крепостное право - величайшая беда и зло России. В это время всюду в Европе освобождали крепостных, где они еще оставались. Но ни Александр I, ни Николай I не смогли освободить крепостных, опасаясь, что их постигнет участь Павла I, т.е. что дворяне их убьют, потому что дворянство не желало свободы своих крестьян. Когда Александр I в 1803 году провел закон о так называемых «вольных хлебопашцах», который позволил отпускать крепостных крестьян на свободу с землей (а я подчеркиваю: раньше крестьяне не имели права владеть землей на правах частной собственности), то с землей отпустили своих крестьян всего несколько семей на всю Россию, больше никто не отпустил. Когда Александр II проводил свой манифест об отмене крепостного права, три четверти дворян были против его отмены. Поэтому невозможно сказать, запоздалой или своевременной была отмена крепостного права. В принципе, порабощение само по себе было величайшим преступлением, но любое длящееся преступление надо когда-то прекращать. В этом смысле то, что сделал Александр II, - это важная, я бы сказал, в тех обстоятельствах - оптимальная форма освобождения крестьян и, как ее назвало само русское общество, - Великая реформа.

- Последствия крепостного права, так же как и последствия тоталитарного советского режима, еще живы в нашем народе. Видите ли Вы возможность преодоления этого всеобщего российского рабства? Может быть, с ним просто нужно смириться как с исторической данностью?

- Нет, смиряться с дурным никогда нельзя. Это заведомо неправильно. Необходимо всегда исправлять ошибки. Конечно, крепостное право после событий 1917 года - революции, коллективизации - неактуально. От него, в общем-то, остался только некоторый налет на нашей памяти. Кто был крепостным, кто был дворянином - это уже сейчас неважно, как было бесконечно важно в годы русской революции 1917-22 годов. Крепостному праву просто надо дать соответствующую оценку. А вот о последствиях тоталитарного режима надо говорить. И последствия тоталитарного режима, безусловно, требуют исправления, нашего покаяния. Если бы подобные вещи были сделаны царским правительством и обществом после 1861 года, то, наверное, в России не было бы революции. Так вот, чтобы перед нами не разверзлась новая страшная русская смута, мы должны в изживании советского тоталитарного прошлого обязательно встать не на путь забвения, как было в царское время после отмены крепостного права, а на путь покаяния. Тогда исправление возможно.

Беседовала Юлия Балакшина

Полностью интервью опубликовано на сайте Преображенского братства http://psmb.ru

Фото с сайта http://damian.ru

КИФА №3(125) февраль 2011 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!