gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Язык Церкви arrow «Вопрос языка оказался на сегодняшний день центральным...». Интервью с переводчиком богослужения свящ. Георгием Кочетковым. Часть 3
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
09.12.2020 г.

«Вопрос языка оказался на сегодняшний день центральным, и для меня лично это открытие»

Интервью с переводчиком богослужения священником Георгием Кочетковым. Часть 31

Image
На одной из презентаций серии сборников переводов богослужения
 

Отец Георгий, в какой последовательности Вы выбираете тексты для переводов? Вы чуть-чуть этого касались, когда говорили, что уже заканчиваете переводить Октоих, что во многом переведена Цветная Триодь. Но какова Ваша конечная цель? Кажется, даже свв. Кирилл и Мефодий перевели лишь основной корпус текстов, остальное доделывали их ученики. И вообще, насколько обозрима задача перевода всего корпуса богослужебных текстов?

Всего-всего-всего и не нужно. Я считаю, что есть много текстов – хороших текстов, – которые как бы отжили свой век. Их надо использовать для литургических, литературных, исторических исследований, но они совсем не воспринимаются народом на богослужении. Поэтому я почти не перевожу каноны – ни ирмосы, ни тропари. Эта часть утрени, с одной стороны, довольно многословна, с другой стороны, очень однообразна и описательна, часто неглубока. Конечно, есть исключения, и среди них – древнейшие каноны, например, принадлежащие прп. Иоанну Дамаскину, прекрасные, мудрые; но это как праздник среди будней.

Молитва должна превращаться в действие, вот наша главная цель 

Нужно восстановить какие-то главные акценты, чтобы Священное писание и всё, что вокруг него, было в центре синаксарных богослужений. Это не так легко сделать. Потому что за многие века добавилось столько пластов, вырос такой объём богослужений, что если совершать всё, то это нужно делать действительно с утра до ночи и каждый день. Даже в монастырях это не делается, а уж что говорить про общую для всех практику.

То, что Вы говорили, видимо, касается не только канонов, но и так любимых в народе акафистов?

Да, мы не делаем переводов акафистов. А особенно любимы каноны и акафисты потому, что там хоть что-то понятно. Нужно, чтобы всё было понятно, тогда каноны и акафисты, резко критиковавшиеся ещё в начале XX века, закономерно переместятся из центра на периферию.

Выбирая тексты для переводов, мы исходим прежде всего из потребности в них. Сейчас, во время пандемии, мы транслируем для всех желающих к нам присоединиться синаксарные богослужения каждую субботу и воскресенье и в большие праздники. И для этого мы готовим каждую воскресную и каждую праздничную службу. Цель одна – создать полноценное православное русское богослужение, чтобы его можно было совершать в течение всего года, пусть в несколько сокращённом варианте. Для того, чтобы его можно было служить и мирянским чином, и на любом приходе, где угодно. А монастыри, если они хотят использовать те части уставного богослужения, которые мы не перевели, могут переводить их сами или служить на церковнославянском. Во всём здесь должна быть свобода. Но должна быть и возможность вещи центральные, главные для закона молитвы церкви, произносить на русском языке.

Конечно, я понимаю, какой это объём. Иногда я полушутливо-полувсерьёз говорю членам нашей команды: нам нужно с таким же напряжением работать до Пасхи или до Троицы следующего года, тогда это будет создано. Но вот уже немало месяцев прошло – ведь мы начали ещё до Страстной и, конечно, сделали очень много. Хотя что-то ещё надо будет дорабатывать, и мы уже сейчас это понемногу делаем.

Насколько велик, на Ваш взгляд, риск, что формально церковнорусский язык будет разрешён, а по факту это будет в чём-то похоже на то, что произошло с катехизацией, когда она стала даже обязательной, но всего в виде двух встреч, которые на многих приходах проводятся достаточно формально и не помогают человеку реально воцерковиться?

Всё может быть! Но что для нас главное? Чтобы центральные молитвы звучали на русском языке. А что главное в богослужении? Чтение Писания и проповедь после него, и те молитвы, которые связаны с чтением Писания.

К слову, это ещё одна большая проблема: где взять полностью хороший перевод Священного писания на русский язык, в большой степени связанный с переводом всего богослужения на русский. Но, к сожалению, это не в наших силах улучшить. Что есть, то есть; да и почти всё необходимое есть, но всё-таки не всё.

А ещё обязательно нужно, чтобы евхаристический канон звучал по-русски. И, как положено по канону Юстиниана, не во время пения хора, а так, чтобы слышали все. И чтобы люди, участвующие в литургии, причащались. Молитва должна превращаться в действие, вот наша главная цель. Она не должна восприниматься как просто поэтические распевы. Поэтому мы и не переводили раньше подвижные части богослужения, кроме необходимого минимума – именно потому, что это «второй уровень». А вот сейчас пришло время заняться вторым уровнем, чтобы можно было полностью совершать замечательное традиционное православное богослужение по-русски.

Image
За многие годы работы о. Георгия Кочеткова над переводами вышло в свет несколько переизданий серии сборников «Православное богослужение», пользующихся большим спросом, особенно у священнослужителей
 

------------------------

1 Первая часть интервью опубликована в «Кифе» № 9(265), сентябрь 2020 г., вторая - в «Кифе» № 10(266), октябрь 2020 г.

Беседовали Александра Колымагина, Анастасия Наконечная
Фото из архива Преображенского братства

Кифа № 11 (267), ноябрь 2020 года

 
Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!