gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow Самое главное – любовь, она все побеждает. Рассказ матушки Олимпиады (Иус) об архимандрите Таврионе (Батозском)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
09.08.2016 г.

Самое главное – любовь, она все побеждает

Image 

В первую неделю по Пятидесятнице церковь празднует день Всех святых. В этот день мы молитвенно вспоминаем всех, кто своей жизнью прославил имя Божие – явно и прикровенно, – тех, чьи имена мы знаем и чтим, и тех, чьи имена нам неизвестны, о чьем подвиге знает только Господь. Особенно дороги нам святые, боровшиеся за Церковь в дни тяжелых гонений от безбожной власти. Еще живы те, кто знал их лично и непосредственно учился у них подвигу исповедничества. Паломническая группа Покровского малого православного братства встретилась с матушкой Олимпиадой (Иус), которая была письмоводителем архимандрита Тавриона (Батозского) в годы его служения в Спасо-Преображенской пустыни. Мы уже публиковали на страницах «Кифы» ее воспоминания. Сегодня матушка продолжает свой рассказ об о. Таврионе и о том, чему он учил своих духовных чад.

Матушка Олимпиада, как Вы познакомились с отцом Таврионом?

Я приехала в Пустыньку ранней весной. У нас в Челябинске тогда был один маленький храм. Люди стояли так тесно друг к другу, что руку нельзя было поднять для крестного знамения. Мы просили, чтобы нам дали еще один храм. В Москву ездили к патриарху, но к нему нас не пустили. И вот я приехала к отцу Тавриону, зашла в храм прп. Иоанна Лествичника, а там столько цветов живых, свечей, ковры, дорожки – такая красота! Я тогда подумала – как он любит Бога! А он вышел из алтаря и отвечает мне: «А как мне Его не любить!» И привел несколько случаев из своей трудной жизни...

Архимандрит Таврион (Батозский)
Архимандрит Таврион (Батозский)

Вас отец Таврион постригал?

Да. Он никого не постригал, тогда это было запрещено, но меня постриг. Отец Таврион сказал, чтобы я подражала святой Олимпиаде дьякониссе, и я ее очень чтила. Удивительно, но отец Таврион меня удалял от общения с представителями священноначалия. Помню, одна игуменья приезжала, батюшка благословил подать ей пищу, а она пригласила меня присесть и стала рассказывать про свою жизнь. Так отец Таврион вышел и говорит: «Подружку себе нашла?» Или однажды приехал митрополит, а я дверь открывала в батюшкину комнату и не успела уйти, как митрополит уже заходит. Так батюшка и говорит: «Что, митрополита встречаем?» (общий смех). И я поняла, что он меня удалял от них – и от игуменьи, и от митрополита. Видимо, зная, что я быстро попадаю под влияние, он не хотел, чтобы я попала под их влияние и потеряла свободу духа.

Ведь сейчас боятся его святости, даже на могилу его боятся ходить. И я бы боялась. А так я живу одна – не в монастыре – ни от кого не завишу и могу о его святости свидетельствовать.

А какие у о. Таврина были отношения с владыкой Леонидом? Он ведь в то время был митрополитом в Латвии?

Владыка очень чтил отца Тавриона, уважал его и советовался с ним. Отец Таврион ведь был его духовником. Батюшка рекомендовал человека в священники, и тогда уже владыка рукополагал. Батюшка же видел, какой человек, что может из него быть. Например, он благословлял некоторых паломников Шестопсалмие читать, а человек никогда и не читал, выйдет – заволнуется, переживает. А через некоторое время получаем письмо, что он у себя дома уже псаломщик. Я говорила батюшке, что у нас тут и академия, и семинария: и псаломщики выходят, и пастыри. Он отвечал на это: «Важно человека поставить на колеса, а там катись уже сам, как сможешь».

Матушка, Вы сказали, что все уезжали от отца Тавриона в радости. Но ведь не всем же он говорил то, на что они надеялись или хотели услышать. Наверняка люди уезжали и с огорчением, потому что человек одного хочет, а Бог для него другое приготовил... Бывает же такое.

Все уезжали радостные от отца Тавриона не потому, что они получили то, что хотели получить, нет, а потому что его любовь настолько охватывала человека, что он, попадая в сферу любви отца Тавриона, не мог не радоваться. И он радовался. Если вы попадаете из холода в тепло, то это тепло вас охватывает. Так и здесь – люди ездили в одно, в другое место, в Лавры – и нигде не находили той любви, которую они искали, и вдруг они эту любовь видели в лице отца Тавриона. Конечно, они уезжали радостные.

А с какой любовью он встречал приезжающих паломников! Я одно время на железной дороге работала, была возможность ездить в Лавры: в Загорск, в Киев, в Почаев. Приедешь туда – все красиво, но походил, походил, и все. Ведь в то время к священникам там не подойдешь – создавалось впечатление, что никому ты не нужен. А тут не успеешь приехать, а батюшка уже в окно видит – пришли паломники. Выходит, благословляет, предлагает: «Вот сейчас покушаете, потом отдохнете, а потом на службу придете». А еще баня была, чтобы народ с дороги мог помыться. С такой лаской он встречал людей! И народ едет и едет: мирская молва, как морская волна, быстро распространяется – какая любовь встречает их тут, в Пустыньке. Автобусы тогда часто ходили из Елгавы. Как только автобус придет, так целая «веревочка» людей идет к батюшке.

Image
Спасо-Преображенская пустынька под Елгавой

Матушка, а чему Вы научились рядом с отцом Таврионом?

Научилась у батюшки тому, что, если что-то делаешь, делай до конца – не бросай: одно не закончила, за другое, за третье не берись. И действительно, тут глубокий смысл. А то за это взялась, за то, а в результате ничего и не сделала. И еще научилась, чтобы порядок был во всем. Он за порядком следил.

Еще мне один случай запомнился: я секретарем при батюшке работала, и чтобы понаряднее и получше было, как-то надела блестящую кофточку. Он выходит и говорит: «Нарядилась! Ведь монастырь же!» А ведь действительно: возле старца должна сидеть как секретарь, а я в блестящей кофточке. (Смеется.) Побежала скорее, надела шерстяную кофту сверху, другой-то у меня не было, а тогда жарко было. Он посмотрел и через некоторое время несет мужскую рубашку для меня (потом мне ее под кофту переделали). Я берегу эту рубашку до сих пор.

Батюшка учил и тому, что к людям надо очень внимательно относиться. Нам часто присылали посылки. Помню, в 1977 году к Пасхе сразу прислали 40 посылок. А это значит, что надо в этот день все сорок разобрать, узнать, что там выслано, написать ответ, что посылочку получили, и вечером батюшке уже на подпись принести, а утром ответ несут на почту в Елгаву. Вот как он работал! Моя племянница говорила, что ни один директор крупного предприятия так не работает, как отец Таврион.

А вот молчать я не научилась. (Смеется.) Когда скажу, тогда только опомнюсь: а зачем это сказала? Ведь у Василия Великого читала: если тебя не спрашивают, не говори. Нет, у меня еще не спросили, а я уже отвечаю. Учиться не так легко, как камешки с колокольни бросать.

А с Вами отец Таврион был строгим?

Он был строгим в том случае, если ты кого-нибудь осуждаешь. Этого он не допускал: сразу так попадет, что держись! (Смеется.)

Как Вы считаете, что самое главное отец Таврион хотел людям сказать, вообще любому человеку?

Самое главное – Любовь, она все побеждает.

Я и сама в этом много раз убеждалась. Вот пример из моей жизни: когда я еще жила в Челябинске, то преподавала в техническом училище спецпредмет – телефонную связь. Я дружила со своими учениками, любила их и ради них тогда только и жила. Они это видели и ценили. Иногда у меня были дежурства по ночам на работе – смотреть за аппаратурой. И вот как-то ночью ко мне пришли на практику мои ученики – их распределили по разным сменам, а они все ко мне пришли. И я им доверяла: что-то у меня не идет, я блок вытащу и им отдаю посмотреть; сама наблюдаю, но при этом доверяю им. А они все соберутся в мою смену: зал-то большой, аппаратуры много, один уйдет в один конец зала, а другой – в другом, и друг друга по телефонной связи набирают и как бы знакомятся – смеются, общаются. Мне еще говорили: «Ты сама ничего не делаешь, за тебя все делают ученики». А я отвечала: «Кто ж вам не дает так делать?» А почему другие не брали учеников? Надо подремать ночью, а где тут дремать при таком присутствии друг друга (общий смех). Так ведь еще другие сотрудники из зависти ухитрялись навредить мне, подрезать какой-нибудь проводничок. Однажды, уходя домой после смены, все проверила, все было хорошо. А потом ученица, которая оставалась после меня, сказала, что она решила почистить аппаратуру, увидела подрезанный проводничок и все исправила. И это надо было перенести. И только стонешь, какое вокруг тебя зло находится. Так вот самое-то основное– любовь – она все побеждала. Раз я любила этих учеников, то все и получалось хорошо. И они меня любили.

И потом меня о. Таврион поставил письмоводителем – там, где с людьми нужно было общаться– потому что знал, как я к ним отношусь.

И Бог силы давал на это...

Отец Таврион говорил: «Господь крепость свою людям даст, Господь благословит люди Своя миром». Есть такой прокимен 7-го гласа. И когда трудно, я его пою. Еще отец Таврион говорил: «Всегда радуйтесь – мы детки Божьи. Непрестанно молиться – грешить не будем, за все Бога благодарить – героями будем». Или он говорил: «Наше гнездышко – на кресте». Меня спрашивали: как ты понимаешь это? А так: все утешение – крест. Вы почитайте его проповеди, там в каждой проповеди найдете что-то важное. Например, Рождество – Спаситель пришел на землю, чтобы над нами не летало облако сатаны. Преображение – чтобы мы преображались, а не просто так оно было. Когда у меня какие-то трудные обстоятельства, я читаю проповеди батюшки и нахожу утешение.

У батюшки была такая свобода духа, она настолько укрепляла, что и я рядом с ним героем себя чувствовала. Он многое испытал, и ему нечего было бояться. Батюшка говорил, что ему в карцере порой было легче, чем в Пустыньке. Сами представляете, если он знал всех людей, и это надо было ему все переносить – каково это? Против него много было чего. Например, батюшка благословлял причащаться каждый день, а многие против этого были, не соглашались. Он и мне говорил: «Как литургия, так и причащайся».

Как Вы думаете, почему сейчас не хотят в Церкви вспоминать отца Тавриона, хотя явно он человек пророческого духа?

Боятся его святости, думаю. Трудно передать это... Сам Господь был в лице отца Тавриона: он же все видел, он будущее видел и настоящее.

В последний раз я у него была, когда он уже был серьезно болен. И мне запомнились его слова: «Много в мире скорби высказанной и невысказанной». И вижу – слезы у него на глазах. Скорбел он. Тогда он мне сказал: «Ты знаешь пророчество про Пустыньку?» Я говорю, что нет. «Будет хлев, будут и ясли, да не будет чего ясти». Я в прямом смысле поняла, что хлеба не будет, а это он о духовной пище говорил. А сейчасясли есть (много выстроили) и овцы есть, а той духовной пищи, которую давал отец Таврион, – слова – нет.

Мне он такое послушание дал: поучаться в Законе день и ночь, служить на клиросе и читать синодики. Синодики читаю, они всегда со мной. И я обязана быть на литургии каждый день. Это его благословение держит меня и помогает мне.

Материал встречи м. Олимпиады (Иус) с Покровским малым православным братством подготовила к печати Иоанна-Яна Калниня

Image
Паломники из Москвы и Риги вместе с м. Олимпиадой поют пасхальные песнопения на могиле о. Тавриона
 

Кифа № 8 (210), июнь 2016 года

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!