gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Православие за рубежом arrow Проблема общения (КИФА 57)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
25.12.2006 г.

Проблема общения

Интервью с членом исполнительного комитета РХД Лидией Оболенской

Храм в Генте
Храм святого апостола Андрея в Генте (Бельгия)
- Известно, что в странах Западной Европы, для которых православие не является традиционной религией, православные, иммигрировавшие из разных стран, образуют свои приходы, которые часто никак не взаимодействуют между собой. В Бельгии ситуация немного другая. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?

- Да, ситуация немного отличается, но боюсь, что это, может быть, только внешнее отличие. Бельгийское государство попросило православных разных юрисдикций найти между собой соглашение и назначить единственного представителя для связи православной церкви с государством. Оно не хотело иметь отдельныне отношения  с представителями разных православных епархий. Так что пришлось договориться.

Но это произошло в то время, когда один из двух епископов, которые представляли православие в Бельгии (были еще другие епископы, у которых были приходы в Бельгии, но они жили в других местах, поэтому их подпись была не так нужна), так вот, один из них был богословом и молитвенником. И этот богослов уступил другому - митрополиту Вселенского патриархата (до сих пор в диаспоре, когда мы доходим до соглашения, принято, чтобы председательствовал именно митрополит Вселенского патриархата). Тот, кто уступил - Василий (Кривошеин) - был епископом Московского патриархата. Я сомневаюсь, чтобы сейчас мы могли дойти до такого согласия.

- Влияет ли на взаимодействие православных в Бельгии то, что с государством поддерживает отношения один представитель от всех?

- Может быть, и влияет, но косвенно.

Если бельгийское государство официально признает церковь, участвующую в жизни общества, то священнослужители получают зарплату. По-моему, это блага церкви не принесло. Но зато вторая сторона этого договора - то, что православной церкви предоставили возможность преподавать религию в государственных школах, и в этом появился настоящий опыт единства: и на уровне епископов, и даже на уровне клира и мирян появилось взаимодействие. Православные начали преподавать и, естественно, среди учеников, так же как и среди преподавателей, оказались православные всех возможных епархий и приходов.

Сначала преподаватели были главным образом из греческой епархии, потому что греческого митрополита попросили организовать это дело, но ученики, во всяком случае, с самого начала были не только греческого происхождения. И тут преподавателям пришлось осознать, что православие - это не только Греция, скажем. С этого началась какая-то деятельность, какие-то взаимодействия и отношения. Но надо сказать, что в рамках храмов и приходской жизни они до сих пор ощущаются не так сильно. Зато учителя религии встречаются, чаще всего без священников (не потому, что священники это запрещают, а потому, что священникам это не особенно интересно). Поэтому какое-то взаимодействие и единство есть, но оно в стороне от жизни приходов.

- Для страны православной культуры, скажем, для России или Румынии, проблема единства православия не стоит. Почему в целом в Западной Европе нет взаимодействия между приходами, при том, что все их члены - одной веры, все православные?

- Мне кажется, что в традиционно православных странах тоже нет взаимодействия среди приходов, так что у нас, может быть, просто проблема усугубляется еще и тем, что есть разные национальные традиции, которые существуют скорее на уровне привычек, есть разные менталитеты. Но проблема общения - она более общая, дело не только в разном происхождении или разных традициях.

Почему нет взаимодействия - это очень сложно объяснить, и это не везде так. Во Франции это не совсем так. Там не было и до сих пор нет такого влияния государства на жизнь церквей, как в Бельгии, и, тем не менее, в какой-то степени православие объединилось. С одной стороны, оно объединилось в местном соборе епископов, которые иногда встречаются и вместе решают какие-то вопросы (хотя мало и довольно формально). С другой стороны, епископы объединились по просьбе мирян. И миряне, которые помогли им это сделать, продолжают общую деятельность. Так что во Франции настоящее общение, хотя и в очень маленьких масштабах, все-таки есть.

- А какого рода общение есть во Франции?

- Организовываются встречи, иногда для маленького количества людей, иногда для довольно большого. Межприходские встречи. И в организации этих встреч участвуют люди из всевозможных епархий и традиций внутри православной церкви.

- Как регулярно эти встречи устраиваются? И какого рода эти встречи? Это какие-то дискуссии?

Да, есть неформальные дискуссии, есть съезды на два дня. Такие встречи бывают довольно часто.

- Раз в полгода? или раз в два года? или раз в месяц?

Кружки, или евангельские чтения, или чтения святых отцов в Париже бывают каждую неделю в разных местах. И, как правило, они всегда собирают людей из разных приходских общин. А встречи на два-три дня бывают четыре или пять раз в год. Но это обычно небольшие встречи. Они собирают около полусотни человек. Есть встречи катехизаторов - раз в год. Есть съезд РХД - пока что раз в год (надеемся, что будет дважды в год). Есть съезды православного братства - один большой каждые три года, но в последнее время возобновили традицию этого братства организовывать встречи каждый год. Так что в этом году будет встреча, скажем, 300 человек.

Есть еще «друзья преп. Силуана», они тоже собираются раз в год, в сентябре, на встречу в 100 человек. Есть друзья Афона. Это разные не то что традиции, а стили... Те, кто участвует в одной встрече, может быть, будут чувствовать себя не так хорошо, участвуя в другой. Но некоторые участвуют во всех, это очень открыто.

- А кто такие друзья Силуана?

- Это, главным образом, православные, но среди них есть и католики, и протестанты. Это общество, которое чтит память прп. Силуана и его ученика о. Софрония (Сахарова). Они живут, как правило, общей молитвой Иисусовой, т.е. обращаются к этой молитвенной практике не самостоятельно, а вместе: у всех есть опыт этой молитвы, и они все ее читают. В этом обществе официально записано несколько сотен человек или, может быть, даже больше, а на встречи приходит еще больше, хотя они особенно рекламой не занимаются (иначе было бы еще больше, потому что Силуан влечет за собой очень многих, и это было бы сложно). Я на эти встречи попадала как-то случайно, узнавала через кого-то. Они всегда пускают, если придешь. Конечно, среди них есть люди очень разные, каждый живет с этим по-разному - с памятью преп. Силуана.

- Хотелось бы, чтобы Вы рассказали, как в западноевропейских странах сосуществуют разные конфессии, как они взаимодействуют друг с другом.

- Католики и в Бельгии и во Франции очень хорошо относятся к Православию. Скажем, простые миряне без образования о православии ничего не знают, потому что православных в Бельгии и во Франции очень мало, но икону Рублева «Троица» они все знают, потому что она у них теперь в каждом храме. «Отче наш» они часто поют по Римскому-Корсакову (по-французски, конечно). Некоторые знают, что эта мелодия - из России, некоторые не знают, и когда услышат это вдруг у православных, причем по-славянски, говорят: «А, вот это они у нас взяли!» и очень радуются. Так что есть не только благосклонность и помощь, но есть глубокий интерес и какое-то влияние - наверное, очень тихое.

Православным часто помогают найти себе храм, и я никогда не слышала, чтобы Католическая церковь отказала в помощи в этом или в чем-то другом. Без всякой речи о какой-то конкуренции или прозелитизме просто отдают помещения, не задавая никаких вопросов: ведите свою деятельность, хотите заниматься катехизацией - занимайтесь. Даже довольно часто бывает, что католики говорят (и среди них и священники): «Если вам удастся обратить кого-то в православие - спасибо за то, что эти люди будут христианами». (Они, конечно, не говорят о католиках, но о людях некрещеных или неверующих). И мы тоже со своей стороны делаем, что можем. Дела хватит для всеЕсть м. Много людей, которые о Христе ничего не знают.

Беседовала Анна АЛИЕВА

Фото с сайта http://www.aartsbisdom.be

КИФА №19(57) декабрь 2006 года

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!