gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Между прошлым и будущим arrow «Европеец» и «Москвитянин»
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
30.10.2014 г.

«Европеец» и «Москвитянин»

Так назывались журналы, которые в разное время издавал И.В. Киреевский. Славянофильский кружок распался 150 лет назад, но мысли и труды славянофилов продолжают занимать нас и сегодня

И.В. Киреевский
И.В. Киреевский

Иван Васильевич Киреевский - один из первых русских фило­софов, современник Пушкина, Баратынского, Языкова, вместе со своим другом и единомышленником А.С. Хомяковым стоял у истоков славяно­фильского движения.

Отец

«Род Киреевских принадлежал к числу самых старинных и значительных родов Белевских и Козельских дворян. Одно из поместий, принадлежавших роду, было село Долбино - в 7 км от г. Бе­лева- где прошли первые годы Ивана Васильевича. Его отец, Василий Ива­нович, собрал прекрасную библиотеку, владел пятью иностранными языками, в молодости много переводил, сам печатал романы и другие литературные произве­дения того времени, но по преимуществу он занимался естественными науками, физикой, химией и медициной; охотно и много работал в своей лаборатории; с успехом лечил всех, требовавших его помощи. Он служил в гвардии и вышел в отставку секунд-майором; в 1805 году женился на Авдотье Петровне Юшковой. В 1812 году перевёз всю свою семью в Орёл. Здесь и в Орловской деревне своей (Киреевской Слободке), в 3 верстах от Орла, он дал приют многим семействам, бежавшим из Минска, Смоленска, Вязь­мы и Дорогобужа; взял на себя лечение, содержание и продовольствие 90 человек раненых русских, с христианским само­отвержением ухаживал за больными, брошенными французами, - и на подвиге христиан­ского сер­доболия, зараз­ившись тифозною горячкою, скончался в Орле 1 ноября 1812 года. После него остались два сына - Иван (родился в Москве 1806 года 22 Марта) и Пётр (родился в Долбине 1808 года 11 Февраля), и ещё дочь Мария (род. 1811 года 8 Августа), на руках своей матери, овдовевшей на 23-м году жизни»1.

Всего несколько строчек из биогра­фии человека, но какие вопросы такая жизнь поднимает! Кто такой состоявший­ся человек? Какова иерархия ценностей в жизни? Никакая забота о благополучии детей и семьи не остановила Василия Ивановича от выполнения христианского и человеческого долга! Как многие сейчас стыдятся прийти на деловую встречу в одежде не того бренда или подъехать на недостаточно дорогой машине. Иван Ва­сильевич Киреевский, которому посвя­щена эта статья, сын Василия Ивановича, в своей статье «XIX век» (1832г.), пыта­ясь определить сменяющиеся тенденции европейской культуры, писал: «Обще­ство, униженное до простонародности, старалось возвыситься блеском внешнего великолепия и пышности»2

Человек, живущий только ради себя и своего комфорта, воспринимался как бездарь и недоросль. Даже характери­стика несостоявшегося не относилась к такому типу людей, поскольку предпо­лагала стремление к стоянию. Понятие о необходимости служения было одним из ведущих в русской культуре.

Воспитание и образование

После смерти Василия Киреевского Василий Андреевич Жуковский, близкий родственник его вдовы, Авдотьи Петров­ны Киреевской, переехал в Долбино и провёл два года, воспитывая маленьких детей. В семь лет Иван так хорошо играл в шахматы, что многие офицеры боялись ему проиграть. «Десяти лет Киреевский был коротко знаком со всеми лучшими произведениями Русской Словесности и так называемой классической Фран­цузской литературы; двенадцати лет он хорошо знал Немецкий язык»3. До пятнадцатилетнего возраста Киреевские оставались безвыездно в Долбине; у них не было ни учителей, ни гувернеров; они росли и воспитывались под непосред­ственным руководством матери и отчима. В 1817 году А.П. Киреевская вышла замуж за Ал.Ан. Елагина. Елагин, горячо и нежно любивший Киреевских, был их единственным учителем до 1822 года. Киреевский развивался быстро, не говоря о том, что он ещё в деревне прекрасно выучился французскому и немецкому, коротко познакомился с французской и немецкой литературой, перечёл множе­ство исторических книг и основательно выучился математике. Когда Елагины переселились в Москву для дальнейшего воспитания детей, молодой Киреевский явился (1822г.) в кругу своих сверстни­ков знакомым со многими положениями тогдашней германской философии. В Москве Иван Васильевич продолжал обучение древним языкам.

Друзья

Товарищами Киреевского были Д.В. и А.В. Веневитиновы, В.П. Титов, С.П. Шевырёв, И.С. Мальцев, Н.А. Мель­гунов, С.А. Соболевский и многие другие. Из них составился круг его первых друзей, и к нему примкнули выпускники Московского университета Н.М. Рожа­лин, М.А. Максимович и М.П. Погодин. Это было время расцвета русской литера­туры, ознаменованного яркими успехами Пушкина, наряду с которым блистали ярчайшие поэтические имена Баратын­ского, Языкова, Дельвига, Веневитинова, Хомякова.

Одновременно с деятельностью литературной появилась и деятельность философская, которая впервые в русской истории сыграла значительную роль в формировании целого поколения. Воз­растание философской активности во многом обязано влиянию Шеллинга в русской просвещённой среде. В Москве выпускник Московского университета князь В.Ф. Одоевский собирал у себя не­большой круг молодых литераторов, во имя Любомудрия, к которому принадле­жал и Киреевский со своими архивными сослуживцами, среди которых был Д. Ве­невитинов. Про последнего говорили, что он рождён для философии ещё больше, чем для поэзии. В 1826 году Пушкин так близко сошёлся с Веневитиновым и его товарищами, что они основали новый литературный журнал, «Московский Вестник», под редакцией М.П. Погодина. Киреевский также готовился к литера­турному поприщу.

Задачи

В возрасте 21 года Иван Васильевич работал в архиве, за что получил упрёк от своего друга А.И. Кошелева. Мысли о задачах своей жизни Иван Васильевич подробно излагает в ответном письме к другу. Он пишет, что если бы ему при­шлось выбирать свою судьбу между уделом воина, сражающегося за свои идеалы, которому суждено умереть на половине пути, даже не зная, достиг ли он желаемого, и уделом мещанского счастья, он без колебаний выбрал бы меч. Но прилагаясь к своему времени и особенно­стям своей жизни, он ставит следующие цели: «В самом деле, рассмотри беспри­страстно: какое поприще могу я избрать в жизни, выключая того, в котором теперь нахожусь? - Служить - но с какою целью? - Могу ли я в службе принесть значительную пользу отечеству? Мне кажется, что здесь (в архивной работе. - Примеч. автора) есть вернейшее средство для образования: это возможность упо­треблять время, как хочешь. Не думай, однако же, чтобы я забыл, что я Русский, и не считал себя обязанным действовать для блага своего отечества. Нет! все силы мои посвящены ему. Но мне кажется, что вне службы я могу быть ему полезнее, не­жели употребляя всё время на службу. Я могу быть литератором, а содействовать к просвещению народа не есть ли вели­чайшее благодеяние, которое можно ему сделать? ...Мы возвратим права истин­ной религии, изящное согласим с нрав­ственностью, возбудим любовь к правде, глупый либерализм заменим уважением законов, и чистоту жизни возвысим над чистотой слога. Но чем ограничить наше влияние? ...Вот мои планы на будущее. Что может быть их восхитительнее?»4

Издательство «Европейца»

Судьба уготовала большие испытания Киреевскому на литературном попри­ще. После европейского турне и лекций Шеллинга в Берлине, в 1831 году он ста­новится издателем журнала «Европеец», в котором принимают горячее участие все его литературные друзья: Жуковский, Пушкин, Веневитинов, Языков и другие. В нём он публикует свою статью «XIX век», где пытается увидеть смену умона­строений европейского общества с конца XVIII до 30-х годов XIX века и задаётся вопросом о своеобразии русской действи­тельности, о том, что из европейского опыта нам близко и что чуждо и почему, к чему стоит стремиться. Одна из основных идей статьи состоит в сравнении состав­ляющих элементов христианских куль­тур. Особенность христианского евро­пейского общества автор видит в сплаве трёх элементов: христианства, традиций языческих народов, принявших хри­стианство, а также римской культуры, унаследованной католичеством. В рус­ском обществе не было этой последней составляющей. Отсюда разница культур и уважение к закону и праву, развитая го­сударственность и просвещенность в ев­ропейской среде. Киреевский видит раз­витие человеческой истории как развитие единого всечеловека, который мыслит, заблуждается, находит новые пути, разум и просвещённость которого достигает новых этапов. Соответственно ценность культуры данного народа состоит в том, насколько он относится к авангарду или приобщается к этому общему развитию.

Статья написана в спокойном тоне, не представляет сатиры или жёсткой критики, однако журнал имел только два выпуска, статья Киреевского была подвергнута резкой цензурной критике, журнал закрыт. Такой результат удру­чающе подействовал на И.В. Киреевско­го. Литературное поприще, к которому он себя готовил ради пользы отечества, было отвергнуто самим этим отечеством. После закрытия журнала Киреевский не писал двенадцать лет. За это время из­менился и ход его мыслей. Он сблизился со старцами Оптиной пустыни, изучал писания отцов Церкви.

Перемена мировоззрения

Вместе со своим братом Петром и А.С. Хомяковым Киреевский стоял у истоков славянофильского движения. Он увидел в западном мировоззрении слишком большое влияние рационализ­ма и вследствие этого отсутствие целост­ности восприятия общественной жизни и христианской веры. Основной идеей позднего творчества Киреевского явля­ется «цельное» мировоззрение, которое собирает в одно веру, дух, сердце и разум. Оно есть срединный путь между неве­жеством, которое ведёт к «уклонению разума и сердца от истинных убежде­ний», и логическим мышлением, способ­ным отвлечь человека от всего важного в мире. Он считает, что западное рацио­налистическое мировоззрение привело к культу телесности и материального про­изводства и одновременно к духовному порабощению человека.

Киреевский не отвергает рационали­стической философии Запада, он отвер­гает её притязание на высшее и полное познание истины.

Изменение состояния общества он видел не в построении новых систем, а в повороте сознания, «воспитании обще­ства», преодолевающем индивидуализм и рационализм. Суть этого пути - стрем­ление к сосредоточенной цельности духа, которая даётся только верой: «осознани­ем об отношении человеческой личности к личности Божества». Этому должна помочь также и аскеза - необходимый элемент не только жизни, но и филосо­фии.

Оценку исторического развития русского и европейского общества Ки­реевский поменял на противоположное. В допетровской Руси он видел теперь устроение почти совершенно христиан­ское, не подверженное индивидуализму и рационализму Запада. Он решает, что в западной культуре римская языческая составляющая победила христиан­ство. Он находит, что устроение общества на Руси в так называемые миры более соответствовало христианству: «Человек принадлежал миру, мир ему. Поземель­ная собственность, источник личных прав на Западе, была у нас принадлеж­ностью общества. Лицо участвовало во столько в праве владения, во сколько входило в состав общества»5. На Руси были монастыри, «святые зародыши несбывшихся университетов», в кото­рых изучались писания Святых Отцов, и отшельники, которые потом приходили учить народ. «Семейные отношения каждого были определены прежде его рождения; в таком же предопределённом порядке подчинялась семья миру, мир более обширный - сходке, сходка - вече ит. д., покуда все частные круги смыка­лись в одном центре, в одной Православ­ной Церкви»6.

Эта идеалистическая картина устрое­ния общества в допетровской Руси была реакцией на рационализм Запада. Родо­вое устроение общества не соответствует христианству, которое по природе своей не родовое: «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестёр, а при­том и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк14:26). До сих пор заблуждение о христианстве как родовой религии очень сильно мешает как христианству, так и роду. Разрешение этого существенного вопроса с точки зре­ния автора статьи было найдено А.С. Хо­мяковым- другом и единомышленником Киреевского, который утверждал: «Толь­ко свободный человек может являть единство». Свободный, не родовой, сделавший свой личностный выбор.

С 1839 года в доме Киреевского стали собираться еженедельные литературные встречи, на которых поочерёдно каждый должен был читать что-нибудь новое. Там Гоголь прочёл «Мёртвые души», Хомяков специально для этих встреч на­писал «Старое и новое».

В 1845 году Киреевский, при ходатай­стве своих друзей, становится издателем журнала «Москвитянин», ранее принад­лежавшего Погодину, по причине болез­ней передавшего издательство в другие руки. Многие бывшие участники «Евро­пейца» принимают участие в журнале: А.И. Тургенев, Хомяков, Языков, князь Вяземский. Но направление издания сильно отличалось от прежнего. К сожалению, из-за проблем с правом на собственность журнала, а также из-за слабого здоровья издателя вышло только три номера «Москвитянина».

В начале 1852 года Киреевский на­писал своё известное письмо к графу Комаровскому о характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России. Статья эта была написана для «Московского Сборника», издаваемого одним из молодых друзей Киреевско­го, Иваном Сергеевичем Аксаковым, и напечатана в первой книге. Второй том «Сборника» постигла участь «Европей­ца». После этого Киреевский перестал вовсе писать для печати.

В 1856 году в России вновь появилась возможность работать открыто. В Москве основался новый журнал- «Русская Беседа» - под редакцией Кошелева, с уча­стием всех друзей и единомышленников Киреевского. Все активно принялись за дело. Киреевский, получив возможность свободно писать, не боясь быть перетол­кованным, с жаром принялся за работу. Он прислал статью: «О возможности и необходимости новых начал для фило­софии». Но, к несчастью, эта статья была последней. В июне 1856 года он за два дня умер от холеры.

***

В истории русской философии влия­ние И.В. Киреевского весьма значитель­но. Он принадлежал к блестяще обра­зованным людям своей эпохи, внёсшим Любомудрие в русскую культуру. Он был одним из первых, испытавших на себе влияние немецкой философии, особен­но Шеллинга. И он был один из трёх, включая Хомякова и Аксакова, впервые переосмысливших рационалистическую западную философию в свете её влияния на общество. Он увидел, что она ведёт к утрате цельного духовного христианско­го мировоззрения через примат рацио­нализма и в конечном итоге к безверию западной цивилизации. Он противопо­ставил ей необходимость достижения цельности духа, которая даётся только верой: «осознанием об отношении че­ловеческой личности к личности Боже­ства». Надо отметить, что и сам Шеллинг в конце своей жизни пришёл к близким выводам, но последние его мысли были меньше восприняты общественностью. Таким образом, за короткое время, 20-е - 40-е годы XIX века, русская мысль в лице названных людей пережила знакомство с западной философией и очень быстро рождение своей собственной христиан­ской философии. Это и есть основная идея славянофилов. Название движению дал Батюшков, но оно неверно отражает его главную идею: они любили русский народ как менее подверженный рациона­лизму и индивидуализму Запада, видели в нём возможность христианского пути. В допетровской Руси славянофилы видели хорошую почву для возможности христи­анского общества. Но здесь между ними были разномыслия: так, Киреевский явно идеализировал допетровскую Русь в её отношении к христианству, а Хомяков остро чувствовал необходимость по­каяния русского народа ради возмож­ности идти по христианскому пути. Эти идеи повлияли на развитие всей русской мысли: они породили второе поколение славянофилов, повлияли на творчество Ф.М. Достоевского, Владимира Соловье­ва, Николая Бердяева, о. Сергия Булгако­ва и многих других.

Александра Ошарина

----

1. Елагин Н.А. Материалы для биографии И.В. Киреевского. Киреевский И.В. Полное со­брание сочинений. т. I. С.5.

2. Киреевский И.В. Полное собрание сочинений, Т. I.

3. Там же. С. 6.

4. Киреевский И.В. Полное собрание сочинений. Т. I . К А.И. Кошелеву. 1928. С. 9.

5. Киреевский И.В. Полное собрание сочинений. Т. I . В ответ А.С. Хомякову. С. 115.

6. Там же. С. 115.

 

КИФА №12(182), октябрь 2014 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!