gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Новости arrow Общий знаменатель истории
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
11.07.2013 г.

Общий знаменатель истории

24 июня в зале клуба ZaVtra на Сретенке прошла публичная дискуссия «Образ истории: запрос власти и интересы общества». Организаторами полемической встречи выступили Информационно-аналитический интернет-канал «Полит.ру» и Комитет гражданских инициатив

Image
Начало дискуссии
Какое сегодня время?

Трудно ответить на этот вопрос. Если отвечать на него, то с какой эпохой сравнивать? С другой стороны, невозможно смотреть на реалии сегодняшнего дня безотносительно  к историческому процессу. А реалии таковы, что хочешь не хочешь, а задумаешься, куда всё идет и чем это все закончится. Так, совсем недавно (в понедельник, 24 июня), несколько небезразличных к обществу и друг к другу людей решили объединить усилия в публичной дискуссии под названием «Образ истории: запрос власти и интересы общества». Инициаторами разговора выступили Информационно-аналитический интернет-канал «Полит.ру» и Комитет гражданских инициатив.

Борис Долгин - ведущий проекта «Полит.ру» - выступил и ведущим встречи представителей профессионального сообщества. Поводом для такого собрания послужила громкая история с разработкой единой исторической концепции и составлением единого учебника истории для школьников в России. «В профессиональной среде назрело понимание того, что нужна совместная рефлексия и координирующая деятельность для доведения этой рефлексии до общества», - отметил Долгин, открывая дискуссию.

Действительно, в обществе назрела необходимость для консолидации. И, кажется, в этом маленьком зале встретились люди, которые готовы взять на себя роль собирающего импульса и предложить обществу открытые принципы единства, основанные на фундаментальном интересе к своему прошлому.

Например, Никита Соколов - историк, шеф-редактор журнала «Отечественные записки» - представил вниманию пришедших концептуальную программу, разработанную неформальным объединением историков и философов.

«Прежде чем говорить о единстве исторических взглядов, нужно понять, на каких принципах мы будем достигать этого единства. Некоторые принципы мы можем предложить для обсуждения.

●    Правомерность. Непротиворечивость истории праву, понимаемому не как писаный закон, а как система регуляторов общества. Единственная непротиворечивость между гражданами нашей страны может наблюдаться в отношении Конституции, и особенно ее второй статьи.

Image
Слева направо: Николай Сванидзе, Леонид Кацва, Александр Драхлер
●    Гуманитарность преподавания. В преподавании необходимо избавиться от соблазна закономерной целеустремленной истории. Ничего, кроме человека, в истории нет. Все остальное - фикции, влияющие на общественное сознание: цивилизации, формации и так далее - это материально не существующие вещи. Это опасно тем, что таким образом преподаваемая история не будет воспитывать ответственного гражданина.

●    Моральный принцип. История свершилась, и в ней есть разные страницы. Их нельзя скрывать. Это ведет к тяжелому нравственному повреждению человека. Это нравственное повреждение ничем не может быть компенсировано в истории. А ее «темные страницы» следует рассматривать в качестве исторического урока.

●    Научность. Мы обучаем азам науки и умению пользоваться ее методами. В преподавание истории должны быть включены элементы, дающие ученику возможность получения исторических знаний: сведения об источнике, о критическом методе и так далее. Это очень полезно и в современном мире для ориентирования и для обретения полезных навыков чтения газет.

●    Антропологический принцип. Все исторические повествования сфокусированы на политической силе. В центре внимания оказываются носители высшей власти. Центр тяжести исторического повествования должен сместиться в те сюжеты, которые рассматривают культурную антропологию.

●    Объективность. Поскольку в обществе существуют разные взгляды на будущее, самые разные силы обнаруживают для себя свои образцы прошлого, образцы поведения и образцы мысли. В этом смысле никакой объективности быть не может. Объективность - это та сложная картина, которая возникает в голове у человека, который услышал разные мнения».

Интересно, что эта программа предлагалась не в качестве ультиматума, а в качестве повода  для разговора, для критики и совершенствования принципов. А там есть что критиковать и что совершенствовать. Например,  принцип гуманитарности образования сформулирован в слишком позитивистском ключе. С одной стороны, иначе преподавать историю в школе трудно, а с другой - важно сказать, что верить в разные цели и причины истории возможно, но преподавать следует, исходя из реальных научных положений.

Image
Николай Сванидзе
Или принцип антропологии. Опять же, для школьного курса сформулирован достаточно, а вот дальше нужно будет говорить не только о культурной антропологии, но  и о философской, и о богословской. Принцип объективности в своей формулировке больше похож на принцип субъективности. А наверное, стоило лишь сказать о том, что объективность - это научная беспристрастность или идеологическая неангажированность.

Ну и в моральном принципе для того, чтобы он заиграл на перспективу, стоит добавить, что замечательное предложение о рассмотрении «темных страниц истории» в качестве исторических уроков не должно быть избирательным.  Любое исключение дезавуирует сам принцип.

Александр Каменский, профессор, декан исторического факультета НИУ ВШЭ, поставил вопрос о том, как государство может преодолеть раскол в обществе.

«По Конституции, у нас президент - гарант прав всех россиян. Давайте представим себе абстрактного президента. И тогда, поскольку мы живем в расколотом обществе, власть должна быть заинтересована в том, чтобы этот раскол преодолеть. А преодолеть этот идеологически-ценностный раскол в старших поколениях невозможно. Следовательно, это нужно делать в подрастающих поколениях. В том числе через преподавание истории. Возможно ли это? Если возможно, то как? Наш президент в отличие от товарища Сталина не будет писать этот новый учебник. Скорее всего, он и редактировать его не будет. Тогда это вопрос к нам - профессиональному сообществу. А ведь ни в одной программе пока не стоит главный вопрос: зачем мы преподаем историю? Нет ключевого слова «знание». Что мы хотим получить на выходе? Какого рода знание? Ответить на это очень непросто. Дело в том, что дети, с которыми мы имеем дело в школах, - это иное, отличное от нас поколение. У них свое представление о времени и пространстве, иное восприятие прошлого, которое формируется под влиянием тех средств коммуникации, с которыми они родились, - социальных сетей. Это люди с другой психологией. Как им преподавать? Это ключевой вопрос.

С тем, что говорит Никита Павлович, я солидарен. Но нет пока единства взглядов и подхода. Опят же, употребление слова «ошибки» предполагает, что мы знаем, как надо было делать, а кто-то ошибся. Тогда между строк я читаю, что индустриализация - это достижение, а репрессии - это ошибка. А это уже было написано в резолюции XX съезда партии».

Леонид Кацва, учитель истории гимназии №1543, автор учебников и пособий по истории России, заметил, что в текущем разговоре отсутствуют школьник и учитель как объекты процесса. «Большинство современных школьников привычны к коротким энергичным текстам. Школьники не готовы стоять перед проблемами, о которых мы здесь говорим. А состояние учительского корпуса прискорбное. Многие учителя могут лишь прочитывать и пересказывать учебник. А хороший учитель обойдется без учебника. Чем слабее учитель, тем большую роль играет учебник».

Image
Владимир Дукельский
Николай Сванидзе, профессор, заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ, представил свои соображения по трем темам: работа над единой исторической концепцией, принципы преподавания истории и определение ценностных приоритетов в процессе преподавания.

«Никто не собирается тормозить и давать задний ход. На призыв Станислава Говорухина и Владимира Жириновского на заседании Российского исторического общества поспешить Сергей Нарышкин ответил, что медлить нельзя, но и торопиться тоже не надо. В новой концепции хорошо сказано и о толерантности и о включенности в мировую историю. Проблемы связаны с историческими личностями. В первую очередь со Сталиным.

Как преподавать историю? Дети будут слушать учителя, если он сильный. Не будут слушать никого, если он слабый. Будут черпать информацию из Интернета. Нужно делать интересный учебник, чтобы ребенок заинтересовался предметом. Их важно заинтересовать тем фактом, что жизнь на планете Земля началась до их рождения.

Вторая задача - научить их думать. На этот предмет ложится большая нагрузка. Умение думать, умение мыслить логически, умение связывать факты - это важнее, чем последовательное изложение фактуры.

Нужна определенная система ценностных приоритетов. Идея создания единого учебника родилась из логики объединения людей не политически, а регионально, чтобы людей в Казани, Грозном и Твери не раскалывали их взгляды. Но в этой идее никто не вывел за скобки идеологическую задачу: государство выше человека. Что значит, что дети должны гордиться историей? Гордиться можно историей предельно беспроблемной. Иначе чем гордиться? Резали людей, как скотину, - это предмет для гордости? Вывод: не нужно говорить лишнего детям. Понимаете? Ценностный фактор очень важен. Человек важнее государства, гражданин важнее державы. Это банально, но банально и в дверь выходить. Но чтобы это все доводить до дела, нужен сильный учитель, а с этим есть определенные трудности».

Ведущий научный сотрудник Лаборатории музейного проектирования РИК Владимир Дукельский рассказал о том, как видится обсуждаемая проблема из «маргинальной области исторического знания».

«Музейная версия истории не может обойтись без исторического мифа, не может быть безо́бразной и не может быть без концепции. Она должна передаваться из головы в голову. А новый учебник - это хронограф. Это похоже на ситуацию, когда досоветский и советский период выравнивали по объему. В таком случае брали героя Сусанина и делали такого же, только советского. И тогда появлялся раздел с названием «Сусанины наших дней». У нас речь идет не о стандартах, а о норме. Мы решаем, на сколько гвоздь может торчать из стула. Ни на сколько! Мы решаем, на сколько можно врать детям. Ни на сколько!

Image
Сергей Иванов
А по поводу создаваемого исторического сообщества думаю, что нужно выработать позицию исторического комментирования. Когда в романе у Дюма молодого Людовика ведут по замку, ему говорят: «Здесь убили герцога Гиза». А Д'Артаньян тут же добавляет: «Да. Кинжалом. В спину». Последняя фраза решает все. Такой гиперссылочный комментарий к учебнику, к публикации и так далее поможет вольному историческому обществу поймать за руку любого».

Введение обязательного ЕГЭ по истории Сергей Иванов, профессор НИУ ВШЭ, РГГУ и СПбГУ, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН, нашел в значительно большей степени опасным для исторической науки в России, нежели утверждение единого учебника.

«Получить знания о Сталине можно из телевизора или Интернета. А обязательный ЕГЭ по истории - это страшно. Это натаскивание ребенка по шаблону».

Многие ещё высказывались на дискуссионном вечере. Звучало мнение, что новый учебник - это лучший предмет для критики и не стоит думать, как делать его лучше. Или же ставился вопрос о том, кому адресовано послание научного сообщества, если люди заинтересованности не проявляют, а государство целеустремленно следует совсем по другой программе, зачастую в русле железных идеологем. Как иначе объяснить прозвучавший рассказ о том, как на заседании Российского исторического общества Карен Шахназаров поставил вопрос о том, что дети должны знать про своих родителей? И сам дал на него ответ: «Что родители - самые лучшие! А больше ничего не надо знать». А о. Тихон Шевкунов там же говорил: «Наши люди тем отличаются от граждан других стран, что им свойственно личное болезненное восприятие государства. Мы успехи, возвышения и проблемы государства воспринимаем как свою личную боль. Так это надо показать в учебнике! Нужно заразить этим детей! Они же наши дети! Мы болеем за государство, пусть и дети болеют». В таких мнениях Николай Сванидзе усматривает не индивидуальный подход, но «абсолютно системный», который и «будет продвигаться в едином учебнике».

Все собравшиеся были едины в том, что нужны хорошие учителя,  что сегодня важно собирать силы для достижения качества в зоне их профессиональной ответственности. Но все-таки хочется отметить, что сегодня в России, а может быть, и в мире необходима всякая консолидация. Нужен поиск путей общения и соединения человеческих усилий. Важно искать не только единства профессионального ученого сообщества, но и сообщества учителей, врачей, художников, богословов и так далее. А это объединение не может быть формальным. Формальность в нем будет губительной и потому ненужной. Это объединение может стать путем врачевания расколотости нашего общества и самого человека внутри себя, когда через поиск путей общения с другим, внимание, уважение к свободе,

Image
Зал
духовное усилие, направленное на единство, мы можем рассчитывать и на обретение собственной целостности и свободы.

Андрей ВАСЕНЁВ. Газета «КИФА»

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!