gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Первая полоса arrow Исповедничество прошлых поколений будет источником настоящего взрыва веры. Интервью с протоиереем Сергием Стаценко
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
28.11.2012 г.

Исповедничество прошлых поколений будет источником настоящего взрыва веры

Интервью с протоиереем Сергием Стаценко, председателем Просветительского отдела Ташкентской епархии

Протоиерей Сергий СтаценкоДля Ташкента, а может быть, и для всего Узбекистана храм святого благоверного князя Александра Невского имеет особое значение: он является одним из старейших в республике. Храм расположен на городском кладбище №1 по ул. Боткина, благодаря чему кладбище получило народное название Боткинского. Это кладбище известно захоронениями людей, именитых как в светском мире, так и в церковной среде. Достаточно назвать имена таких деятелей, как Д.Н. Ушаков, составитель Толкового словаря русского языка и митрополит Арсений (Стадницкий), известный исповедник, один из кандидатов на патриарший престол на Поместном соборе 1917-1918 г.

Настоятель храма св. Александра Невского протоиерей Сергий Стаценко помимо того, что несет это послушание, возглавляет Просветительский отдел епархии, а также является проректором по учебной части Ташкентской Духовной семинарии. Это совмещение служений, по словам о. Сергия, обязывает его заниматься историей края, а также поиском методов воцерковления людей, объединения номинально православных соотечественников вокруг Церкви. Обо всем этом мы и задали о. Сергию несколько вопросов.

* * *

Отец Сергий, можете ли Вы рассказать о тех, на ком держалась жизнь епархии в советское время?

Начну, наверное, несколько пафосно. Каждый из этих людей был подлинным светильником веры. Об этом свидетельствуют их современники. Лучше говорить о конкретных примерах. Так, когда в 1936 году умер митрополит Арсений (Стадницкий), многие из духовенства и мирян, томясь ужасными предчувствиями, говорили: «Всё, это конец! Нет теперь молитвенника за нас, теперь начнётся!» Так оно и случилось, предсказание было верным - вскоре наступил зловещий 1937 год...

Эти люди могли своим внешним авторитетом и внутренней молитвой удерживать ситуацию даже на уровне политическом, и с ними считались даже власти. Здесь исповедники веры были более в чести, чем в России. Одна из причин этого видится в том, что Средняя Азия отличается особым отношением к старшим по возрасту, окружает особым почетом людей, заслуживших уважение за свои труды и подвиги.

Кроме того, эта земля была местом ссылки, куда ссылались или куда бежали самые лучшие православные, и ссыльные могли более свободно вести какую-то работу ради сохранения веры в народе. Благодаря этим людям вера здесь держалась, и не просто держалась, а, может быть, даже приумножалась. Некоторые из ссыльных были ведущими иерархами Церкви, митрополит Арсений был одним из кандидатов на патриаршество - эти факты говорят сами за себя. Во всех источниках, по которым мы сейчас собираем биографию иерархов, священников и подвижников-мирян, говорится, что уровень их образования был необычайно высоким. Эти люди своим авторитетом, проповедью, словами, делами, подвижническим образом жизни сохранили, вынесли веру на своих плечах.

Знаковый пример того времени - владыка Гавриил (Огородников). Пока он был на ногах, благодаря его настойчивости в епархии сохранены были все приходы, а в некоторых местах даже открывались. Он был настоящим воином, защищавшим Церковь. Похоже, что эти войны его и надорвали. Может быть, ему нужно было вовремя уйти, но заменить его было некем. К концу жизни он тяжело заболел, и по сути дела управлять епархией начал прот. Федор Семененко, епархиальный секретарь. Более десяти приходов было закрыто. Но и тогда владыка, хоть и вынужден был лежать, до конца не уходил от управления. Если бы его не было, не было бы его молитв, закрыто было бы гораздо больше. А так закрыли в основном все-таки дальние приходы, очень маленькие, «неперспективные».

Протоиерей Пахомий Лай
Протоиерей Пахомий Лай
В своем вступлении к книге, посвященной о. Пахомию Лаю, ученику архиепископа Ермогена (Голубева), Вы пишете, что о. Пахомий - «явление уникальнейшее для Ташкентской и Среднеазиатской епархии». В чём прежде всего проявилось его ученичество у владыки Ермогена?

Помните письмо, которое о. Пахомий написал в газету в ответ на публикацию Людмилы Шейн? Он заканчивает его легко считываемым намеком, выраженным словами Исаака Ньютона, который говорил, что бывают уроды физические и бывают уроды моральные, уродство которых определяется отсутствием веры. Вспомните, ведь это были времена хрущевских гонений, и, по идее, батюшку должны были «упечь» куда подальше и очень надолго. Но промыслом Божиим Н.С. Хрущёва в тот момент сняли, и всё обошлось. Так что в первую очередь от владыки Ермогена о. Пахомий перенял бойцовский характер. В его склонности к самообразованию и к дотошному постижению сути вещей, я думаю, тоже сказался характер владыки Ермогена. Плюс еще неуемная работоспособность. Это был действительно кипящий человек. Он и умер-то на спевке, где активно «корректировал» певчих, кипятился, отпускал шутки, прибаутки, и - раз, закашлялся, упал... и всё.

Когда в епархии начала развиваться просветительская деятельность, стали устраиваться встречи с людьми в больших залах, о. Пахомий был постоянным участником этих мероприятий. Его проповеди были очень горячие, эмоциональные, доходчивые. И общение с людьми на этих встречах было таким же. Люди часто туда и ходили «на о. Пахомия».

Говоря о духовных светочах нашей епархии, невозможно не вспомнить и архимандрита Бориса (Холчева). Для нашей епархии он - один из главных кандидатов на канонизацию, и одна из основных его заслуг - это катехизация. Отец Борис оглашал в годы махрового атеизма; его авторству принадлежат замечательные катехизаторские проповеди; он автор нескольких методических разработок по катехизации. Если его канонизируют, то архимандрит Борис будет небесным молитвенником «за просвещающих и просвещаемых», и не только по Узбекистану, - он же известен в общероссийском масштабе, на уровне всей Русской Православной Церкви.

Как я поняла, это было несколько бесед со взрослыми, причем не в обязательном порядке. Те, кто желал, их проходили, тех, кто не желал, крестили так.

Именно так и было, потому что стоило бы отказать в крещении кому-нибудь из «засланных казачков», и они могли бы тут же опубликовать статью якобы от имени верующих, пошла бы «волна»... Тем не менее, говорят, на это оглашение приходило много людей. Остались свидетели - священники, миряне, с которыми он беседовал, наставлял.

Много - это сколько? И как много людей могло приходить в то время?

Насколько позволяло помещение крещальни. Было и по 10, и по 20, и даже по 30 или 40 человек, но там он уже, по всей видимости, делил их на группы. Никаких документальных свидетельств, к сожалению, не сохранилось. Отец Владимир Кондратенко рассказывал мне, что о. Борис к тому времени совсем ослеп. Он не мог служить, но оглашал, произнося всё по памяти.

Архимандрит Борис (Холчев)
Архимандрит Борис (Холчев) со своими ближними
А как сейчас проходит в вашей епархии катехизация?

Благодаря владыке Викентию, деятельность по катехизации уже обрела регулярную основу. Перед крещением во всех храмах епархии в обязательном порядке проводится 12 огласительных бесед. Это приблизительно 3 месяца. Поначалу это дело пробуксовывало, у нас, например, в храме на первое занятие, которое я назначил, никто не пришел. А на второе занятие пришло сразу 10-12 человек: видимо, во всех храмах, куда люди обращались, выдвинули те же самые условия. Сейчас у нас на каждом занятии человек 50-60, - и это с учетом того, что храм находится для некоторых в не слишком приятном месте - на кладбище. Причем приходят не только те, кто готовится ко крещению, но и уже крещеные люди. Мы стараемся проводить эти беседы в «семейной» обстановке - на каждом занятии стараемся организовать чаепитие, после основной лекции ведется диалог с оглашаемыми, по окончании каждого занятия проводится просмотр фильмов.

Если говорить об Успенском кафедральном соборе в Ташкенте, то там огласительные беседы уже давно разделены на несколько потоков в день. Недавно появились вечерние занятия в будние дни.

Эти беседы как-то связаны одна с другой, есть какая-то последовательность, углубление? Или они раскрывают по очереди разные стороны церковной жизни - богослужение, например?

Богослужение - это та сфера, где двенадцатью беседами явно не ограничишься. Если говорить о богослужении, то каждое воскресенье слушатели Огласительных бесед призываются в храм, где над ними читается молитва по окончании ектении об оглашенных. В плане передачи знаний у каждого священника свой подход в оглашении. У нас беседы - это в первую очередь толкование Символа веры. Кроме того, на каждом занятии обсуждаются нравственные проблемы, богослужебная жизнь христианина. Мы говорим о призвании человека, раскрываем понятие греха, говорим о молитве, говорим и о многом другом. Всё это совмещается. Многие темы возникают экспромтом, когда слушатели начинают задавать разные, порой очень неожиданные, вопросы. Занятия идут по 2-3 часа. И всё равно этого, к сожалению, мало. Тем не менее, лучше приучить людей хотя бы к этому уровню. Даже в таком варианте дело воцерковления православных в нашей епархии делает большой шаг вперед. Владыка Викентий в бытность управляющим Екатеринбургской епархией установил подобный порядок крещения на приходах, там в некоторых храмах проводилось по три-четыре беседы перед крещением. У нас же приобрело более интенсивный характер - может быть, в силу небольшой территории и возможности контроля.

Ограничиваетесь ли Вы в общении с людьми только огласительными беседами?

Конечно, мы стараемся этим не ограничиваться. По окончании цикла бесед из 12 лекций мы предлагаем приходить всем, кому понравилось, на воскресные собеседования, которые иногда называют «воскресной школой». Воскресные встречи - это уже другой уровень получения знаний. Занятия там тоже можно назвать катехизацией, но более глубокой, здесь мы делаем упор на изучение Священного Писания, плюс даются знания из Катехизиса. То есть проводится толкование Евангелия с одновременным осознанием людьми догматических истин.

Наверное, в связи с этим на одно из первых мест выходит проблема катехизаторской подготовки священников и их богословского образования?

В нашей епархии практически все священники - около 90 % - имеют богословское образование. Еще митрополит Владимир обязал каждого клирика поступать в Ташкентскую семинарию. Естественно, не каждому из нас дается возможность блеснуть ораторскими талантами, не каждый в череде забот находит время излагать церковное учение, поэтому в 2007 г. по нашей с Романом Дорофеевым - вторым проректором по учебной части семинарии - инициативе было создано Катехизаторское отделение. Специальный и, может быть, главный предмет - Практическую катехизацию - мне пришлось разрабатывать с нуля. Сначала это был одногодичный курс для девушек, затем двухгодичный. В прошлом году по благословению митрополита Владимира я начал читать этот курс для мужского Пастырско-богословского отделения.

А что такое «Практическая катехизация»?

Предмет можно назвать «Методы ведения катехизации». Это сугубая практика: как общаться с людьми, что делать в том или ином случае, как работать с молодёжью и т. д. Естественно, часть курса идёт под запись, но многое подробно проговаривается, например, те сложные моменты, которые могут возникнуть в работе катехизаторов. Всех коллизий описать невозможно. И в этом отношении мне помогают студенты своими вопросами по различным ситуациям.

Используя полученные знания, в Успенском соборе каждый день студенты - одна девушка и двое ребят - дежурят в качестве приходских консультантов.

Вы говорите о прежних поколениях священства, и о владыках, и о священниках как об уникальном явлении. Сейчас и священство сменилось, и время изменилось, произошла смена поколений. Можно ли сказать, что это так? Безвозвратно ли ушло прошлое, есть ли какая-то преемственность?

Мне кажется, оценку современного поколения лучше оставить поколению будущему. Нашу работу должны оценивать уже те, кто придёт за нами. Но я думаю, говорить о том, что преемственность потеряна, ни в коем случае нельзя. Церковь стоит на крови мучеников. То же самое и здесь: исповедничество прошлых поколений людей, я думаю, будет источником настоящего взрыва веры. Пусть не сейчас, пусть пройдёт какое-то время. Сначала люди привыкнут к тому, что Церковь - это значимая сила в современном обществе, а потом уже появится не подлинный интерес даже, а начнется подлинная жизнь.

У меня сложилась своя концепция жизни Церкви. Сейчас, после богоборческого режима, в Церкви должно было пройти три этапа - строительство, просветительство и заключительный, призванный продолжаться в века этап - духовничество. Строительство закончилось, я думаю, на патриархе Алексии II. Патриарх Кирилл - ярко выраженный просветитель. Пойдёт следующее поколение - будут духовники, с условием, конечно, что просветительство будет успешным. Господь дает все возможности для такой работы. Так что будущее зависит от нас...

Беседовала Ольга Борисова

КИФА №14(152), ноябрь 2012 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!