gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
25.02.2012 г.

Разговор о языке нельзя вести на уровне мифов и идеологем

25 января 2012 года в Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН в рамках XX Международных Рождественских образовательных чтений состоялась секция «Проблемы функционирования церковнославянского языка в начале XXI века» под председательством протоиерея Василия Строганова, настоятеля Храма Вознесения Господня на Никитской (Малое Вознесение) и доктора филологических наук, профессора Ирины Владимировны Бугаевой, завкафедрой русского языка и культуры речи РГАУ-МХСА им. К.А. Тимирязева.

В работе секции приняли участие более 50 человек из разных регионов Российской Федерации: Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Рязани, Нижнего Новгорода, Симферополя, Челябинска, Архангельска, Ростова, Воронежа и др. Собрание почтили присутствием и представители Сербской православной церкви.

Секция работала в два этапа. В первой половине дня состоялся круглый стол «Проблемы функционирования церковнославянского языка в начале XXI века». На круглом столе выступили протоиерей Сергий Правдолюбов, настоятель храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве; иерей Алексий Агапов, настоятель Михаило-Архангельской церкви г. Жуковского, профессор И.В. Бугаева и др. Были затронуты в достаточно полемичной форме вопросы современной дискуссии о богослужебном языке. В основном все участники круглого стола высказали мнение о необходимости сохранения церковнославянского языка как богослужебного. Была подчеркнута актуальность изучения вновь создаваемых гимнографических и агиографических текстов на церковнославянском языке, посвященных новопрославленным святым, что позволит понимать и отслеживать все изменения в церковнославянском языке, динамику его развития. Не менее востребованной сегодня является необходимость разработки академической грамматики церковнославянского языка, современного словаря, учитывающего состояние современной церковнославянской лексикографии. Высказывались предложения о создании единой церковной программы по изучению богослужебного языка и его преподаванию для разных целевых аудиторий, о совершенствовании методики преподавания, не допускающей рационального подхода к церковнославянским текстам. Одной из реальных форм совместной работы Церкви и научного сообщества могло бы стать создание научно-исследовательских центров и учебно-методических коллективов.

Сайт Отдела религиозного образования и катехизации

Комментарий участника дискуссии Кирилла Мозгова (Свято-Филаретовский институт):

К.А. МозговВ рамках круглого стола Александр Геннадьевич Кравецкий, канд. филол. наук, руководитель Центра по изучению церковнославянского языка при Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН, представил доклад «Концепции исправления богослужебных книг (в связи с обсуждением проекта Межсоборного присутствия "Церковнославянский язык в жизни XXI века")».

Он отметил, что сам факт появления документа можно только приветствовать, поскольку позиция охранительства ведет лишь к тому, что занятие церковнославянским языком останется занятием маргиналов. Проблема в том, что в документе нет четкой программы, и наша задача - наполнить его содержанием. Исправления - это данность, тексты всегда правились на протяжении веков, правятся они и современными редакторами при издании практически каждой книги. Именно поэтому важно говорить о перспективах исправления - что править, когда, как и в соответствии с какими принципами. Стоит обсуждать масштаб такого рода исправлений - от небольшой правки до серьезной редактуры.

Кравецкий предложил два возможных подхода. Был ли в истории церковнославянского языка «золотой век»? Если мы ответим утвердительно, то тогда наша задача - реконструкция (видимо, по греческому тексту). Но это путь по стопам патр. Никона. При этом, разумеется, вопрос понятности даже не встает. Второй подход он условно назвал филологическим. Согласно ему изначально признается, что наличные богослужебные тексты не имеют существенных смысловых искажений, но нуждаются в некоторых правках.

В качестве проблемы Кравецкий назвал и то, что точкой отсчета традиционно является книга, в то время как богослужение - прежде всего звучащий текст. Говоря о решении проблемы понятности богослужения - т.е. звучащего текста - мы почему-то сразу начинаем говорить о редактировании текста. Нам нужен механизм обращения к звучащему тексту - ведь даже при патр. Никоне исправленный текст читался патриарху вслух.

Профессор Ирина Владимировна Бугаева постаралась дать обзор дискуссии вокруг текста документа Межсоборного присутствия, посвященного церковнославянскому языку, и озвучила шесть вариантов, к которым, по ее мнению, сводится эта дискуссия: 1) переводить богослужение на русский; 2) русифицировать и редактировать; 3) исправлять тексты с одновременным изучением и изданием русских переводов; 4) смешанное - миссионерское - богослужение (по примеру Сербии); 5) издавать параллельные тексты; 6) ничего не менять. Собственную позицию она обозначила как недопустимость переводов - эта пристрастность сказалась и на ее комментариях. В качестве практических предложений она назвала: необходимость провести расширенное социолингвистическое исследование; необходимость повышать мотивацию изучения прихожанами церковнославянского языка; издание комментированных текстов для домашнего чтения; большую ориентированность филологического образования на изучение истории языка, особенно на литургическую поэзию; улучшение преподавания церковнославянского, поддержку авторов учебников и пособий, что особенно актуально в связи с созданием новых богослужебных текстов с новой лексикой и упрощенной грамматикой.

Еще одним докладчиком был прот. Сергий Правдолюбов. Он должен был читать доклад на тему «Еще об одной трудности восприятия церковнославянских богослужебных текстов». Однако его выступление свелось к ряду эмоциональных высказываний с привлечением авторитета ряда святых, в том числе свт. Николая Японского*, завершившихся пассажем о том, что перемены нужны «людям необразованным и последователям о. Георгия Кочеткова». При этом он упомянул и комиссию**, которой он руководил и которая вынесла о. Георгию невероятное количество обвинений, противоречащих одно другому. В качестве примера «страшного догматического искажения» он привел перевод на русский язык фразы «Это*** есть тело Мое» как «Это - тело Мое», где «опускается догматически решающий глагол-связка и заменяется на тире...» В довершение он поручился за то, что о. Георгий «не верит в Святую Троицу и Богородицу». Отец Алексий Агапов, один из ведущих, слушая его, хватался за голову, а потом сказал, что при всем уважении не может с ним согласиться, поскольку СФИ делает большое и важное дело.

Я в своем выступлении говорил прежде всего о необходимости вести дискуссию в научных рамках, а для этого стоит как поддерживать существующие проекты (например, подготовку нового полного словаря церковнославянского языка под эгидой Научного центра по изучению церковнославянского языка), так и в целом уделять особое внимание качественному подходу к изучению языка и вопросу о возможности переводов богослужения. Иначе мы рискуем вести разговор на уровне мифов и идеологем, что совершенно непродуктивно, и - как говорил А.Г. Кравецкий - останемся маргинальной кучкой...

Пришлось также напомнить, что заключение комиссии, возглавляемой прот. Сергием Правдолюбовым, не было принято церковью - патриарх Алексий II ввиду ее некомпетентности (чего стоит, например, обвинение о. Георгия... в монотеизме!) передал рассмотрение дела Синодальной богословской комиссии. СБК под руководством митр. Филарета не нашла в трудах о. Георгия ничего еретического или неправославного.

-------------

* К слову, равноап. Николай Японский (†1912) писал в своем дневнике 31 октября (13 ноября) 1903 года: «Как жаль, что не исправляют славянский текст Богослужения! Давно пора сделать это. Теперь почти половина для молящихся - точно мед в закрытых ячейках». Об этом же в «Отзывах епархиальных архиереев» говорил и свт. Агафангел (Преображенский), исповедник веры (†1928): «Необходимо немедля приступить к исправлению богослужебных книг. Язык их, сохранив греческое построение речи и словопроизводство, совершенно скрывает, а весьма часто искажает смысл и содержание многих богослужебных чтений и песнопений. Только немедленным исправлением этого языка до возможности понимания его и не учившимися славянской грамоте возможно сохранить любовь и преданность нынешнего поколения к церковному языку».

** Так называемая «правдолюбовская» комиссия занималась в 2000 г. изучением трудов о. Георгия Кочеткова. О качестве работы комиссии можно судить уже по таким фактам, как полная «непрозрачность» её работы (когда о. Георгий Кочетков узнал о том, что комиссия создана и работает уже почти полгода и позвонил её руководителю с просьбой хотя бы сказать, в чем его обвиняют, о. Сергий категорически отказался озвучить обвинения и назвал лишь количество пунктов резюме), а также решение одного из членов комиссии снять свою подпись под заключением. К сожалению, этот не признанный никем документ до сих пор распространяется в Сети как якобы церковное мнение (более того, снятая из-под него подпись воспроизводится в этих публикациях как ни в чем ни бывало). Еще больше приходится сожалеть о том, что руководитель комиссии до сих пор не признает запредельную ошибочность вынесенных ею заключений. Радоваться можно лишь о том, что некоторые из членов комиссии пусть не публично, а в личном общении, но все-таки принесли извинения о. Георгию - ред.

*** Именно так (т.е. «это», а не «сие») прозвучало в выступлении: незаметно для себя о. Сергий сам перешел на русский язык.  

КИФА №2(140) февраль 2012 года

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!