gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Конференции и встречи arrow По-новому открыть миру образ Церкви. Международная конференция «Духовное наследие матери Марии (Скобцовой)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
29.01.2012 г.

По-новому открыть миру образ Церкви

В доме Культурно-просветительского центра «Преображение» прошла международная конференция «Духовное наследие матери Марии (Скобцовой). Настоящее и будущее Церкви»

Богослов, философ, поэт, публицист, художница - все эти определения лишь в неполной мере дают представление об одаренности матери Марии. Она много размышляла о «новом возрождении церкви», о его подлинных и ложных путях. В возрождении в церкви соборно-личных и богочеловеческих начал, в «выращивании соборного организма» она видела основную задачу объединения «Православное дело». «Мы здесь являемся некоей лабораторией для России», - говорила она, призывая «молитвой окружить все пути русского творческого духа». Мать Мария прозревала эти пути и молилась о будущих духовных движениях России, которые будут способны воспринять и продолжить дело церковного возрождения.

Именно эта сторона духовного наследия матери Марии - настоящее и будущее Церкви, пути её возрождения - стала центром обсуждения на прошедшей 27 декабря конференции, организаторами которой стали Преображенское братство, Русское студенческое христианское движение и Свято-Филаретовский православно-христианский институт.

Духовное наследие матери Марии

Открывая конференцию, о. Георгий Кочетков, духовный попечитель Преображенского братства и ректор СФИ, выразил уверенность в том, что память о матери Марии живет в церкви, а сама преподобномученица становится для нас, по мере того, как мы знакомимся с ее наследием, все более близкой и дорогой. Отец Георгий подчеркнул: «Мать Мария для всех нас человек знаковый, она не просто осуществила свое служение, она открыла новые пути, открыла по-новому этому миру Церковь ... Она заново показала, что может сделать в Церкви человек, настроенный жертвенно, действующий с большой любовью». По словам о. Георгия, «соединение всего лучшего, что было накоплено иноческой и монашеской традицией, созерцательной и деятельной, с современными потребностями жизни церкви и мира, этот новый яркий синтез смогла осуществить мать Мария. Она была добрым плодом нашей русской истории, расцвела и открылась, находясь в особой атмосфере жизни - в эмиграции... Но она плоть от плоти русский человек - человек, которым может гордиться Русская церковь, без которого невозможно уже представить себе историю Православия XX века».

С докладом «Религиозное свободное творчество: историософия матери Марии и "Православное Дело" на пороге третьего тысячелетия» выступила Татьяна Викторова - доктор филологии, доцент Страсбургского университета. Говоря о творчестве матери Марии, докладчица охарактеризовала её как пламенного человека: её статьи всегда вызывали бурную полемику среди эмигрантов, она никогда не боялась вступать в дискуссии, утверждая, что истину можно обрести только «в совместном поиске, в ходе общего интеллектуального и духовного напряжения».

Так, по воспоминаниям современников, ее статья «Испытание свободой», в которой она пишет о церкви в эмиграции, независимой от государства, вызвала бурные споры: «Христос нас испытывает тем, сумеем ли мы в неприемлемых условиях, в немощах, в нашей страшной свободе найти Его там, где и не думали раньше искать». Даже Н.А. Бердяев в своей статье памяти матери Марии пишет ровно обратное: «Атмосфера эмиграции была очень неблагоприятной для какой бы то ни было творческой деятельности». Для матери Марии духовная свобода эмиграции - это «реальная свобода действий и иначе построенные неиерархические отношения, оставляющие место для равноправной дискуссии». Как отметила Татьяна Викторова, спор, диалог у нее становятся одним из ярких проявлений соборности.

Ниже мы приводим фрагмент еще одного из докладов, прочитанных на конференции - доклада Лидии Крошкиной, преподавателя СФИ и РГГУ, исследовательницы наследия матери Марии.

На конференции также прозвучали доклады канд. философских наук, старшего научного сотрудника Дома русского зарубежья им. А.И. Солженицына Натальи Ликвинцевой «Церковь жертв: свидетельство матери Марии», доктора культурологии, доцента РГГУ и СФИ Анны Шмаиной-Великановой «Еврейский вопрос матери Марии» и ученого секретаря СФИ, профессора, канд. педагогических наук Александра Копировского «Мать Мария: аскетика эстетизма».

По материалам репортажа Дарьи Макеевой

http://psmb.ru


Это наследие не позволяет нам останавливаться

Интервью с Татьяной Викторовой (Париж)

Викторова- В течение последних двадцати лет здесь, в России, стало возможно говорить о восприятии наследия русской эмиграции. Однако, как оказалось, нужно большое усилие для того, чтобы в него войти, причем не только здесь, но отчасти, как мне кажется, и на Западе. Почему так происходит? И на что здесь в первую очередь стоит направлять усилия? 

- Наверное, трудность восприятия эмигрантского наследия связана с тем, что оно очень полемично. Нет одного голоса, одной тональности - напротив, - многоголосие, спор, постоянное сталкивание мнений. В этом для эмигрантов и состоит возможность поиска истины. Действительно, истина рождается выше, чем в споре, - в этом совместном её искании, где нужны разные голоса. И даже если этот голос субъективен и кажется, что он совсем никак не вписывается в общее русло, он важен, потому что он существует.

Отсюда и сложность восприятия, потому что в современной России все-таки очень ощутимо идет определенное сглаживание, поддерживается либо одна тенденция, либо другая, и все находится в каких-то крайностях. Часто говорится, что крайности - это свойство русского ума. Русский ум, оказавшийся на Западе, не утратил этих крайностей. Это ум по-прежнему горящий, по-прежнему взрывающий какие-то стереотипы. Но он при этом гораздо более восприимчив к другой крайности. Такой феномен, как «русский европеец», по-моему, довольно четко это отражает: когда качество русского ума прививается на западную почву, это дает замечательную прививку.

Именно потому это наследие и «неудобное», ибо оно полемично и динамично. Оно призывает нас к постоянному диалогу, и главное, не позволяет нам останавливаться, не терпит подачи под каким-то вкусным красивым соусом.

При этом главным, конечно, остается опыт свободы, который обрели и осознали русские эмигранты на Западе, к которому в России еще просто не готовы - в силу разных причин, объективных и субъективных. Мать Мария писала о «страшном даре свободы», о колоссальной ответственности, возложенной на того, кто его ощутил и пронес как крест.

Наверное, главное, к чему нас призывает эмигрантское наследие, - умение слушать и слышать друг друга. Мать Мария говорила, как важно видеть в другом - человека, личность, на тебя не похожую. Ведь в этом вся радость, что это «не я». Радость услышать это «не я» и стать другим.

Беседовала Александра Колымагина


Из доклада Лидии Крошкиной

В книге жизни записаны не только подвиги Господних угодников, не только трудные пути отдельных людей. Обозначил Господь и пути народов Своих, и пути Церквей Своих. Есть в книге жизни знак для каждого времени, и каждому сроку уготована своя печать.

Мать Мария

Необходимо оговориться сразу, что доклад не претендует на полноту раскрытия пророческого видения церкви матерью Марией. Это скорее попытка его реконструировать, разгадать, осторожно интерпретировать и соотнести с тем, что мы видим сегодня.

Увидеть, почувствовать новизну нашей церковной эпохи возможно только определив ее отличие от предыдущей. Именно это, по мнению матери Марии, «дает нам возможность видеть то новое, чего сейчас от нас требует Церковь, и то, от чего мы должны сейчас освободиться». Мать Мария последовательно и внимательно рассматривает эти отличия, прозревая в прошлом те зерна, на основе которых прорастало новое возрождение церкви.

Прошлое церкви

Первый образ прошлого и настоящего церкви мне бы хотелось привести из одного стихотворения матери Марии (стихи ее многие ругают за необработанность и неотточенность, и действительно поэтическое творчество было в каком-то смысле периферией для матери Марии, но именно в поэзии напрямую мы можем найти выражение ее молитвенного опыта, ее мистических прозрений, сомнений). В этом образе мы видим церковь как мертвую невесту Христову. Образ этот шокирует и даже пугает. Приведу финальные строки:

Вихри, и смерчи, и вести

О мертвой Христовой невесте,

Об отнятой части и чести.

Туго подвязана челюсть,

На каждом глазу пятак,

Были - соблазны, прелесть...

Есть - мрак...

Здесь, бесспорно, звучит именно голос пророка, предельный и максималистский в своей оценке. Всё прошлое церкви одним мазком: «соблазны, прелесть». Такой однозначности мы не видим в других, например, в богословских сочинениях матери Марии. Вспомним статью «Оправдание фарисейства» (1938 г.), в которой она рассматривает историю церкви как «чередование мучительных и трагических подъемов» с эпохами «мерцания, блюдения огня, консервирования уже потухающих порывов». Более того, мать Мария оправдывает фарисейские эпохи, потому что они сохраняют, проносят христианские сокровища «через теснины мертвых и самодовольных эпох», в которых «есть свои праведники». Тем самым, мы видим, как несправедливы нападки на мать Марию за то, что она не видит, не почитает святости в церкви.

В своих статьях (например, в статье «Настоящее и будущее церкви»), размышляя о судьбе церкви, мать Мария отмечала, что несмотря на незыблемость нашей веры в то, что врата ада Церковь не одолеют, человеческое вмешательство порождало в истории два явления, которые искажали и искажают ее путь. Это гонения и покровительство церкви - два бича Божьих. Особенно мать Мария обрушивается на покровительство со стороны государства, которое «медленно внедряет в церковную жизнь нецерковные понятия, подменяет лик Христов». Это приводит к «отравленности церковного организма», к его «костенению», к умалению «внутренней жизни и подвига», к тому, что «количество язычества затопило христианское качество». Интересно (лично я об этом задумалась впервые), что в положении церкви в советской России оба бича как бы сходятся. Да, это эпоха гонений, но одновременно советские годы являются и временем покровительства, пусть и извращенного, выраженного в том, что власть сегодня церковь гонит, а завтра может к ней благоволить.

Но главный соблазн в истории церкви мать Мария видит не во внешней, а во внутренней жизни. Заключается он в том, что христианство становится религией личного спасения. Объединение «Православное дело» противостоит именно такому пониманию православия: «нам чужда религия личного спасения как центральной задачи христианства, нам ясно, что Христос пришел спасти всех и среди всех лично каждого, <...> нам ясно, что церковь не является самодовлеющим коллективом, а свободным союзом, основанным на любви». Мать Мария все время и своей жизнью, и словом проповеди, и творчеством, и особенно мученической гибелью убеждает нас в том, что церковь должна повернуться к миру, и в этом ее перспектива новой возрожденной жизни.

Настоящее церкви

Как видит мать Мария настоящее церкви? В процитированном стихотворении настоящее церкви - мрак. Мы знаем из Священного писания, что мрак, мрак Божий - это состояние переходное. Мать Мария - дитя переходной эпохи - рубежа XIX и XX веков, кризисного и одновременно творческого периода русской истории, разразившегося полной гибелью старого мира. Как только эти годы не называли: «испепеляющие», «страшные» (А. Блок), «умирающие» (Н. Оцуп), «сумасшедшие» (мать Мария). Н.А. Бердяев называл их «сумерками ночи», т.е. временем переходным, на исходе которого возможно и погружение в новый смысл, но и в полную тьму. Двойственность этого образа мрака мы наблюдаем и в видении матери Марии настоящего церкви.

Мать Мария свидетельствует о парадоксе эпохи, который заключается в том, что безбожное, материалистическое, гибельное время - «время по преимуществу христианское», потому что оно ставит человека пред лицом жизни и смерти, обнажает смыслы до самого дна. Когда «человечество на Голгофе», тогда все иллюзии сгорают.

Итак, настоящее церкви для матери Марии - это мрак, это власть тьмы, в которой самое трудное, но с другой стороны, самое естественное - различить знамение времени, ощутить «религиозную катастрофу, нависшую над миром». Церковь по образу Христа и его святых, по видению матери Марии, должна изменить свой взгляд на мир, осознать свой двенадцатый час, вместе с человечеством взойти на Голгофу, пройти через ад, смерть и воскреснуть. «Православное распятое христианство, - пишет она в статье «Прозрение в войне», - ждет своей Пасхи, ждет своего воскресения в силе и в духе».

Будущее Церкви

Мать Мария пророчески вглядывается в будущее. Прошлое и будущее, начало и конец как бы сходятся в ее видении. Она прозревает, с одной стороны, церковь в первозданном виде (образ великой киновии и единодушных братьев в «Жатве духа»), которая, несмотря на все искажения ее пути, продолжала жить в святых, пророках, мучениках, юродивых; с другой стороны, видит духовным оком церковь будущего (братство как «подлинно живой» соборный организм, осуществляющий «внехрамовую литургию», «проецируемую из церкви в мир»). Но, как это всегда бывает в пророчествах, образ будущего раздваивается, потому что зависит от человеческой воли, от человеческого выбора. Из статьи «Картина мира»: «или через покаяние и очищение безбожное человечество вернется в Отчий дом и засияет эпоха подлинного христианского возрождения, и оно почувствует себя богочеловечеством, или же на долгие века мы обречены власти зверя, человекобога, новой и страшной идолопоклоннической религии. Третьего не дано».

Полный текст доклада можно прочитать

на сайте Преображенского братства http://psmb.ru

КИФА №1(139) январь 2012 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!