gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Между прошлым и будущим arrow «Раскол». Живая история. Интервью с Екатериной Алексеевой
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
15.11.2011 г.

«Раскол». Живая история

Интервью с Екатериной Алексеевой, преподавателем истории Русской православной церкви (СФИ) 

В сентябре на телеканале «Россия-Культура» транслировался многосерийный фильм Николая Досталя «Раскол». Отклики, появившиеся в разных СМИ, свидетельствуют: если сам период раскола вызывает достаточно много эмоций и ассоциаций, то история развития старообрядчества и взаимоотношений между ним и Русской православной церковью не вспоминается практически никем.

* * *

Раскол
На фото - кадр из фильма «Раскол»
- Как Вам кажется, можно ли всерьез  рассматривать вопрос старообрядчества, обращаясь только к моменту раскола? Насколько важно здесь видеть ситуацию в динамике?

- Говорить об этом в любом случае нужно очень взвешенно и деликатно, поскольку опыт, когда Русская православная церковь испытала раскол внутри себя, по-прежнему остается болезненным. И при обращении к истории XVII века, и при изучении ситуации в её историческом развитии невозможно использование каких-то штампов. Здесь не должно быть громких заявлений, тут требуется предельное сочетание духовного подхода, видения того, как развивались церкви. Ведь раскол неслучайно закрепил в каком-то смысле начало синодального периода. И очень важно правильно оценивать, чему это был конец и чему - начало.

Разнообразие старообрядческих согласий, то, какой это находило отклик в народной вере и в официальной церкви - всё это вопросы, которые требуют детального и актуального исследования по каждому времени, по каждому согласию, по каждой личности. Общим остается, пожалуй, лишь то, что на протяжении практически всей истории отношение к «приверженцам старой веры» было далеко от миролюбивого и спокойного.

- Но были же моменты снятия клятв и стремления к диалогу?

- Да, но это уже ситуация XX века, после принятия закона о свободе вероисповедания. Это, конечно, очень многое изменило, и именно прошлый век дает возможность говорить о единстве Веры, о соборности. Тем более что в начале века были попытки обращения к опыту старообрядчества, к опыту общинности, соборности, какой-то традиции, например, певческой. Есть большой интерес к тому, что старообрядчество сохранило или, наоборот, продуцировало и рождало. Это одно из явлений, которое радостно изучать, потому что оно дает хоть какую-то возможность говорить о сближении веры. Хотя даже здесь есть диаметрально противоположные мнения: некоторые исследователи считают, что именно в это время все было подчеркнуто и разделено.

- А какие источники, которые говорят об истории развития старообрядчества в начале XX века, Вы могли бы здесь посоветовать?

- Можно обратиться к старообрядческой прессе, которая к началу XX века имела несколько десятков наименований, к материалам старообрядческих съездов, соборов. Это живая история, и её нужно изучать, если вы хотите всерьез обсуждать вопросы, связанные со старообрядчеством.

Беседовала Александра Колымагина


Справка

«Золотой» период истории старообрядчества совпал в России со временем подготовки Великого Московского собора Православной Российской Церкви в начале XX в. 1905 год стал годом объявления веротерпимости и дарования старообрядцам государственного, а значит, в некоторой мере, и церковного признания. Одновременно для Русской церкви этот год ознаменовался созданием Предсоборного Присутствия и собиранием столь необходимых отзывов епархиальных архиереев на положение церкви в связи с предполагаемым созывом Поместного Собора.

Старообрядцы после 1905 г. получили право открыто исповедовать свою веру, иметь своих законоучителей, строить храмы и регистрировать общины, проводить соборы и съезды.

Если во время гонений старообрядцы собирались по чрезвычайным обстоятельствам в местах, недосягаемых для полицейского надзора, то с 1900 г. до 1917 г. Всероссийские старообрядческие съезды проходили ежегодно и с 1905 г. проводились открыто. С 1906 по 1916 гг. в разное время старообрядческая периодическая пресса насчитывала 15 регулярных изданий. «Анализ светской и духовной печати показывает, что с 17 марта по 1 апреля 1905 г. не было ни одного дня, когда бы не появился хотя бы один материал, в котором положительно оценивается старообрядчество и опыт его церковного устроения». В предсоборной дискуссии нередко звучало обращение к старообрядческому церковному опыту как образцу существования церковных общин без государственной поддержки. На старообрядческий пример ссылались в вопросах о восстановлении патриаршества, в вопросе о богослужении, о месте женщин в церкви, о церковной дисциплине, о постах и др.

По материалам работы Е.А. Алексеевой «Старообрядческий вопрос в "Журналах и протоколах заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного Присутствия"»

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!