gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Православие за рубежом arrow Каждый день надо продолжать жить и открываться навстречу другим людям. Интервью с протоиереем Александром Виноградским
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
31.12.2010 г.

Каждый день надо продолжать жить и открываться навстречу другим людям

Интервью с протоиереем Александром Виноградским (Иерусалимский Патриархат)

Image- Мы понимаем, что в Израиле невозможно жить, не учитывая наличие различных верований, потому что любая неосторожность может привести к далеко идущим трагическим последствиям. Как это отражается на свидетельстве да и просто на сохранении веры?

- Это требует очень много сил. Чаще всего в Израиль приезжают те христиане, кто принял крещение во времена перестройки. Большинство пришло в церковь около двадцати лет назад. Для церкви это все равно что вчера, это в каком-то смысле не вполне церковь, лишь её начало.

У многих возникают серьезные личные проблемы. Кто-то приезжает из-за того, что его принимают и приглашают бесплатно - из-за того, что он еврей по происхождению. И оплачивают все, ведь очень сложно начинать жить здесь, когда ты уже и языка не знаешь, и культуры не знаешь - а это значит, что надо все изучать. И вот в этой ситуации пойдите объясните, что вы недавно приняли крещение. Или что вы уже давно, с детства, ходите в церковь (а такие люди тоже всегда были в Советском Союзе, особенно на Западной Украине, где многие церкви оставались открытыми). Если человек, приезжая жить в Израиль, собирается сказать, что он православный, то, честно говоря, это уже по-своему подвиг. Даже пойти в церковь здесь непросто. Воскресенье - это рабочий день. Иногда работа начинается уже в субботу вечером, около семи, когда кончается шаббат.

И получается, что люди приехали, но они приехали не в христианскую страну. Они приехали не потому, что они христиане, они приехали потому что они евреи.

Как богослов я могу сказать: да, Христос по человечеству был евреем, и можно подумать, какая связь существует между христианством и иудаизмом. Но человек, который приезжает, думает о другом: он должен зарабатывать, платить налоги, воспитывать детей, поддерживать семейные связи (в том числе и в смешанных браках)...

Сложности возникают и тогда, когда дети идут в школу, потом в армию. Какой там, в армии, может быть духовник? Очень многие духовники, православные священники, не израильтяне, не евреи, говорят: вы не смеете служить в безбожной стране. Я не шучу, именно так и говорят. Но что это значит - безбожной?

Если кто-то из крещеных евреев скажет: нам там сложно жить, чтобы там жить, надо жертвовать жизнью, это не совсем так. Но нужно просто знать - ты будешь никто. Так что люди часто скрывают свою веру, хотя все равно все знают об этом. Все снимают крестики. Кто носит крестики на территории Израиля?

- Священники.

- Нет, иногда арабы, эфиопы, потому что им полагается, это принято, этого никто не осудит...

- А у тех людей, кто ходит к вам в храм, со временем получается воцерковляться так, чтобы этих вещей не бояться?

- Это очень, очень сложно. Есть одно: со временем люди начинают чувствовать, что действительно можно что-то выражать, и не надо без конца бояться, что что-то произойдет. В нормальном случае никого не преследуют, это делают только сумасшедшие, которые иногда встречаются на улице. У меня есть прихожане, которыe служaт как православные в армии. Или дети, которые ходят в школу, теперь часто заявляют: мы православные. Кто-то говорит об этом на работе...

Но тут многое зависит от того, зачем вы это делаете, о чем вы говорите и почему. Если вы имеете какие-то претензии на то, что лишь вы в полноте спасения, то это все-таки идет от гордыни, а здесь нужно смирение. Когда вся страна читает Библию, Псалтирь и все без конца и молятся, и честно стараются так жить, вы не можете просто сказать: «Мы, христиане, лучше всех».

- Однако это трудно укладывается в понятие какой-то деятельности. Все-таки мне кажется, что для верующего человека период бездействия, пусть вызванный и сложными жизненными обстоятельствами, продолжаться всегда не может. Ведь невозможно до конца своих дней скрывать, что ты христианин?

- Да. Но многое зависит от того, как человек это делает. Надо понять - вы где. И не действовать по принципу: я такой, а ты - другой, как, например, паломники, которые встают и громко поют «Богородице, Дево» в начале шаббата... Надо просто осознать, что Израиль существует как нормальная религиозная страна.

- Какие есть пути для того, чтобы ситуацию и среду уврачевывать? Например, я узнал совершенно неожиданно для себя, что исследования в области библейской текстологии значительно способствуют иудеохристианскому диалогу.

- У нас есть один очень важный вопрос: ты кто? Это важно человеку всегда, на каждом шагу, при том, что вас тут не преследуют. Вы просто должны ответить - кто вы есть. Если я нищ и никому не могу объяснить, кто я, я - никто даже для себя, пустой звук (мы называем это - бизбуз, т.е. потеря).

Вам здесь очень сложно - и в церкви, и в обществе. Здесь, в бывшем Советском Союзе, все сложно. В церкви вам сложно, потому что вы выбрали такой путь - братство. Но в Израиле такой открытый путь вообще невозможен.

Из Америки отправляют бешеные деньги, чтобы поддерживать мессианские движения, церкви, которые объединяются вокруг того, что «Христос посреди нас, и Он существует, да, но только для нас, не для других». Служители этих церквей приезжают, а пребывание стоит денег. И у них всегда есть карточка, чтобы улететь - если война. И если что-то не устроит - они сразу улетают. Как будто говорят: «живeм на чужбине и в любой момент готовы уехать». Как это называется по-христиански?

У нас вся страна в «кипятке» (у вас тоже так, но это меньше чувствуется). Там в пустыне построили настоящую страну, восстановили культуру, язык. Язык - это ваша душа. В иврите у одного слова - масса значений. Это кипяток. Куда еще нужно поместить нашего Спасителя, когда Он у Себя на родине? Он никогда не уезжал, никого не покидал, Он умер в этой стране. Христианство на Святой земле не является сладким снoм. Столько людей приехало из всех стран, и среди них столько советских людей! 150 тысяч людей, принявших крещение в Союзе, живут на юге, в Негеве, и пропадают без окормления.

 Я уже второй год участвую в ваших конференциях, патриарх меня благословляет. Меня интересует ваше братство. Мы могли бы объединиться и немного поговорить - христиане с евреями, и уже пора, уже пора. Сколько Бог может терпеть ненависть? Это позор. Я считаю, что вам как православному братству, как христианскому движению положена особая, внутренняя миссия. Не надо ходить по улице и говорить о Христе. Но есть особенная миссия братств - исследовать историю, в том числе подойти немного и к еврейской истории. Вся хасидская традиция где родилась? Здесь. Был особый дух - в Белоруссии, на Украине. Это важно, это что-то значит. Я верю, что это только начинается, но мы не знаем, куда это ведет.

- Как правильно христианам вести себя в Израиле? Уважать и знать еврейскую традицию, вступать в диалог с иудеями. Что еще?

- Вести себя смиренно и достойно. И еще - важно понимать, что в контексте иерусалимской жизни и, наверное, жизни Израиля в целом нежелательно употреблять слово «миссия». Это связано с очень больным вопросом в истории иудаизма и еврейского народа. Дело в том, что исторически в странах Европы очень настаивали на том, чтобы евреи принимали крещение. Мой отец был евреем; он учился в Одессе. И он рассказывал мне, как батюшка (а тогда батюшка был в каждой школе) смотрел на него с ненавистью, враждебно. Моя мама в детстве пережила еврейский погром и помнила, как во время погрома монахи ходили с крестом. Нынешнему поколению сложно это воспринять. А я хорошо это чувствую, потому что всю свою жизнь прожил среди людей, которые вообще как-то ненавидели евреев и обязательно хотели их крестить.

Слово миссия, «шлихут/שליחות», сегодня для евреев имеет другой смысл: найти всех евреев, чтобы они вернулись в Израиль. Это явление давнее, это было всегда и сидит глубоко. Все молитвы еврейские - о восстановлении храма. Когда молятся о дожде - то о том, что будет дождь на территории Израиля, не в Америке, России или Африке.

Когда проповедуешь в Израиле Иисуса Христа, надо быть очень осторожным. Я видел и вижу это каждый день. Это огромная проблема - разговор, дискуссия. Христианам в Израиле это нужно знать, если они хотят крестить кого-то из евреев. A прежде всего нужно обязательно понять, что значит иудаизм.

- Нужно общаться?

- Да, если дадут. И надо терпеть. Когда люди здорово пострадали от враждебности, они не очень терпеливы. Если они видят, что вы спокойно относитесь к ним - то ничего. Жить среди евреев, учиться, работать - это все тоже было бы очень интересно.

- Т.е. даже христиане-неевреи могут жить в Израиле и общаться с иудеями?

- Да. Весь мир есть на сегодняшний день в Израиле - у нас есть даже китайские евреи.

Мы как православные люди очень часто запираемся, потому что в гнезде приятно, тут только наши люди. А у ап. Павла ничего не было. И не только у него. Вы понимаете, какая это была жизнь? Так и сегодня. И если жизнь среди иудеев сложна, то жизнь среди арабов еще сложнее, там мусульмане, которые не принимают христианство и преследуют христиан.

Единственное, что человек чувствует в Израиле, - беспомощность. Но если ты веришь, то чувствуешь, что каждый день надо продолжать жить и открываться навстречу другим людям. В другой стране человек может как-то расслабиться: я уже дома, у меня кресло, я могу спокойно посидеть, и никто не будет меня трогать. А у Сына Человеческого нет места, где главу приклонить. Победа Христа над смертью - не от этого мира, Он ходит по водам. И мы в это верим.

Беседовали Максим Дементьев,

Анастасия Наконечная

КИФА №16(122) декабрь 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!