gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Между прошлым и будущим arrow Центр духовного притяжения. Из истории одного книжного собрания
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
31.12.2010 г.

Центр духовного притяжения

Из истории одного книжного собрания

Карташев. Очерки по истории
Карташев А.В. «Очерки по истории Русской Церкви», т.1. Ксерокопия с «Тамиздата»
Заканчивающийся год был годом двадцатилетия Преображенского братства и шестидесятилетия его духовного попечителя - священника Георгия Кочеткова. И, наверное, совсем не случайно одно из событий этого года - открытие библиотеки Преображенского братства - оказалось связано и с тем, и с другим юбилеем.  Основу библиотеки (так же как в своё время основу библиотеки Свято-Филаретовского института) составила прежде всего личная библиотека о. Георгия, рассказавшего читателям «Кифы» об истории этого собрания.

Начиналось это собрание с личной библиотеки моей семьи, которую составляла в первую очередь хорошая художественная литература. В советские времена, как известно, идеология накладывала на всё очень серьезный отпечаток. Хорошие вещи если и печатались, то малыми тиражами. Они предназначались, как правило, или для очень узкого круга интеллигенции, или для еще более узкого круга специалистов, а то и просто за рубеж, и поэтому доставать эти книги было трудно, и стоили они, вообще говоря, недешево. И моя мама, которой приходилось одной воспитывать двоих детей, существенную часть своих очень скромных доходов отрывала от детей, от отдыха (мы никогда не видели никакого юга, никакого моря, об этом даже речи не могло быть!) ради того, чтобы покупать хорошие книги.

Потом библиотека стала прирастать благодаря и моим приобретениям. Где-то с шестого-седьмого класса я стал собирать открытки по искусству. Но всё это тоже было очень дорого. Одна открытка западного издания стоила после 1961 года 40 копеек, а давали мне в день на еду 10 копеек. Еще 10 копеек уходило на дорогу (по 5 копеек на метро туда и обратно). Пятьдесят копеек - ровно пять дней. То есть нужно было в течение недели экономить, ничего не есть целыми днями для того, чтобы купить одну открытку. Конечно, когда я заканчивал школу и стал интересоваться уже не только итальянским Возрождением, но и древнерусским искусством, я стал искать возможности для приобретения не только открыток, но и книг. Эти возможности значительно увеличились после 1972 года, когда я окончил институт и стал работать в НИИ.

К этому времени в моей библиотеке начали появляться книги по богословию: какие-то дарились, какие-то переписывались, перепечатывались, позже ксерографировались (купить их в то время по понятным причинам было невозможно). Подбор этих книг не был случаен. Я уделял этому очень большое внимание, и когда приходил к своим духовным руководителям, то с первого же раза спрашивал, что они рекомендуют читать в первую очередь. Я очень благодарен Богу за то, что у меня сохранились и в памяти, и в списках эти рекомендации отца Всеволода Шпиллера, отца Тавриона (Батозского), отца Иоанна (Крестьянкина), отца Виталия Борового. В этих рекомендациях были какие-то точки соприкосновения, но, вообще говоря, они были разными. Они дополняли друг друга. И я приобретал книги для моей (а потом не только моей) библиотеки именно в соответствии с этими рекомендациями, потому что очень четко знал приоритеты. Книг много, достать каждую из них было проблемой, а скопировать её - проблемой сугубой, вещью в советское время если не уголовно наказуемой, то, во всяком случае, идеологически преследуемой. И всё, что мне давали читать эти замечательные люди, а потом и другие мои друзья и знакомые, всё, что имело выдающееся значение, я старался копировать и оставлять в своей библиотеке. Я уже понимал, что надо собирать книги, что без духовной библиотеки, состоящей из лучших книг, нам прожить в церкви просто нельзя.

Тут, конечно, я должен сказать спасибо ещё и Николаю Евграфовичу Пестову, который тоже давал мне на время свои книги. Некоторые из них я держал чуть ли не годами, потому что давал читать всем своим друзьям и знакомым, всему своему кругу. И старался, чтобы кто-то из друзей их переписал или перепечатал. Николай Евграфович был из мечёвского круга, и его ориентиры были чрезвычайно важны.

Иосиф Фудель. Дневник священника
Иосиф Фудель. «Дневник священника пересыльной тюрьмы». Из библиотеки Н.Е. Пестова, самиздат.
У Николая Евграфовича Пестова я познакомился и с другими людьми - С.И. Фуделем, некоторыми преподавателями Московской духовной академии. Это всё были люди, которые не просто могли чем-то поделиться или дать книжку почитать. Они имели очень глубокий, очень выверенный духовный, церковный опыт жизни, они прошли через многие страдания, испытания и выдержали их. Они знали цену каждой книжке, каждому слову.

Таким образом, библиотека разрасталась именно благодаря тому, что углублялись интересы и внутренние потребности, мои и моего круга. И в более поздние времена, где-то с середины 70-х годов, всё это приобрело определенный вес и подбиралось специально, особенно когда мы стали пользоваться (неофициальной, конечно) возможностью ксерографирования тех книг, которые удавалось обрести в разных библиотеках благодаря многим друзьям и знакомым, о чём я всегда вспоминаю с большой благодарностью. У меня к тому времени уже родилась идея создания духовной библиотеки, которая имела бы не только личное или семейное значение. И книги стали мною подбираться уже не только для катехизических целей, не только для тех, кто начинает церковную жизнь или интересуется какими-то отдельными вопросами веры, но уже целенаправленно и всесторонне.

Сначала идея создания библиотеки, имеющей церковное значение, была невольно связана с примером той библиотеки, которую создал, хранил и в которой трудился последние свои годы Николай Евграфович Пестов. Любой мог прийти к нему и взять то, что ему нужно, особенно те вещи, которые никак официально не могли быть изданы в СССР, - рукописи, самиздат и тамиздат. А потом мне в голову пришла мысль о необходимости создания неофициального высшего учебного заведения (о братстве, конечно, тогда речи ещё не было), и мне приходилось не один год думать над концепцией института, который был, конечно, немыслим без библиотеки.

Через какое-то время мы сами стали что-то писать и печатать в различных изданиях, официальных и неофициальных. И, конечно, если бы не было библиотеки, мы не могли бы так рано начать сами писать какие-то духовные тексты. Перечитываю сейчас свою первую большую церковную статью, так называемую «герасимовскую», и удивляюсь, как много мне там уже известно (мне было всего лишь 28 лет), и думаю: откуда? Оказывается, я уже читал это, и это, и это... А если бы не было усилий по специальному собиранию самых лучших текстов, самых лучших книг, тогда, в семидесятые годы, то никаких статей, подобных «герасимовской», не могло бы появиться. Теперь оказалось, что многие наши идеи, многое в нашем опыте имеет особое, пионерское значение. Это появилось раньше, чем где бы то ни было в другом месте в православном мире, да и не только в православном. И мы можем сейчас этому только удивляться как откровению Божьему. Но без книг, без образования, без этого усилия духа и определенной, качественно сориентированной культуры ничего подобного бы быть не могло.

Так что вся эта история длилась, как вы видите, почти полвека. Когда мы сейчас стали создавать каталог, оказалось, что собралась библиотека в 8,5 тысяч наименований. Иногда я специально собирал дополнительные подразделы. Например, катехизическую литературу, которой могли бы пользоваться катехизаторы. Эта библиотека, которую я полностью передал Свято-Филаретовскому институту в 1993 году, стала основным зернышком, из которого росла библиотека СФИ. Потом институт создал свою достаточно мощную библиотеку, в неё влились и другие важные пожертвования. Теперь же, слава Богу, мы дожили до создания библиотеки Преображенского братства. И я чувствую большую радость от того, что все книги, все подарки, все пожертвования, все эти «струйки», которые сливались в один поток все эти годы, теперь образовали то ядро, которое может иметь значение уже для всего нашего братства и для его друзей.

Вообще библиотеки всегда в истории были духовными центрами. Это был именно центр притяжения, а не просто культурное явление. Поэтому создание библиотеки всегда было так необходимо, поэтому мне так хотелось сделать это быстрее и качественнее. И я надеюсь, что две библиотеки - моя и А.М. Копировского, - лежащие сейчас в основе братской библиотеки, дадут очень важную возможность научиться правильному чтению. Нельзя читать всё подряд, что ни попало в руки; это только от безысходности, от уныния можно делать, да это и приводит к унынию. Нужно выбирать главное, лучшее, качественное - причём не просто «хорошие книги». Есть миллионы замечательных изданий, всех никогда не прочтёшь. И здесь важно понимать, что идеология «хорошей книги» - это, вообще говоря, то же самое, что идеология «хорошего человека». Хорошим человеком - действительно хорошим, без кавычек, без какой бы то ни было двусмысленности - можно быть даже не будучи христианином (но если ты плохой человек, ты уж явно не христианин, не православный). То же самое и с книгой. Если у тебя есть хорошая книга, это всегда хорошо, но это ещё не то, что может быть жизнеобразующим, жизнедейственным началом. Для этого нужны ещё какие-то качества. И вот такие книги нужно иметь и читать, а не вообще быть книгочеем.

Мне кажется, что пришла пора развенчивать какие-то мифы, которые себя не оправдали в действии. Почему сейчас люди мало читают? Да потому, что они объелись просто хороших книг, у них оскомина на хорошую литературу. Им подавай или глянец, или издания «с перчинкой», «с горчинкой» или с патокой, т.е. в любом случае что-то неординарное. Почему? Потому что ординарного уже не хочется, объелись им люди! А вот те вещи, о которых я говорил, которые внутри себя в каком-то смысле по образу Священного писания и писаний отцов имеют некий духовный магнит, притягивающий душу, сердце, дух человека и преображающий его, не дающий ему потерять свои границы и свои качества, - их надо читать! Опыт показал, что таких вещей немного. Их может прочитать почти любой человек, в какой-то степени даже тот, кто не очень молод и не очень подготовлен.

Тогда человек сможет и сам что-то сказать. А это очень важно, ведь мы не должны быть просто потребителями. Настоящая православная христианская духовная книга не может терпеть человека, который к ней подходит только потребительски. Это как со Священным писанием: если ты открываешь его и хочешь, чтобы оно прозвучало для тебя как Слово Божье, ты не можешь быть только потребителем. Ты должен стать сотрудником, соработником у Бога. У тебя у самого в сердце должны быть Божье Слово и Божье Письмо. Нет этого - и Библия будет просто историческим, художественным, культурным, а то и этнографическим памятником, который читают как газету или былину, сказку или хронику давно минувших дней, или же для того, чтобы блеснуть знанием цитат, ярких общезначимых выражений, но без всякого соотнесения с жизнью.

Одно из замечательных качеств духовной культуры, христианской культуры - то, что она освобождает. В жизни существует не так много сил, которые способны помочь человеку освободиться и в обществе, и в семье, и даже в церковном приходе, в братстве и общине - где угодно, потому что любая форма может в какой-то момент окостенеть и начать порабощать человека. И нужно не с формой бороться, а с этим порабощением, которое возникает тогда, когда мы остываем в сердце своем, перестаём творить, перестаём думать об адекватности духа форме.

Духовная библиотека в этом смысле - бесценное сокровище. Это как молитва в храме. В этом смысл существования братской библиотеки, так же как библиотеки Свято-Филаретовского института или наших личных библиотек. Мы до сих пор рекомендуем общинам и братствам покупать какие-то книги - например, иметь полный набор журналов «Православная община», - потому что можно в любой момент взять любой журнальчик и им зачитаться, как это было в своё время с «Вестником РСХД», который имел такое же духовно притягательное влияние. К сожалению, наш журнал не существовал так долго, как существует «Вестник», но он в своё десятилетие сыграл свою роль и, я надеюсь, ещё сыграет. Так вот, неслучайно мы рекомендуем такие вещи иметь, а не просто прочитать, полистать и бросить или отставить на всю жизнь. Это исходит из внутреннего опыта. И в обретении такого опыта, мне кажется, суть и смысл и нашей библиотеки, и всей нашей работы.

Николай Лосский. Точка зрения
Николай Лосский. «Точка зрения». Самиздат
 

КИФА №16(122) декабрь 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!