gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и общество arrow Тамбовская голгофа. Интервью с проректором Тамбовской Духовной семинарии Виктором Лисюниным
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
18.11.2010 г.

Тамбовская голгофа

Интервью с проректором Тамбовской Духовной семинарии, кандидатом исторических наук иереем Виктором Лисюниным

А.С. Антонов
Александр Степанович Антонов, руководитель Тамбовского восстания
- О. Виктор, нас привел на Тамбовскую землю интерес к крестьянскому восстанию 1920 -21 гг. под предводительством Александра Антонова. Скажите, пожалуйста, как относятся местные жители, верующие и неверующие, к памяти об этом восстании?

О. Виктор Лисюнин: Конечно, сказать, кто прав, кто виноват, очень сложно. Истина находится где-то посередине, потому что братоубийство в любом случае ожесточает и бросает тень греха на всех участников братоубийства. Церковь старалась быть примирителем. Накануне революции в России священник играл существенную роль в жизни страны, будучи не только служителем Церкви, но и просветителем. Этому способствовала и система Церковно-приходских школ, которая была организована в 80-е годы XIX века. При этом священнослужителям была поручена регистрация в приходских метрических книгах рождения и смерти людей, их семейного положения. Приходилось организовывать в приходах медпункты, общества трезвости и пр. Но, к сожалению, из-за такой большой загруженности священнослужителей, особой государственной опеки, которая не позволяла Церкви иметь свободу действий, и из-за нерешенности накопившихся за десятилетия многих социальных вопросов катастрофа гражданской войны стала неизбежной.

Тамбовская губерния - это черноземный край, сельскохозяйственный регион с соответствующим менталитетом местного населения землепашцев крестьян - «христиан», созидателей своего Богом спасаемого края. Края, спасаемого молитвами святых угодников Божиих, земли, где много раз через чудотворные иконы и веру людей приходило спасение от засух, пожаров и различных эпидемий. Чего стоит упоминание о ежегодном крестном ходе по Тамбовской епархии с Вышинской иконой Божией Матери, когда люди явно видели Божье заступничество перед лицом страшных природных стихий и смертоносных болезней.

С приходом новой власти этот мир благочестия и веры стал рушиться, стали подмываться фундаментальные основы миропонимания. Тамбовский мужик встал на защиту своей земли. Восстание имело свою социальную базу именно в крестьянской среде. Но героизация тех, кто восстал, недопустима, потому что они тоже убивали. В одной семье могли быть и верующие, и те, кто поддерживал старое понимание мироустройства, и те, кто стал комсомольцем. Но когда начинались расправы с той или с другой стороны, то могли потребовать: у кого в семье комсомолец (или член банды), выводи одного, расстреливаем. Или каждого десятого из села расстреливали. Я думаю, что героями можно назвать, прежде всего, верующих людей, которые пытались примирить враждующих. У меня так пострадал прадед, Тихон Семенович Елагин, в с. Воронцовка Знаменского р-на. Его зарубили. Были такие случаи, когда и священники страдали, которые пытались отстоять односельчан. Таким образом пострадал отец советского писателя Николая Вирты - священник Евгений Карельский, которого расстреляли весной 1921 г. в с. Большая Лазовка. Дедушка героя Советского Союза Зои Космодемьянской - священник Петр Косьмодемьянский - был зверски избит и утоплен за то, что заступился за сельчан, у которых отбирался хлеб. Если человек верующий, то он в любую эпоху будет мучеником, будет брать на себя, наверное, грехи общества и каким-то образом пытаться умиротворить, пытаться собой заслонить эту брешь.

Памятник Зое Космодемьянской
Памятник Зое Космодемьянской
В Тамбове Голгофой гражданской войны, наверное, является Казанский мужской монастырь. Он расположен в центре города. До революции там был некрополь выдающихся людей - семей Рахманиновых, Чичериных, Воейковых, Нарышкиных. Там захоронены епископы, покоятся участники войны 1812 года. Это почетные граждане города. Соль земли тамбовской, умные люди, на которых держалась культура, развивалась наша история. И вот представьте себе: именно там стали организовывать лагерь для заложников. Ленин дал идею - брать заложников. Кого брать? Бабушек, дедушек, жен, детей. Их привозили сюда, в Тамбов. По косвенным данным можно утверждать, что эти заложники находились под солнцепеком в центре города, в Казанском монастыре, где велось следствие. Их перевезли на луг напротив Казанского монастыря за реку. Часть из них - на Покровскую площадь. Сохранились письма известных тамбовских медиков, которые писали о том, что сложилась очень опасная эпидемиологическая обстановка - жара, люди умирают, развиваются всякие заболевания. Когда в 90-х годах монастырь был возвращен Церкви, то там стали находить пробитые черепа людей, обнаружились в подвалах храмов пулевые пробоины на стенах. Когда в 1993 г. Тамбовскую епархию посетил Святейший Патриарх Алексий II, он освятил воздвигнутую в центре монастыря часовню с поклонным крестом внутри, под крестом были захоронены останки, собранные из разоренного некрополя выдающихся людей, и останки тех, кто пострадал в годы гражданской войны. За последние годы вокруг монастыря с трех сторон установлено еще три мемориала. Известный памятник Зое Космодемьянской, установленный в советское время. Фигура героини Великой Отечественной войны с винтовкой за плечом изображена на фоне монастыря. В Тамбове была традиция около храмов благословлять воинов на ратный подвиг. И этот памятник является символом защиты Отечества, тем более, что Зоя связана и с церковной историей. С другой стороны монастыря памятник антоновскому движению. Он установлен здесь в память жертвам, чья кровь была пролита на этом святом месте и потому что считается, что тела убитых братьев Антоновых были привезены сюда для освидетельствования, так как здесь была чрезвычайная комиссия. Считается, что где-то здесь у монастыря они были и закопаны. А с третьего угла Казанского монастыря, где ныне построен новый келейный корпус, совсем недавно был установлен памятник нашему великому композитору Сергею Васильевичу Рахманинову, который изображен на фоне монастыря, как будто вышел оттуда - из той древней духовной истории. Его постамент - это как бы гранитный обломок большой набережной, великой империи. Он смотрит вдаль, как будто прощается с великой страной, великой историей. С.В. Рахманинов многие годы жил и творил на Тамбовской земле, отсюда он и уехал в эмиграцию. Все эти три памятника символизируют три исхода. Кто-то уехал в эмиграцию, но сохранил веру и любовь к Родине. И мы знаем - тот же Сергей Васильевич, начиная с 1941 года, свои деньги, и немалые суммы, отсылал сюда. Какая бы Родина ни была, но она всегда была его Родиной, и это был его народ. Другой исход - это те, кто положил свои головы за свою традицию, свою землю. А в лице Зои Космодемьянской можно увидеть олицетворение молодого поколения, которое пусть в новых условиях новой страны сохранило идеалы героизма и самопожертвования ради будущего своего Родного Отечества.

Если мы с вами зайдем в здание Тамбовской епархии, то увидим над входом мозаичную икону - панно, где изображается последний архиепископ Тамбовский. До 1918 г. это был священномученик архиепископ Кирилл (Смирнов), который стал потом митрополитом Казанским. А в 1944 г. сюда приезжает прославленный хирург архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). А между этими двумя епископами - с 1918 по 1944 год - Голгофа. Тамбовская Голгофа, которая включает в себя, прежде всего, конечно, крестьянское восстание. Впоследствии все реформы шли за счет крестьянства. К чему они привели? К демографическому спаду, к тому, что общинное мироустройство пришло в упадок, к переезду большинства крестьян в города, и как следствие - к разобщенности.

Те кризисы, которые происходят, это, прежде всего, кризисы мироустройства, и именно связанные с идеологией. Поэтому, конечно, изучать эту трагедию надо. И видеть многие ее грани. Ведь у России часто бывали смутные времена. Когда происходил кризис в душе, когда переставали доверять друг другу, верить в единые нравственные ценности, тогда и происходило разобщение на материальной основе, тогда и наступали смутные времена... И заканчивались они лишь тогда, когда начинали относиться друг к другу на основе веры, любви, милосердия, снисходить друг ко другу, понимать, что все мы виноваты, понимать, что не один кто-то виноват. И только сообща покаявшись, возможно что-то изменить, тогда наступит время, благоприятное для России. И сейчас часто мы живем сами по себе, не замечая того, что теряем нити единства, общего служения Отечеству, служения обществу, которое должно идти через служение Богу. Познав Бога в своей душе - никогда не сотворишь зла другому. Эта идея, к сожалению, сегодня на втором плане. То есть мы говорим об этом, но что это такое - «служение», что  такое «тяготы друг друга носите и так исполните закон Христов» (Гал. 6:2), к сожалению, мы не знаем. Почему? Потому что то мироустройство, за которое, наверное, боролись крестьяне, - приходское мироустройство, общинное - оно, к сожалению, уничтожено. Хотя вокруг храмов, приходов, вокруг каких-то общинок или общественных организаций, которые связаны с милосердием, социальным служением, многие люди пытаются что-то такое возродить. Дай Бог, чтоб это было.

 - Нашу газету издает Преображенское содружество малых братств. Оно состоит из небольших общин по 15-20 человек, и поэтому Ваши слова о необходимости возрождения общин в Церкви и обществе нам близки и понятны. Наши общины собираются в результате катехизации, т.е. люди, вместе прошедшие оглашение, потом сохраняют между собой отношения. А как Вы видите путь возрождения общин в Церкви?

О. Виктор: Сегодня, надо сказать, это возможно в разных сферах: могли бы помочь и церковноприходская школа, и воскресная школа, и братство. Сейчас Святейший Патриарх призывает всех нас к миссионерскому служению, быть миссионерами в обществе, в семье, в своей работе - добрыми делами поддерживать друг друга. Поэтому у нас в епархиях организуются и приходские отделы, вокруг которых объединяются люди разных возрастов из приходов. Понятно, что здесь нужно еще что-то большее, сразу мы это не создадим, к сожалению. Но в Евангелии есть хорошее уверение Спасителя, Который говорил: «где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них» (Матф. 18:20), поэтому трое, четверо, пятеро человек уже хорошо, небольшая воскресная школа уже замечательно.

Памятник Сергею Рахманинову
Памятник Сергею Рахманинову
- Вы имеете в виду воскресную школу для детей или для взрослых?

О. Виктор: Воскресные школы до революции всегда были для взрослых, а сегодня воскресная школа воспринимается как дополнительное образование. Я имею в виду воскресную школу для разных возрастов, начиная с пожилых, которые часто ходят вместе с внуками, и заканчивая маленькими детьми. Механизмы можно найти разные, у нас по благословению Владыки Феодосия ведется просветительская работа среди молодежи. В Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина, например, есть домовый храм мчц. Царицы Александры, мы пытаемся на его основе объединять сообщество преподавателей и студентов. Благо, что в этом нам помогает и руководство университета, и общественность. Понятно, что суета современного мироустройства, к сожалению, разъединяет нас, но в какие-то моменты мы объединяемся: раз в месяц, в неделю созвонились, что-то организовали, и это уже позволяет нам ощущать некое единство и помогать друг другу. Вместе согласовываем планы, организуем мероприятия. Поэтому, я думаю, ничего не нужно придумывать сверхъестественного, только надо не забывать что наша цель - не погоня за красивыми словами и внешними формальными формами общественной организации, а всё-таки сохранение истинной жизни...

 - Мы все студенты или выпускники Свято-Филаретовского института, и нам, конечно, очень интересно, как устроено образование в вашей семинарии. Кому дается это образование? Могут ли это образование получать миряне? И, вообще, какова с Вашей точки зрения роль богословского духовного образования в решении тех задач, о которых Вы говорили - созидания общин, преодоления разобщенности?

О. Виктор: Семинарии были древнейшими высшими учебными заведениями в России. Вообще Церковь - это первый институт, который занимался просвещением, просветительством в широком смысле, не разделяя понятия «образование» и «воспитание». К сожалению, мы с вами помним, что в 90-е гг. от воспитания вообще ушли. Слава Богу, что сегодня государство возвращается к прежним нормам.

Нашей семинарии в этом году 231 год. В прошлом году был юбилей - 230 лет со дня ее основания, в этом году пятилетие её возрождения. С 1990-х гг. у нас было училище, более 10 лет шёл некий подготовительный этап к тому, чтобы возродить семинарию. Ректор Тамбовской Духовной семинарии, епископ Тамбовский и Мичуринский Феодосий, пытается объединить здесь все лучшие силы, у нас преподают преподаватели из ведущих тамбовских вузов, кандидаты, доктора наук. Конечно, это классическое гуманитарное образование. У нас есть пастырское отделение, готовящее священнослужителей, и регентское отделение для будущих руководителей хора или просто певчих. Специального катехизаторского отделения у нас нет, но в принципе та сумма знаний, которая дается на пастырском и на регентском отделениях,  фактически достаточна для того, чтобы человек мог стать и катехизатором, и преподавателем церковно-приходской школы. Причем у нас сейчас в епархии идет процесс аккредитации воскресных школ. По России это новый опыт взаимодействия Церкви, общества и государства. Эти школы будут считаться учреждениями дополнительного образования в системе образования. Поэтому наши выпускники вполне могли бы и там найти себя и даже получить какую-то социально-экономическую поддержку со стороны государства и общества. Мы пытаемся быть не только образовательным учреждением, но и общественным институтом, широко взаимодействуя с различными общественными организациями и государственными учреждениями. С самого первого курса наши абитуриенты сразу же идут на практику. Они становятся чтецами, певцами, участвуют в презентациях, конференциях, т.е. они видят своё будущее служение не только со школьной парты, но и из практики жизни. У нас, например, воспитанники семинарии помогают священнослужителям в организации мероприятий просветительской и социальной направленности, участвуют в работе с осужденными. Священнослужитель епархии едет в тюрьму, он берет с собой певчих, семинаристов - кто-то пономарит, кто-то поет. Все они видят жизнь, уже понимают, как надо разговаривать с людьми. В течение пяти лет семинарии многие из студентов уже становятся пастырями. Это отличает семинарию от схоластичного классического образования, потому что все идет параллельно: и теоретическое обучение, и практика. Церковное образование помогает молодому человеку - будущему пастырю - обрести крепкую дорогу веры, постичь практику жизни и повести за собой людей ко Спасению. 

Беседовала Вера Карулина

КИФА №14(120) ноябрь 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!