gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Конференции и встречи arrow Способность нести высшие дары напоминает о кресте. В Москве прошла международная конференция "Старшинство и иерархичность в церкви и обществе"
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
26.10.2010 г.

Способность нести высшие дары напоминает о кресте

В Москве прошла международная конференция «Старшинство и иерархичность в церкви и обществе»

Первый день конференции

Конференция Старшинство и иерархичностьОколо тысячи человек - в основном священнослужители и миряне Русской православной церкви - собрались в конференц-зале Российской государственной библиотеки на традиционную ежегодную конференцию Преображенского братства. Сама по себе юбилейная, двадцатая, она оказалась связанной и с двадцатилетним юбилеем организовавшего её братства, объединяющего несколько тысяч человек из разных городов России и ближнего зарубежья.

Конференция началась со вступительного слова ведущего пленарного заседания, проф.-свящ. Георгия Кочеткова. Он подчеркнул, что тема старшинства и иерархичности имеет отношение к множеству сторон жизни, потому что подобные категории присущи как природе вообще, так и обществу, и жизни каждого человека. В этом смысле, в частности, важно видеть различие между старшинством и иерархичностью, о чем в современном социуме зачастую забывают.

Профессор Свято-Филаретовского православно-христианского института Д.М. Гзгзян в докладе «О порядках бытия и духе жизнеустройства» поместил категорию «порядка» в контекст исторических, культурных и онтологических представлений человека, указав, что понятие иерархичности, зародившись в условиях античного язычества, было в переработанном виде воспринято средневековыми христианскими мыслителями и постепенно воплотилось в устройстве церкви и общества в целом.

В античных представлениях порядок тесно связан с представлением о космосе как мировой гармонии и о его антиподе - хаосе. Исходя из этой логики, ясно, что человеку нужно отдаляться от хаоса и приближаться к гармонии. Но все не так просто. Понять эту красоту, а значит, и истину и приобщиться к ним возможно лишь достигнув экстатического состояния. Напряжение между порядком и экстазом находит выражение у Ницше, который ставит его основой творческого импульса. Но чуда, как подчеркнул профессор Гзгзян, может и не произойти, а зияние хаоса может обернуться зиянием пустоты, страха и смерти.

В то же время с библейской точки зрения человек неизбежно будет выпадать из любой построенной им системы. Адам изначально был создан не функцией, а распорядителем, хранителем и возделывателем, он был изначально призван творить этот мир - как вокруг себя, так и внутри. Таким образом, человек - мера порядка, и над ним, в идеальном случае, не довлеет естество порядка природного. Однако, несмотря на высокое призвание человека, в реальности любой порядок, например, социальные системы, в отличие от природных оказываются далекими от совершенства.

Путь выхода из омертвения иерархичности отношений, по словам докладчика, указан нам в Евангелии: самое высокое должно оказаться внизу и доказать, что оно способно стать основой. Именно жертвенность определяет новый порядок. Крест и Воскресение универсальны в том, что открывают собой новую реальность жизни, новое качество порядка, иерархию харизм.

Давид Гзгзян и прот. Павел Адельгейм
Давид Гзгзян и прот. Павел Адельгейм
В своем докладе «Две природы власти» протоиерей Павел Адельгейм выделил две формы власти - библейскую власть старшинства и небиблейскую власть начальства. Если пример первой мы видим в образе отца, стоящего во главе рода, чья власть выражается в любви и заботе и встречает в виде рецепции доверие и согласие, то во втором случае мы имеем дело со строгой вертикалью власти. Иную природу имеет власть, которую приносит Христос. Какая эта власть? Как Сам Христос понимал данную ученикам власть? Евангелие, напомнил отец Павел, запрещает обладать человеком, использовать его для своих целей. Содержание власти, которую предложил Христос, - служение в противовес обладанию.

Мыслитель, переводчик, поэт О.А. Седакова в докладе «Иерархия в природе вещей» рассуждала о врожденной интуитивной способности человека воспринимать иерархичность бытия. Категория иерархичности изначально присуща человеку так же, как и чувство нравственности. В этом смысле в категориальном аппарате современного человека это понятие оказывается редуцированным. В современной культуре для человека нет более неприятного представления, чем иерархия, порядок, отцовство, старшинство. Современный человек хочет считать главным героем только себя. Иерархичность как порядок разрушают на разном уровне художники, мыслители, общественные деятели, желающие видеть структуру общества как можно более горизонтальной, гомогенизированной. Да, человеку трудно встраиваться в иерархию, прежде всего потому, что для этого нужно быть частью чего-то, а онтологически человек - всегда целое. Но, тем не менее, говорить о полном равенстве неверно, потому что как только у некоторой общности появляется некая цель, задача, выстраивается определенная естественная иерархия (например, если нужно выкопать яму, сразу выявляются и те, кто лучше копает, и те, кто лучше организует процесс).

Продолжая мысль докладчика, проф.-свящ. Георгий Кочетков сказал, что значение единого дела и единой цели имеет порядкообразующее значение и этот опыт слишком недооценен современным человеком, живущим в раздробленном мире и протестующим против всякого единства.

Далее на конференции были представлены доклады, соотносившие христианский и нехристианский опыт старшинства и иерархичности. Ведущий научный сотрудник Института восточных культур РГГУ и доцент кафедры религиоведения СФИ А.В. Журавский в своем докладе «Справедлива ли оппозиция "иерархичное христианство" и "неиерархичный ислам"» выразил сомнение в точности распространенного утверждения о том, что ислам, в отличие от христианства, неиерархичен. Он рассказал об опыте формирования духовной мусульманской элиты - улемов, включающих в себя знатоков закона, судей, имамов, мулл, шейхов, учителей и др.

Начальник ивритоговорящих и славянских приходов Иерусалимского Патриархата, настоятель Свято-Никольского храма в Иерусалиме протоиерей Александр Виноградский рассказал о том, что «коэн» (священнослужитель) в переводе с еврейского - это направление, движение, поэтому священник - это не просто тот, кто стоит пред Богом, но тот, кто движется, уподобляясь в этом Богу, о Котором никогда нельзя сказать, что Он стоит на месте. Нужда в иерархичности, структуре, порядке возникает тогда, когда человек не может долго находиться пред Богом лицом к лицу. Так появляются служители Божьи. Если кто-то может служить Богу - это потому, что Дух Святой что-то поменял в этих людях, не обязательно сделал лучше - но сделал их такими, что они могут служить. Обратившись к священной истории, отец Александр напомнил о том, что человеку нужно учиться жить в мире и со смирением взывать: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыка...»

Руководитель отдела качественных исследований «Левада-центра» А.Г. Левинсон (тема доклада «Проблематика старшинства и статуса в отношениях в российском обществе по материалам "Левада-центра"») рассказал о феномене российского общества, которое при критическом отношении к власти во всех опросах крайне положительно относится к главам правительства или государства, рейтинг которых в течение многих лет не опускается ниже 60 процентов. По мнению докладчика, это вызвано совсем не культом личности, как это может показаться на первый взгляд, а тем, что секулярное, безбожное общество таким образом выражает некоторые чувства по поводу самого себя, фактически - обожествляет себя.

В завершение первого дня работы конференции председатель Преображенского содружества малых православных братств В.В. Коваль-Зайцев представил новые издания: интервью проф.-свящ. Георгия Кочеткова «Равенство и неравенство в современных церкви и обществе» и второй том альманаха СФИ «Свет Христов просвещает всех», посвященный истории церкви.

Конференция Старшинство и иерархичность
На пленарном заседании в конференц-зале РГБ

Второй день конференции

Г.Б. Гутнер, д-р филос. наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, зав. кафедрой философии и гуманитарных дисциплин СФИ в докладе «Общественная ответственность и социальная иерархия» говорил о двух сферах отношений, связанных с человеческой деятельностью и определенным устроением общества, которые философ Юрген Хабермас называл «ойкос» и «койнос».

Примером «ойкоса» является римская семья-фамилия с жесткой иерархией и прагматичностью. При этом власть главы такой семьи - патрона - была опосредована и частично делегирована другим членам фамилии (Позднее это было переосмыслено как система суверенитета: суверен делегирует власть низшим членам общества, и эти низшие отвечают только перед высшими. В средневековой Европе высший суверен отвечал перед Богом. В современной Европе высшим сувереном провозглашается народ). Вторая же сфера отношений в человеческом обществе - это «койнос», непрагматическая деятельность, связанная с дружескими отношениями равных, с другим типом ответственности - перед другим как перед равным.

В дискуссии после доклада декан факультета социологии РГГУ, канд. филос. наук А.А. Игнатьев заметил, что «сакрализация койноса, его противопоставление прагматическому ойкосу» - это западная идеология, зачастую выражающая стремление вести паразитический образ жизни, так называемая «философия рантье». Проф.-свящ. Георгий Кочетков в своем коротком выступлении дополнил докладчика, отметив важность еще одной пары, кроме пары «труд - общение»: это пара «общение - служение», ведь служение - это не только труд в общем смысле. В церкви есть также область послушания - это уже не область труда, но и ещё не служение, а путь возрастания в служении.

Б.А. Воскресенский, канд. мед. наук, зав. кафедрой естественнонаучных дисциплин СФИ, в докладе «Здоровье и болезнь, врач и больной, общество и медицина - иерархия или партнерство?» коснулся иерархических и неиерархических отношений врача и пациента. Здоровье и болезнь образуют некую иерархическую пару (высшее и низшее состояние человека). Во время психической болезни происходит распад душевных структур человека - воли, мышления, эмоций, и врач действительно имеет власть над больным, которого исцеляет, которому помогает. С другой стороны, есть темный двойник этой реальности - зловещее упоение властью.

Важно помнить, что в больном пребывает «внутренний врач» - воля к исцелению, что больной имеет право на определенную свободу, имеет право болеть, и врачу нужно преодолеть равнодушие и видеть реальность другого человека, преодолеть пассивность, безволие, но избежать и насилия.

Отвечая на вопрос «как преодолеть опасность упоения властью», Борис Аркадьевич вспомнил слова С.С. Аверинцева: «Мы делаемся всё более виноватыми, у нас есть опыт прошлых веков, мы не можем относиться к жизни так, как наши предшественники». Если мы знаем о злоупотреблениях тоталитаризма, то выход - это развитие, рост рефлексии, осмысление жизни.

Зав. кафедрой церковно-исторических дисциплин СФИ, канд. ист. наук К.П. Обозный, опираясь на материалы Псковской епархии (1945-1950 гг.), рассказал о том, как влиял институт уполномоченных по делам РПЦ на решение вопроса старшинства в церкви и обществе в период «нового курса». В послевоенное время в Псковской области работа уполномоченного (офицера НКВД) иногда парадоксально выглядела как помощь церкви. Когда председатели колхозов, совхозов отбирали ключи от храмов и делали там склады и мастерские, уполномоченный иногда отдавал здания обратно. Местные власти часто превышали полномочия - например, заставляли священников пахать и сеять на церковных лошадях, отбирали церковные земли, а уполномоченный разрешал эти конфликты.

Профессор, канд. пед. наук А.М. Копировский в докладе «Христос - Царь и Первосвященник. Тема старшинства и иерархичности в христианском изобразительном искусстве» рассказал о том, как трансформировался в христианском искусстве и культуре образ Христа, как в нем пытались совместить Его принципиальную иерархичность всему миру, но одновременно и близость ко всем. В раннем христианском искусстве в образе Иисуса Христа практически не было черт иерархичности; Он изображался как «Добрый пастырь», несущий овцу, или как Учитель, учащий апостолов. В византийском искусстве образ Христа уже приобретает иерархические черты, на мозаиках и фресках Он изображается как император на троне, окруженный, в полном соответствии с византийским придворным ритуалом, многочисленными рядами небесных сил и святых.

На иконе «Царь царей» (XIV в.) Он изображен сидящим в царской короне на престоле, но в архиерейском облачении и с епископским посохом. Можно ещё вспомнить Гентский алтарь (XV в.) - на голове Христа там папская тиара, а императорская корона демонстративно лежит у Его ног. Впоследствии в светской живописи проблему иерархичности и старшинства в образе Иисуса Христа художники просто сняли, изображая его как обычного человека. Закончил свой доклад А.М. Копировский словами исповедника веры С.И. Фуделя: «Из мира уходит лик Христа - и в буквальном, и в "иконном" смысле. В этом есть нестерпимая скорбь».

После заседания состоялся круглый стол «Иерархия в социуме и ее возможная альтернатива». Участие в нем приняли проф.-свящ. Георгий Кочетков, Д.М. Гзгзян, А.А. Игнатьев, А.Г. Левинсон, а также директор тверского филиала РГГУ доцент В.И.  Лавренов.

Цель круглого стола его ведущий, профессор Григорий Гутнер, обозначил как поиск форм социальной жизни, не связанных с иерархическими отношениями. Предполагалось, что разговор затронет в большей степени социальную, а не церковную проблематику.

Разговор на заявленную тему выявил проблему отсутствия общей терминологии. В результате взаимопонимание порой затруднено даже в достаточно узком кругу. Для кого-то термин «иерархия» имеет отрицательный смысл, связанный с насилием. Между тем для многих очевидно, что без иерархии социум разваливается, и для нашего общества хаос и анархия - большая опасность, чем слишком жесткое структурирование связей.

Но организовано общество может быть по-разному. Дисциплина нужна, когда не хватает самоорганизации и горизонтальных связей. Одной из важных тем «круглого стола» стал разговор о прочности сетевых структур, где горизонтальные, неиерархические связи между людьми обеспечивают свободу каждого из членов в рамках, обусловленных наличием иерархии.

В ходе дискуссии понятия иерархичности и старшинства не раз сталкивались между собой. Кому-то они казались близкими, кто-то отмечал принципиальную разницу. Так, по мнению проф.-свящ. Георгия Кочеткова, всякая иерархия - форма воплощения старшинства, но не всякое старшинство есть иерархия.

В завершение участники круглого стола вышли на разговор о служении, которое подразумевает признание высшего для всех начала.

Третий день конференции

З.М. Дашевская, декан богословского факультета СФИ, в докладе «Духовные дарования и иерархические степени в молитвах поставления на служение церкви» показала, как осуществлялось постепенное развитие в истории идеи степеней служения, под влиянием которой складывался порядок должностей служителей клира, зависящий также и от византийской имперской системы государственных должностей. Со временем произошла постепенная трансформация духовного дарования церковного старшинства в должность с закрепленными литургическими функциями.

П.Г. Рогозный, канд. ист. наук (ИРИ РАН), посвятил доклад «Иерархия и рядовое духовенство в 1917 г.: от церковной революции к Поместному собору» драматичному периоду церковной истории от начала Февральской революции до открытия Великого Поместного собора 1917-18 гг. В этот период в епархиях Российской православной церкви проходили епархиальные съезды духовенства, на которых избирались епископы; были также организованы епархиальные советы, существенно ограничившие епископские полномочия. Неугодных епископов голосованием отправляли в отставку, часто указывая как причину отставки «деспотизм». Проводимое таким образом смещение епископов было впоследствии названо «церковным большевизмом». В то же время в отдельных епархиях были специально разработаны правила избрания кандидатов на все церковные должности. Например, для Петроградской епархии такие правила были разработаны профессором СПбДА А.И. Бриллиантовым.

М.В. Шкаровский
В дискуссии после доклада выступает М.В. Шкаровский
М.В. Шкаровский, д-р ист. наук, ведущий научный сотрудник Центрального государственного архива Санкт-Петербурга, рассказал об истории иосифлянского движения в РПЦ после кончины патриарха Тихона (Белавина). По мнению М.В. Шкаровского, представителей «иосифлян» не следует считать раскольниками. Все сторонники митр. Иосифа (Петровых) признавали главой РПЦ пребывавшего в тюрьмах и ссылках Патриаршего Местоблюстителя митр. Петра (Полянского).

М.В. Шкаровский отметил, что «иосифляне» попытались осуществить третий путь, отличный от «катакомбного» или избранного митр. Сергием (Страгородским). Иосифлянское движение потерпело поражение вследствие обострения антирелигиозной политики советского режима с конца 1920-х по1930-е гг. Из-за сложных отношений представителей иосифлянского движения к церковной политике митр. Сергия отношение в РПЦ к канонизации новомучеников и исповедников - «иосифлян» до сих пор остается неоднозначным.

Преподаватель Богословского колледжа СФИ Н.Д. Игнатович в своем докладе рассказала о принципе старшинства в школах Крестовоздвиженского трудового братства, основанного Н.Н. Неплюевым, который являлся также и его духовным попечителем. В воспитательном процессе школы активное участие принимали старшие ученики, объединившиеся в Старший братский кружок. Они распределили заботу о младших воспитанниках и дали обет взаимной поддержки в деле воспитания товарищей и в собственном приготовлении к братской жизни.

Важнейшим принципом, на котором основывалась жизнь в Крестовоздвиженском братстве, был принцип «добровольной дисциплины любви». Н.Н. Неплюев подчеркивал, что духовного равенства не существует, поэтому братство не может основываться на выборном начале. Необходимо принимать важные решения не простым большинством, но доказавшим свою преданность братству меньшинством. Каждый член братства должен был решиться на исповедание принципа «добровольной дисциплины любви». Это не означало слепой покорности и безволия - напротив, вне духовной свободы и сознательной решимости ограничивать себя ради Бога и созидания дела Божьего невозможно было самоограничение и доверие старшим в братстве.

Затем состоялся круглый стол по итогам конференции. Начиная обсуждение, проф.-свящ. Георгий Кочетков напомнил собравшимся о том, что именно вера в Церковь позволяла и позволяет видеть живое действие Духа. Д.М. Гзгзян заметил, что Дух действует иерархически: Он требует, чтобы Его опознавали, чтобы Его действие приносило плоды. В этом смысле можно говорить об иерархии как о расположении начал в определенном порядке, в частности, об иерархии даров (по ап. Павлу), иерархии ценностей и т.д. Человеку нужно уметь различать то, что ценно и важно: «сплющивая» вертикали даров, ценностей и др., превращая их в плоскость, человек теряет качество человечности.

Д.С. Гасак, проректор СФИ, сказал о важности различения добра и зла, духа созидания и духа разрушения, ответственность за которое лежит на каждом христианине. В церкви всегда находились люди, бравшие на себя крест свидетельства о воле Божьей. Говоря о принципе неиерархичности в православных общинах и братствах, Дмитрий Сергеевич отметил, что это возможно лишь тогда, когда в них реализуется принцип свободы, любви, доверия.

Прот. Павел Адельгейм заметил, что старшие всегда отвечают за отношение к ним младших. Поиск духовно старших по сути является поиском пророка. Например, в Ташкентской епархии таким человеком был о. Борис (Холчев), происходивший из мечёвской общины. Среди даров духовника о. Павел отметил ответственность за своих чад, дар рассуждения, умение правильно расставить акценты в совете о том, как поступить, а также знание своей меры - какие советы священник вправе давать, а какие - нет. В нормальных отношениях духовника и мирянина имеет место дисциплина любви, когда совет исполняется не по принуждению, а потому что этого требует любовь.

Свящ. Георгий Кочетков напомнил о том понимании иерархичности, которое говорит о качестве жизни. Способность нести высшие дары, иметь большее количество талантов и их нужным образом умножать напоминает о Кресте. Поэтому следует всегда поддерживать иерархов во всем хорошем.

В заключение о. Георгий выразил надежду на то, что все участники конференции будут учиться размышлять о сложных, противоречивых, иногда трагических вещах открыто, плодотворно, не просто конструктивно, но двигаясь вперед.

Выступление хора Преображенского братства
Выступление хора Преображенского братства и Свято-Филаретовского института

Фото Дмитрия Писарева, Кирилла Мозгова и Николая Токарева

КИФА №13(119) октябрь 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!