gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow Священник Георгий Кочетков: «жатвы много». 5 октября свящ. Георгию Кочеткову исполняется 60 лет
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
29.09.2010 г.

Священник Георгий Кочетков: «жатвы много»

5 октября 2010 года духовному попечителю Преображенского братства свящ. Георгию Кочеткову исполнилось 60 лет

Мы попытались кратко описать основные этапы этих шестидесяти лет. Конечно, такой материал неизбежно будет грешить неполнотой и даже «пунктирностью», но все-таки о чём-то сможет рассказать...

1950-1970 гг.

Сознательный выбор веры, поиск церковного служения, постоянная миссия среди друзей и знакомых (беседы, экскурсии, паломничества)

Пестов, Кочетков и др.
Николай Евграфович Пестов (сидит в первом ряду), Юрий Кочетков (стоит за ним). Верхний ряд справа налево: внуки Н.Е. Пестова Серафим и Федор Соколовы, далее - Александр Копировский. Перед Федором Соколовым чуть правее стоит Евгения Кузьминична Кочеткова.1970-е гг.

Из автобиографии

Мой отец - Серафим Дмитриевич, 1907 г. рождения - талантливый инженер и изобретатель, типичный представитель русских людей, сформировавшихся под влиянием идей, с одной стороны, жертвенного служения народу и миру, но с другой - некоего гигантизма и человекобожия. Религиозность его была не более чем бытовая. Его мать - из бедных дворян, отец - из богатых лабазников, родное гнездо - ст. Куркино, в непосредственной близости от Куликова поля, рассказы и предания о котором я слышал с детства, что рано пробудило во мне русское самосознание и печаль о современном состоянии тела, души и духа русского народа и его участи среди других народов нашей страны и мира. Отец был из «лишенцев», часть родных с его стороны была репрессирована. Советская жизнь многое в нем искорежила, сломала, но думать (конкретно, как инженер) о благоденствии мира через преобразование природы он продолжал до последнего своего дня на земле. Мать - Евгения Кузьминична, урожденная Кондратьева, 1923 г. рождения - экономист, человек веселого, независимого характера, но человек своего времени. Ее отец был из сотрудников П.М. Третьякова, умер в середине 20-х годов, ее мать - из сильных крестьян, с латышской кровью. Христианство всерьез приняла, когда ей было уже почти 50, в 1972 г., после страхов за меня и семью и даже гонений на мою веру.

Из интервью

В июле 1968 г., только что став студентом и вдруг на Сергиев день поехав в Лавру, я в первый раз попал в храм Духовной академии. С первого мгновения я понял, что мое место тут. Мне снова как бы обожгло сердце, как в момент первого причастия после крещения или как тогда, когда я впервые открыл Библию и прочел слова: «Жатвы много, а делателей мало». Я стал стремиться поступить в семинарию. Если бы я не поступил в институт, то, наверное, пошел бы в семинарию. Хотя сказать об этом дома открыто вслух было невозможно...

В 1970 г. тот архимандрит, с которым я познакомился в Лавре, познакомил меня с замечательной четой Пестовых. Они входили в мечёвский круг, были из общины о. Сергия Мечёва - живой общины, из которой, как я позже узнал, вышел и о. Александр Мень. Для меня это было неожиданным открытием. Именно благодаря деятельности Николая Евграфовича Пестова и его супруги Зои Вениаминовны, их детей и внуков наша церковность, конечно, укреплялась. Мы получали для чтения замечательные книги, имели возможность общения с прекрасными людьми. Не случайно из этой семьи вышли известные священнослужители: епископ Новосибирский Сергий (Серафим Соколов), настоятель Преображенского храма в Тушино о. Феодор Соколов (оба ныне, к сожалению, покойные) и настоятель храма Николы в Толмачах о. Николай Соколов. Известны и их сёстры, и их друзья, в том числе и настоятельница Зачатьевского монастыря

1970-1990 гг.

Получено светское высшее образование и закончена аспирантура; сложился круг верующих, в котором постоянно проводятся проповеднические, миссионерские встречи; состоялось знакомство с о. Всеволодом Шпиллером, о. Виталием Боровым, о. Таврионом (Батозским), о. Иоанном (Крестьянкиным); начато собирание хорошей христианской библиотеки из ксерокопий; написана и опубликована в «Вестнике РСХД» программная статья «Вхождение в Церковь и исповедание Церкви в церкви»; ведутся разговоры об общине с о. Дмитрием Дудко, Александром Огородниковым, Аркадием Шатовым, Дмитрием Смирновым; почти закончено образование в СПбДА, прерванное лишь на последнем курсе (за миссионерскую деятельность по требованию КГБ патриарший стипендиат дьякон Георгий Кочетков был отчислен из академии); в течение всего периода идет катехизация, с конца 1970-х начато оглашение групп; состоялись дьяконская (1983) и священническая (1989) хиротонии; создана Высшая православно-христианская школа (ныне - Свято-Филаретовский институт); основан журнал «Православная община»; родилось несколько общин и Преображенское братство.

Богослужение в ЛДА
Богослужение в Знаменском храме ЛДА. Слева - ректор академии архиепископ Выборгский Кирилл (ныне - Святейший патриарх), крайний справа -один из его старших иподиаконов, студент ЛДА Юрий Кочетков. 1982 г.

Из интервью

В 1971 г. у меня появился первый крестник - один из друзей, которого прежде мы даже не хотели брать с собой в Лавру, настолько он казался многим безнадежным по способностям и направленности своей жизни. Я настоял на том, чтобы его все-таки пригласить на осенний Сергиев день 1970 г., хотя он воспринял этот праздник очень специфически. Он сказал: «It is a great performance, but it is not for me», - специально по-английски, видимо, стеснялся так сказать по-русски. В Успенском храме в Лавре мы стояли вместе, специально прячась за его спину, чтобы он не увидел, как мы украдкой крестимся. Именно этот человек стал тем, кто потом прошел целую серию бесед, впрочем, не имевших никаких прозелитических целей, а бывших чистым свидетельством. Где-то в мае 1971 г. он решил принять крещение. Я просто остолбенел, когда об этом услышал, настолько не ожидал этого от него, хотя каждый день, находясь вместе с ним на производственной практике, мы говорили на интересующие меня церковные, христианские темы. Затем началась его подготовка, помогал тот же архимандрит, мой друг из Троице-Сергиевой лавры (сейчас это один из старейших архиепископов нашей церкви). А на Успение 1971 г. появился мой первый крестник Александр.

Дальше крестники посыпались как из «рога изобилия», как плотину прорвало. Вскоре крестилась одна девушка, студентка нашего института, еврейка по национальности, приехавшая из Молдавии для учебы (впоследствии она стала матушкой одного из московских настоятелей), а в 1972 г. неожиданно изменилось умонастроение моей мамы, и она тоже пришла к вере и в Церковь. Масштабы этого свидетельства и деятельность по подготовке к крещению стали расширяться. По существу, как она началась с 1971 г., так и не прекращалась, ибо постоянно были люди, желавшие креститься. С тех пор и началась регулярная катехизическая деятельность, которая мне самому давала необыкновенно много, потому что приходилось отвечать на вопросы, до которых я, наверное, сам никогда бы и не додумался. А чтобы отвечать качественно, без халтуры, для этого прежде нужно было самому узнать ответы на эти вопросы.

Шпиллер, Кочетков и Копировский
Прот. Всеволод Шпиллер, Юрий Кочетков и Александр Копировский у храма свт. Николая в Кузнецах. Середина 1970-х гг.

1990-2010 гг.

Служение настоятелем в двух храмах из четырех, открытых в Москве при содействии Преображенского братства; высшее богословское образование закончено в МДА; защита магистерской диссертации в Свято-Сергиевском православном институте; издание шести редакций сборников переводов богослужения (последняя из них - шеститомник переводов, потребовавший вскоре после выпуска нового переиздания из-за своей востребованности, прежде всего среди священнослужителей); пережиты более десяти лет очень тяжелых гонений (связанных с клеветой, давлением, трехлетним несправедливым запрещением в священнослужении, изгнанием из восстановленных храмов и т.д., и т.п.), несмотря на которые институт и братство не только сохранились, но и растут, становясь все более заметным явлением церковной жизни.

Кочетков и Аверинцев
О. Георгий Кочетков и С.С. Аверинцев. После праздничной литургии 4 декабря 1990 г. Временно приспособленное для богослужений помещение при Троицком храме г. Электроугли - месте первого пресвитерского служения о. Георгия.

Из интервью

- Вам пришлось пережить не одну волну гонений на Вас лично и на братство, основателем и духовным попечителем которого Вы являетесь. Многие люди в похожих ситуациях так  или иначе уходили в другие конфессии, в другие юрисдикции, просто в себя, замыкаясь и уходя от активной церковной жизни. А Вы остались священником Русской православной церкви, ректором Свято-Филаретовского института, Вы опекаете одно из самых больших православных братств. Как это получилось? Что было для Вас опорой в этом хранении верности?

Свящ. Георгий Кочетков: Наверное, уверенность в том, что Церковь одна, вера в единство Церкви. И вера в то, что Господь Себя являет и хочет, чтобы эта Церковь возродилась и чтобы она стала одним из центров того духовного  притяжения в мире, которое создаёт Сам Господь. И если уж Господь привёл меня в эту Церковь и показал её как Церковь, приобщённую к Истине, к живому Духу Божьему, то именно за неё и надо бороться. И я об этом не жалею. Совершенно естественны все гонения, все недоразумения, всё, что есть, - по-другому не может быть и не будет нигде и никогда. И я это хорошо знаю. Иллюзорно представление о том, что где-то есть такой островок церковной жизни, настоящей духовной жизни в Боге, где не будет опасностей, гонений, непонимания, отчуждения. В нашей же церкви это иногда носит особенно болезненный характер, и это как раз говорит о том, что она остро нуждается во вдохновении, обновлении - в новом излиянии духа, как говорил Бердяев.

- Какие дары Вы считаете главными в своей жизни? За что Вам хочется особенно благодарить Бога?

Свящ. Георгий Кочетков: Господь сделал так, что человек способен понять другого человека и вступить с ним в общение. Я прекрасно понимаю, как со мной бывает иногда трудно. А тем не менее, у меня всегда было много верных, настоящих друзей. Став верующим, я ни на один миг не оставался в одиночестве. На земле у меня много родных душ, братьев и сестёр. И так как это часто самые достойные люди нашего времени, то за это нельзя не благодарить.

Еп. Сергий (Соколов) и свящ. Георгий Кочетков
Беседа с епископом Новосибирским и Бердским Сергием (Соколовым) во время паломничества Преображенского братства в 1999 г.

Благодарим Александра Копировского за предоставленные архивные фотографии.

Фото №2 с сайта www.spbda.ru

Фото №4 Анатолия Мозгова

КИФА №12(118) сентябрь 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!