gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
17.06.2010 г.

Церковь наша должна снова стать церковью свидетельствующей

Интервью с участниками конференции «Традиция святоотеческой катехизации: пути возрождения»

Продолжение. Начало в «Кифе» №7(113)

Вы участвовали в конференции «Традиция святоотеческой катехизации: пути возрождения». Каково Ваше общее впечатление?

Традиция святоотеческой катехизации
О. Евгений Горячев, о. Игорь Кропочев, о. Димитрий Карпенко
Прот. Василе Михок, профессор факультета теологии Университета им. Луциана Блага в Сибиу, вице-президент православного движения «Воинство Господне» (Румынская православная церковь): Общее впечатление - очень положительное, более чем очень положительное. Я очень рад быть здесь, потому что это интересное место, и здесь я чувствую себя как дома, потому что люди, которые посещают конференцию, - это люди веры, люди, чувствующие свою ответственность за церковную жизнь. И очень интересна тема конференции - катехизация. Это вопрос к церкви, и прежде всего к нам, к священникам. Как мы помогаем людям подготовиться к принятию крещения? Как мы помогаем им узнавать и понимать свою веру и жить этой верой? Это замечательно, и я рад быть здесь.

Прот. Евгений Горячев (Санкт-Петербургская епархия): Очень хорошее. Собственно говоря, я и знал, что оно будет таким, иначе бы не поехал. Ведь сколько конференций на эту тему уже собиралось с 1991 года, но, увы, все они оказывались какими-то «бесхребетными», и в итоговых заявлениях и, что печальнее, в дальнейшем практическом осуществлении. А конференция в стенах этого учреждения ценна тем, что здесь есть что показать и есть на что посмотреть, именно с точки зрения практической реализации заявленных в докладах идей. В Церкви, быть может, как нигде чувствуешь, что любая даже самая совершенная научно-исследовательская база почти ничего не стоит, если ее невозможно применить к современным христианским нуждам. По сути, занимаясь тем же самым, но только со значительно меньшей продуктивностью, я как бы вошел в чужой труд и ощутил, что мой опыт здесь узнают и принимают, несмотря на то, что я не достиг таких глобальных результатов, как Свято-Филаретовский институт.

Прот. Павел Адельгейм: Самое первое впечатление - благожелательная атмосфера. Приятно чувствовать себя в христианском обществе, где все друг к другу относятся с пониманием и уважением.

Прот. Александр Лаврин, преподаватель воскресной школы при храме иконы Божией Матери «Живоносный источник» (Москва): Можно отметить безусловную общую заинтересованность. Каждый «внутри» того, что обсуждается, это совершенно очевидно.

Свящ. Стефан Домусчи, сотрудник Миссионерского отдела Воронежской епархии: Впечатление очень хорошее, очень живая среда, но, к сожалению, так как я смог прослушать только два доклада, не удалось какие-то важные вещи до конца проговорить.

Свящ. Иоанн Привалов: Я не буду оригинален. Скажу, наверное, как многие участники, что у меня очень хорошие впечатления. И вообще все конференции, которые проводил на моей памяти Свято-Филаретовский институт, так же, как и конференции Преображенского братства, конечно, всегда поражают именно «воздухом», атмосферой творческой свободы. Здесь не боишься быть самим собой, не испытываешь никакого принуждения в плане того, нужно выступать или не нужно. Ты можешь выступать, можешь не выступать - как хочешь, и в то же время чувствуешь, что тебе хорошо быть здесь и ты здесь нужен. Это всегда пространство знакомства, открытия новых людей или даже, может быть, людей, которых ты уже когда-то видел - но они открываются такой стороной, что удивляешься и благодаришь Господа Бога.

Что еще? Это действительно пространство обсуждения. Мне кажется, что конференция имеет церковно-историческое значение. Почему? Потому что двадцать лет идет разговор о том, нужна катехизация или не нужна, что такое оглашение, возможно это или невозможно. И вот впервые собрались не только представители Преображенского братства, связанного с отцом Георгием Кочетковым, не только продолжатели его дела, но люди из разных епархий, прежде всего священнослужители. И начался разговор. Конечно, видно, что тут поле непаханное совершенно. Одна из сложностей, проблем - разное понимание того, что такое катехизация. Если говорить с точки зрения свободы - это хорошо: у каждого есть свое видение. Но здесь есть своя опасность - опасность дилетантства. Мне кажется, что в некоторых случаях очень размыты границы того, что понимается под катехизацией. И это может очень сильно осложнять продвижение вперед. Сейчас, говорят, очень большой запрос на катехизацию. Мне трудно судить, потому что я связан с катехизацией уже 17 лет, и мне немного трудновато воспринять эту свежесть, понять, большой сейчас запрос или нет. Мне кажется, он всегда был и всегда есть. Но я боюсь, что дальше при большом запросе церкви на катехизацию, на то, что она нужна, может возникать вопрос, кто что под ней понимает. И над этим еще надо очень серьезно поработать. Ведь очень часто под катехизацией понимают, например, миссию. Ну ладно, это одна проблема. Иногда катехизацию раздвигают на всю жизнь человека. Ее можно сформулировать, например, так, как это сделал один из участников конференции - что это содействие воцерковлению человека. Слова замечательные. Мы вроде все понимаем, о чем идет речь, но ведь так ее можно понять и как задачу на всю жизнь, потому что перед человеком всю жизнь стоит задача воцерковления. Все-таки катехизация - это конкретная вещь. Есть миссия, есть катехизация, есть внутрицерковное учительство и ученичество, когда человек уже в церкви, уже не неофит. Здесь надо как раз сделать некое усилие и понять различие между ними. А главным фундаментом для этого является понимание святоотеческой традиции. Она не изучена или изучена очень отвлеченно, а главное - без личных выводов, без соотнесения с современной церковной жизнью. Формулировка темы - возрождение святоотеческой традиции катехизации - еще не до конца усвоена, воспринята. Пока под катехизацией очень многие люди понимают факультатив, который может быть, может не быть, но все считают, что хорошо бы, чтобы был.

Свящ. Игорь: Поскольку я занимаюсь катехизацией, то мне интересны все вопросы, которые здесь затрагивались. Мне интересно видеть людей, которых интересует эта тема. Такая возможность в жизни моей бывает нечасто.

С.А. Казаков, преподаватель Смоленской духовной семинарии: С деятельностью отца Георгия я знаком давно - и как преподаватель Смоленской духовной семинарии, и как участник различных конференций, в том числе и посвященных катехизации, прежде всего Рождественских чтений. В целом я могу дать положительную оценку конференции, потому что возвращение людей в лоно Православия - это очень важная задача в жизни Русской церкви. Важно, чтобы люди приходили в храм не просто поставить свечу, освятить куличи и пасхи или фрукты на Преображение и таким образом отдать дань какой-то традиции, но чтобы они понимали значение Литургии, значение храма, назначение священника, тех икон, которые находятся в храме. Поэтому такие конференции важны. Ведь мы должны стремиться к тому, чтобы каждый человек, который пытается прийти в храм, не был оставлен, забыт или просто направляем от «свечного ящика» к священнику для совершения Таинства крещения.

Традиция святоотеческой катехизации
Круглый стол «Современные проблемы возрождения катехизации в Русской православной церкви»
 

Что показалось Вам наиболее интересным и важным?

Прот Василе Михок: Таких вопросов несколько. Были подняты историко-теоретические темы, касающиеся того, как церковь осуществляла катехизацию в первые века и как мы можем применить эту историческую традицию в нашей сегодняшней ситуации. Это всегда интересно.

Также меня очень интересует уникальный опыт Свято-Филаретовского института и Преображенского движения. Это вызов для нас. Потому что мы видим, насколько серьезно люди подходят к крещению и подготовке к нему, что на сегодняшний день не характерно для большинства христиан и для большей части нашей православной церкви. Мы должны думать о ситуации в нашей поместной церкви. Для меня это, например, Румынская церковь. Нам необходимо более серьезно относиться к подготовке людей к крещению, а когда крестят детей - то к подготовке их родителей, поручителей, крестных.

Самое главное - чтобы люди захотели войти в церковь. Прежде всего, мы должны думать о том, чтобы помочь им открыть для себя церковь и начать входить в нее. Существуют разные возможности для научения людей и множество способов помочь им понимать свою веру. Но проблема в том, что сейчас многие православные крестятся и крестят детей, но при этом сами даже не бывают на литургии, не ходят в церковь! И прежде всего мы должны думать о том, как помочь этим людям открыть для себя церковь и начать ходить в нее и помочь им более глубоко понимать свою веру и жить по ней.

Прот. Евгений Горячев: Мне было интереснее всего, - повторюсь, - здравое сочетание практики и теории. Ведь бывают форумы такого рода, когда либо есть эмоции без всякой научной базы, либо есть научная база, которая, образно выражаясь, веет на присутствующих мертвечиной. А здесь и очень хорошая научная, богословская часть, и в то же время живой разговор, потому что все это сопрягается с конкретной практикой оглашения.

- Это, наверное, еще и с составом участников связано: практически у всех есть какой-то опыт. И чувствуется боль за это дело.

Прот. Евгений Горячев: Я думаю, что если бы даже были только участники от Свято-Филаретовского института, было бы то же самое. Ведь ценно как раз то, что они начали не просто с оглашения «кто во что горазд», а выяснили евангельские и святоотеческие корни этого явления, всё опубликовали, всё адаптировали к православной российской действительности, наконец, создали  здравый устав рабочих катехизических принципов и, главное, с завидным энтузиазмом продолжают трудиться в том же направлении по сей день. Поэтому все мы, приехавшие на конференцию из других епархий, чувствовали себя, скажем так, скромными побегами на дереве, которое самостоятельно разрослось задолго до нас самым пышным цветом.

Прот. Павел Адельгейм: Прежде всего, производит впечатление, что катехизация начинается в разных городах, в разных храмах. Причем, судя по тому, что я услышал, вижу, что многие занялись катехизацией. Если это так на самом деле, значит, оживают приходы. Это положительный сдвиг. Я тоже начинаю думать, как организовать катехизацию в храме. По-моему, у нас в Пскове и Псковской епархии это движение на нуле. Боюсь, даже перед крещением не многие занимаются разовой предкрещальной катехизацией. Духовенство должно быть, с одной стороны, образованным, а с другой стороны, заинтересованным. Боюсь, что у нас эти два качества вместе не сходятся. Образованные священники служат на маленьких приходах, где крещений практически нет. У меня в Псковском храме, где служу 20 лет, за последние годы крещений 12-15 в год, преимущественно младенцы. Взрослые крестятся редко. Проблема катехизации не стоит, потому что крестить некого. Моя катехизация сводится к предкрещальной беседе. Я беседую с приходящими и крещу.

Миряне в жизни прихода совсем не задействованы. В Средней Азии, где я раньше служил, прихожане в большинстве своем украинцы, они очень любят петь. Благодаря пению, они знают тексты, участвуют в богослужении. Здесь народ за богослужением поёт очень мало. Поют только «Верую» и «Отче наш», и на Утрене несколько песнопений. Ограниченное участие в богослужении связывает их участие в приходской жизни. Храм святых Жен Мироносиц расположен на кладбище. Храм небольшой, на 200 человек. Через храм проходит много народа: ставят свечки, подают записки и просфоры за умерших и живых - и уходят. Многие не остаются в храме и в богослужении не участвуют. Народу приходит много, а участвуют в церковной жизни немногие.

- Но это, возможно, связано с тем, что здесь говорили о взаимодействии миссии и катехизации. Миссии ведь, наверное, нет?

Прот. Павел Адельгейм: Нет миссии.

- Может быть, поэтому люди не приходят? У нас в братстве люди лично общаются с кругом своих нецерковных знакомых, потом проходят специальные миссионерские встречи (не только открытые вопросно-ответные встречи, но и экскурсии, концерты, где затрагиваются темы веры и церкви). После этого люди уже приходят на катехизацию.

Прот. Павел Адельгейм: Да, должна быть миссия. Народ, в основном, крещеный.

Всё-таки, основной стимул катехизации - в подготовке к крещению. У большинства этот стимул потерян, поскольку их крестили в младенчестве.

Исключение составляет группа, катехизацией которой занимались Андрей Еремеев, Сергей Озерский и Константин Обозный*. Из тех, кто оглашался, сложилась группа, которая теперь составляет основу Библейских чтений, продолжающихся больше 10 лет. Раньше была текучка: приходили, исчезали, возвращались. Теперь эта группа составила постоянное ядро. Большинство приходят на Библейские чтения каждый вторник, а вокруг них прирастают их друзья и знакомые.

Свящ. Стефан Домусчи: Важной особенностью катехизической традиции святых Отцов было то, что они никогда не проповедовали для какого-то абстрактного человека. Свт. Иоанн Златоуст, судя по Огласительным гомилиям, всегда смотрел на тех людей, которым проповедовал, и в зависимости от того, кто перед ним и каков его уровень, выстраивал свой рассказ. Возрождая катехизацию, нам важно это понимать. Церковная инфраструктура очень большая, приходов много, и люди не всегда готовы сами что-то делать. В подавляющем большинстве они ждут инструкций, ждут, что им пришлют план, которому они должны будут следовать. С одной стороны - это неплохо, ведь не многие знают, что говорить и как говорить, даже рассказывая общепринятые вещи, неподготовленный человек может дать неверные ориентиры, поставить не те акценты и для входящего в церковь - это будет подобно родовой травме. С другой стороны, за таким ожиданием инструкций может скрываться духовная лень, нежелание трудиться. Важно, что во многих епархиях (в Воронежской в том числе) при епархиальных миссионерских центрах открываются курсы для катехизаторов, т.е. людей будут специально к этому служению готовить. Раньше ждали разрешения, сейчас у нас есть не просто разрешение, мы знаем, что Святейший патриарх требует и призывает, чтобы люди начали реальную работу. Здесь есть, конечно, много трудностей, людям (особенно в сане) трудно осознавать, что они не исполняют своего долга если не готовят людей ко крещению, возникает желание оправдаться, списать на начальство, на «традицию» и многое другое. Есть попытки отделаться формальностью, когда церковные служащие просто читают данную им заготовку, неверно понимая это как простую передачу знаний, не думая ни о мере осознания, ни о плодах, которые должны быть принесены. Важно, чтобы катехизатор понимал, что он оглашает не с целью формально выполнить требования подготовки, и даже не с целью сделать человека своим прихожанином - в этом всем есть замкнутость на себе, на своих целях. Нужно заниматься катехизацией не для себя, а для того, кто пришел, его вхождение в церковь - вот главная цель. И когда это будет понято нами по-настоящему, уже будет невозможен формальный обезличенный подход.

Свящ. Иоанн Привалов: Самым важным мне показалось то, что люди приехали из разных мест и обнаружили способность к диалогу. Я думаю, что и для нас было очень важно не просто людей увидеть, а еще расслышать, где звучал голос не «идеологический», не с точки зрения того, что надо бы делать, а живой рассказ о своем опыте. И мы старались понять, к чему это приложимо, на что это больше похоже: это действительно больше миссия - или больше катехизация? Я думаю, здесь могут рождаться интересные творческие диалоги. Но я видел, что и те, кто приехал, работают «на прием». Я не почувствовал ни разу защитной реакции типа: «что вы тут нам сейчас говорите, вы Москва, вы России не знаете, глубинки не знаете». Никто этого не продемонстрировал. Люди говорили и с позиции почвы, и с позиции своего опыта, но мне показалось, что «на прием» работали все.

С.А. Казаков: Самым интересным сегодня, в последний день конференции, было выступление о. Андрея Пинчука, который говорил о катехизации детей. Это очень важно, потому что именно с детского возраста закладывается то отношение к церкви, которое проявляется в будущем. Церковь не должна забывать тех людей, которые нуждаются в просвещении, и в свою меру это важно начинать уже с детского возраста, конечно же, если есть желание самого ребенка и есть такая возможность у прихода.

Традиция святоотеческой катехизации
Слева направо: О. Павел Адельгейм, диак. Грегори Конли, о. Василе Михок, о. Димитрий Черепанов, о. Николай Соколов

Как Вы думаете, каковы могут быть плоды этой конференции?

Прот. Василе Михок: Я думаю, здесь много людей, занимающих руководящие должности, влияющих на церковную жизнь, от которых многое зависит в жизни церкви. И это первый важный момент. Во-вторых, я надеюсь, что материалы этой конференции будут опубликованы, чтобы люди смогли почитать о ней. И, возможно, также имеет смысл «размножить» эту модель и организовать подобные конференции в других частях страны, мира, чтобы помочь людям более серьезно задуматься о проблемах катехизации, подготовки к крещению, подготовки семей к крещению своих детей, обращения некрещеных людей ко Христу и их подготовки крещению, а также послекрещальной катехизации. Все это очень важно.

Важно, что эта проблема была поставлена. Ведь до сегодняшнего момента не так много раз она вообще поднималась. Тот факт, что мы подняли ее, должен стать вызовом для всех глубоко верующих людей.

Прот. Евгений Горячев: В частности то, что люди могут поговорить по существу. Может быть, в итоговых документах, публикациях эта буквальная откровенность еще невозможна, но то, что в каком-то смысле люди идут на риск и говорят о наболевшем, и их никто за это не преследует, это хороший знак.

Прот. Александр Лаврин: Любое обсуждение всегда очень полезно, если оно созидательно. В том смысле, что это не спор, где выясняются отношения, где идет речь о том, «кто виноват», а поиск и нахождение решений. И, слава Богу, здесь собрались действительно совершенно разные люди. Ну, вот скажем, о. Георгий Кочетков: там уже давно сложившаяся система. Кто-то её принимает, кто-то не принимает. Здесь есть и люди очень традиционных воззрений, но в том-то и дело, что точки соприкосновения, безусловно, уже найдены. И мне кажется, это только начало. О плодах говорить пока рано. Хорошо уже то, что мы все согласны в том, что эта проблема назрела и ее надо решать. А решается всё только обсуждением, для чего, собственно, эта конференция нужна. «А у вас как?» - «А у вас?» - «А у вас?» Происходит то же самое, что на соборе. И когда уже выявлены позиции, тогда можно что-то анализировать и синтезировать. Сейчас пока идет только выявление позиций, и слава Богу!

Свящ. Стефан Домусчи: Это зависит от того, останется ли она просто очередной конференцией института или нет. Ведь большинство из присутствующих прекрасно сами все осознают, давно думают над этими проблемами. А вот если постепенно необходимость катехизации и возможные пути ее реализации будут открываться для остальных, если какие-то из докладов попадут в другие сборники, на другие православные сайты, то тогда плоды будут большими и многим принесут пользу.

Свящ. Иоанн Привалов: Если хотя бы для всех нас прояснится, что является катехизацией, что ею не является, где ее границы, и еще - что катехизация должна быть в православной церкви все-таки традиционной, основанной на святоотеческом наследии, я думаю, что в этом и будет плод. И еще - я думаю, что прикосновение живого к живому может послужить умножению живого.

Свящ. Игорь: Какие-то плоды, наверное, будут. Но, я думаю, сама конференция - это некий плод. Здесь собралось достаточно большое количество священников, и насколько я понимаю, запросы делались епископам, и епархии делегировали священников на эту конференцию. Здесь присутствуют и представители из Синодального отдела по образованию и катехизации, причем присутствуют вот уже два дня - не только «пришли, показались и благословили», а очень заинтересованно и хорошо участвуют, и видно, насколько для них это важно.

Но когда думаешь о плодах, то, честно говоря, грусть здесь тоже присутствует, поскольку я знаю, что я вернусь на свой приход и, конечно, всё очень-очень долго будет так, как оно есть. Грусть по поводу того, что не всех в церкви интересует эта тема. А ведь она должна была бы быть для всех основной, центральной. Мы очень долго жили без серьезного подхода к воцерковлению людей, и теперь трудно церковный народ расшевелить, несмотря на все указы, которые сейчас появляются со стороны нашей иерархии. Вот, скажем, нам всем официально благочинный объявил, что нужно иметь беседу (наконец-то!) перед крещением. Есть указания владыки Ювеналия, что должны быть беседы перед крещением, что не должно крестить просто так. Причем строго указано, что ни в коем случае нельзя это опускать, чтобы не получилось так, что в нашем храме проводят беседы, а где-то ещё пошел человек и, не пожелав собеседования, запросто крестился без всякой подготовки. По этому поводу можно было бы радоваться, наверное. Я и радуюсь, но как-то в меру. Ведь не очень-то от этого что-то сдвигается в положительную сторону, очень часто все остается так, как оно есть. Те люди, которые приходят креститься, они как-то «превозмогут эти трудности», не самые, наверное, большие, и согласятся и на одну беседу, и на две беседы. Что касается священников - ну, они вынуждены будут тоже каким-то образом все это исполнять. Но все-таки каких-то кардинальных изменений вряд ли в ближайшее время можно ожидать.

С.А. Казаков: От этого благого дела, конечно же, должны быть достойные плоды. Нам всем очень важно понимать, что каждый человек важен для прихода и к каждому человеку желательно подходить с особым отношением, с особым чувством, чтобы мы не потеряли людей. Потому что очень много людей приходит сегодня в храмы, но они просто заходят буквально на 5-10 минут, и мы не можем ничем помочь. Бывает так, что  не всегда и священник бывает при храме, а люди приходят со своими проблемами и не получают ответа. Так что всё упирается в катехизацию. Когда человек осознает, для чего он приходит в храм, для чего над ним совершается Таинство Крещения, он в дальнейшем осознает, что не будет оставлен этим приходом и не потеряется, а при каких-то ошибках возможных его всегда поддержат, и он не будет брошен.

Вопросы задавали Александра Колымагина и Дарья Макеева

Фото Алёны Каплиной и Дмитрия Писарева

----------------

* Катехизаторы, члены Преображенского содружества. Константин Обозный - зав. кафедрой церковной истории СФИ.

КИФА №8(114) июнь 2010 года

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!