gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Богословие – всеобщее призвание arrow Рассуждения о церкви - это практическое дело (КИФА 13)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
28.10.2003 г.

Рассуждения о церкви - это практическое дело

Интервью секретаря Синодальной богословской комиссии, декана МДА свящ. Владимира Шмалия

Начиная с 2000 года Синодальная Богословская комиссия РПЦ ежегодно организует немноголюдные, но представительные обсуждения по актуальным направлениям развития современного богословия. В этом году его темой стала экклезиология. В работе международной богословской конференции "Православное учение о Церкви" приняли участие виднейшие богословы - профессор-протопресвитер Виталий Боровой, протопресвитер Борис Бобринский, архимандрит Ианнуарий (Ивлиев). Ниже мы публикуем наиболее интересные места дискуссии и несколько интервью с участниками конференции.

Image"Кифа": О. Владимир, насколько Ваши ожидания совпали с тем, что происходило на конференции?

О. Владимир Шмалий: Когда мы готовили эту конференцию - а готовили мы ее два года - мы хотели охватить важнейший круг вопросов. Имея в виду то, что мы должны основываться на фундаментальных догматических и вероучительных положениях о Церкви, которые не то, чтобы бесспорны, но являются важнейшими, мы собирались вместе с тем обратиться на основании этого фундаментального анализа к таким важным практическим вещам, как бытие церкви в современном обществе, изменение церковной жизни в соответствии с требованиями времени, церковное управление, каноническое право, литургическое возрождение - о чем упомянул в своем слове патриарх.

В соответствии с этим конференция включала три основных раздела: основные положения учения о церкви, актуальные проблемы и церковь и общество. Мы ждали идей, мы ждали честной дискуссии, мы ждали докладов не "прилизанных", а таких, в которых будут ставиться проблемы и, может быть, и в самих докладах и в ходе дискуссии будут даваться какие-то ответы. Т.е. конференция задумывалась как некая площадка для "мозгового штурма", где будут высказаны различные идеи, с тем, чтобы потом богословская комиссия могла их проанализировать, структурировать каким-то образом и представить священноначалию. Вот это то, чего хотелось достичь.

"Кифа": Получилось?

О. Владимир Шмалий: Что-то получилось, что-то не получилось. Конечно, за одну конференцию "нельзя объять необъятное". Тема диаспоры прозвучала, к сожалению, довольно вяло: были обозначены известные позиции, ничего нового мы, к сожалению, практически не услышали.

На мой взгляд, состоялась, хотя и краткая, дискуссия о необходимости адаптации канонических норм к требованиям современной жизни. Состоялось обсуждение того, каков статус канонов в жизни церкви, каково соотношение канонов и евхаристического измерения церковного бытия.

Представляется, что достаточно интересным было обсуждение темы отношения с инославием. Замечательно то, что в конференции принимали участие наши инославные друзья. Мы подошли к их приглашению неформально: участвовали те люди, которых мы знаем, которым мы доверяем, которые доверяют нам. Мы просили их заранее о том, чтобы их доклады были некомплиментарными, с тем, чтобы они могли нас вызвать на дискуссию.

"Кифа": Что показалось Вам в этой связи наиболее интересным?

О. Владимир Шмалий: Самый такой "мирный" и "уютный" доклад Пола Вайера (Paul Vallier) о пределах предания. Он поставил под вопрос смысл так называемого неопатристического синтеза и его место в ряду иных богословских проектов. Это важный в методологическом отношении доклад, потому что он позволяет говорить о некоторой исторической динамике православного богословия, заостряет наше внимание на том, что оно должно быть актуальным и  должно отвечать на важнейшие задачи современности, должно уметь говорить на языке современности, на языке современной философии и должно быть услышано, считано современным человеком. Это очень важная тема.

Целый ряд докладов, со стороны инославных наших партнеров был посвящен видению единства церкви, видению тех задач, которые стоят перед христианами различных исповеданий в их общем поиске единства.

"Кифа": Интересно, что они при этом высказывали зачастую вполне православные взгляды...

О. Владимир Шмалий: И одновременно ставили под вопрос какие-то, казалось бы, совершенно очевидные для нас вещи. Что такое, например, апостольское преемство? Как мы понимаем апостольское преемство? Можем ли мы сформулировать, что такое апостольское преемство? Те вещи, которые до их выступлений и их докладов нам казались совершенно очевидными, оказывались не то что не совсем очевидными, но нуждающимися в новой артикуляции - новой, имея в виду очень прямой и ясный вопрос наших инославных партнеров. И в этом смысле, конечно же, участие инославных было чрезвычайно творческим и полезным. Важно было то, что в ходе конференции очень четко и ясно было сказано, что Русская православная церковь, по крайней мере в лице ее священноначалия, придерживается идеала богословского диалога с инославием. Это было сказано и в выступлении святейшего патриарха, это было сказано и в ходе дискуссии.

Важная тема отношения церкви и общества тоже прозвучала. Это интересно потому, что прошло уже несколько лет с момента издания социальной концепции Русской православной церкви, и в общем ясно, что ее издание было не конечной целью, не окончательным итогом всего того, что могла представить богословская комиссия, а скорее неким полем, размеченным для дискуссии. Здесь мы видим, как много может быть различных взглядов, или, скажем, как различны ракурсы отношения церкви и власти, если вспомнить доклад Ольги Юрьевны Васильевой.

Замечательно то, что присутствовали греческие богословы, румынские богословы, болгары. Это было для нас очень важно еще и потому, что надо уметь слушать греков: у них особый ритм, особый стиль высказываний, свое особое пространство мысли - одно это обстоятельство для нас полезно. Интересно было слышать, с каким достоинством и уверенностью они формулировали позиции, скажем, родные грекам. Вместе с тем мы видели, что где-то в чем-то мы не слабее греческого богословия, а сильнее. Мы видели как точки схождения, так и точки расхождения. Так что присутствие различных православных церковных традиций было очень обогащающим.

"Кифа": Хотелось бы поинтересоваться, насколько мое впечатление верно. Я не заметил, чтобы как-то обсуждалась проблема, как говорилось в свое время известными товарищами, "первичных организаций", т.е. проблема прихода, конкретной церковной ячейки. То, что для обычного человека прежде всего и являет конкретно церковь - это его приход, его приходская община. Мне показалось, что это почти не было затронуто. Чем это можно объяснить?

О. Владимир Шмалий: Мы, конечно, просили тех людей, которые предполагались к участию, выбрать тему прихода. Но никто ее не избрал. Что тут поделаешь? Была более общая тема о структуре церкви, предложенная владыкой Иеремией Вроцлавским. Он ее и затронул. Это, конечно, очень печально, но это реальность. Я снова возвращаюсь к теме устава Русской православной церкви, который не имею желания критиковать. Есть устав - и слава Богу. Но нужно понимать, что устав - это реальность динамическая, живая. Требуется постоянное богословское осмысление и совершенствование. Нужно все время вновь осмыслять, каково значение прихода в нашей церкви, отношения уровня прихода, епархии, межприходского взаимодействия, смысл того, что такое церковная община, должна ли она представлять собой что-то такое замкнутое или открытое. Тут очень много вопросов. Как эта такая живая и неформализуемая реальность может быть сопоставлена с уставом? Я не знаю, как это вообще может быть - живую церковную реальность взять и вписать в рамки формально очерченной организации. Тем не менее, это необходимо. Это очень сложная задача. Я даже как-то не чувствую себя в состоянии всерьез об этом говорить. Я лишь вижу здесь серьезную проблему, о которой не нужно кричать: "Ах, у нас нет богословия устава!" У нас много чего нет. У нас сил-то  нет богословских практически никаких. Все те же люди выступают вновь и вновь на конференциях. Можно сколько угодно говорить, что это наша вина, но это и наша беда.

Я думаю, что-то мне подсказывает на уровне интуиции, что следующий архиерейский собор должен стать собором науки и образования, поскольку этап экстенсивного развития церкви не то что закончился, но обозначились его конкретные формы. Храмы восстановлены, мы научились производить церковную утварь, у нас много прихожан, наладился церковный быт, в общем, церковь структурировалась в ее новом внешнем бытии. Наверное, нужно подумать о том, как на этом базисе попытаться интенсифицировать, углубить церковную работу. И потом, мне кажется, что одна из самых главных проблем - это присутствие церкви именно как социальной силы в нарождающемся гражданском обществе. Если церковь выйдет из этого поля, она не будет слышна и не будет видна, ее просто не будут видеть. Она будет проявляться совершенно в каких-то других квазиобразах как некая этнографическая реальность, а не как сила, способная говорить.

"Кифа": Но надо сказать, что сейчас церковная социальная организация сильна как никогда в истории России.

О. Владимир Шмалий: В том-то и дело. Она сильна, но использует ли она свой потенциал? Церковь действительно там, где ее люди. Но если бы мирянин, начиная от президента РФ и заканчивая бабушкой какой-нибудь, которая моет полы в школе, осознавал, что там, где присутствует этот мирянин, там и присутствует церковь: "Я в армии - значит, здесь присутствует церковь!", "Я в тюрьме - значит, здесь присутствует церковь!", "Я в администрации президента РФ - значит, здесь присутствует церковь", и там выполнял бы свою миссию и чувствовал бы, что церковь поручила ему ответственную миссию - быть мирянином, служителем, свидетелем церкви, а не чувствовал бы себя совершенно мелочью и ничтожеством: "Я никто, а там где-то есть церковное руководство, которое принимает решения"! Сейчас речь идет о том, что это должно быть сделано на уровне объяснения народу Божьему. Нужно сказать, что мы верим в вас, люди Божьи! Мы просим вас свидетельствовать от лица Церкви, но будьте ответственны. Я понимаю, что это очень наивное пожелание...

"Кифа": В этом контексте - в чем Вы видите прежде всего итоги состоявшейся конференции?

О. Владимир Шмалий: Чего удалось достичь? Самое общее наблюдение - это высказывалось самыми разными людьми, в разных ситуациях, в том числе и в кулуарах - необходимо регулярное общеправославное обсуждение важнейших проблем с позиций богословия. Потому что богословие - это единственный язык, который у нас есть для того, чтобы рационально осмысливать проблемы, возникающие у нас в реальной жизни. Это было высказано совершенно определенно.

Владыка Иеремия - человек очень серьезный, который не бросает слов на ветер - сказал, обращаясь к митрополиту Филарету: "Надеюсь, что та конференция, которую Вы проводите, владыка, сможет в дальнейшем стать регулярной международной общеправославной конференцией, где будут обсуждаться все насущные проблемы". Вот это мне кажется самым главным: витающее в воздухе ощущение того, что надо чаще встречаться, ощущение некоего кайроса. В сущности, что произошло? Те политические разделения, которые существовали между нашими церквами в силу социально-исторических обстоятельств, исчезли. Мы, строго говоря, все - и православные в Америке, и православные в Греции, и православные в России находимся под воздействием тех же самых международных общественных процессов. Они идут с той или иной степенью интенсивности, но, тем не менее, мы находимся в одинаковой ситуации постхристианского остросекуляризованного мира. И единство православного свидетельства сейчас уже становится не риторическим вопросом, а вопросом реально-насущным - вопросом выживания.

И одновременно с этим есть ощущение того, что именно конец XX века, концовка всех этих каких-то странных идеологем, разрушение различных философских и социополитических схем показало, что православие действительно содержит в себе очень мощный духовный и интеллектуальный потенциал, оно действительно может что-то сказать современному человеку. Оно действительно может обращаться к обществу, нуждающемуся в ответе на вопрос о том, как преодолеть разделение и отчужденность.

"Кифа": В том ряду, который Вы сейчас назвали, собственно экклезиологическая проблематика стоит на каком месте?

О. Владимир Шмалий: Думаю, она стоит на первом месте. Потому что церковь должна посмотреть на себя со стороны. По ряду причин. Не просто для того, чтобы сказать, кто мы есть. А для того, чтобы сказать, что мы должны и что мы можем делать. Не оценив себя, прежде всего критически, мы не сможем двигаться дальше. Поэтому рассуждения о церкви - вовсе не теоретическое дело. Это дело, теоретическое по методу, но практическое по своей задаче.

Парижане
В конференции приняли активное участие представители «парижской школы»

КИФА №10(13) октябрь 2003 года

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!