gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow Восхождение на епископскую кафедру есть приближение к Голгофе. Фрагменты доклада Ольги Филипповой
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
15.03.2010 г.

«...Восхождение на епископскую кафедру
есть приближение к Голгофе»

Начиная с 1917 г. и примерно до середины 1940-х годов епископское служение всем церковным обществом однозначно понималось как кратчайший путь на Голгофу. И эта норма, так же как и острое переживание частью епископата своего служения как в первую очередь служения пастырского, была задана ещё в предсоборной жизни.

Еп. Димитрий (Абашидзе)
Еп. Димитрий (Абашидзе)
Так, еп. Димитрий (Абашидзе) в 1902 г. говорил на своей хиротонии, что значит для него быть епископом: «Страшное и ответственное служение возлагает на меня Господь. Я должен быть живым орудием Духа Божия для созидания тела Христова, должен ежечасно быть готовым предстать перед Ним, нелицеприятным Господом вечной неизменной Правды, и дать ответ о душах вверенных мне людей Его», ­- и далее, - «...Восхождение на епископскую кафедру есть приближение к Голгофе»1. Неважно в данном случае, что представляют собой слова о приближении к Голгофе - фигуру речи, пророчество или чисто умозрительные выводы, важно то, в чём владыка Димитрий видел норму епископского служения. После революции 1917 г. «кратчайший путь на Голгофу» стал для всех явным.
Сщмч. митр. Пётр (Полянский)
Сщмч. митр. Пётр (Полянский)
Будущий митрополит Петр (Полянский), тогда Петр Федорович, приняв в 1920 г. предложение о хиротонии, придя домой, сказал: «Я не могу отказаться. Если я откажусь, то я буду предателем Церкви, но когда соглашусь - я знаю, я подпишу себе тем смертный приговор». И действительно, в это время епископы первыми попадают под прицел советского государства, как те, кто «организует и руководит контр.-рев. элементами». Епископов одними из первых сажают и расстреливают.

Главной задачей своего служения многие новомученики и исповедники начала ХХ в. из епископата считали общую жизнь во Христе, разделённую с паствой.

«...Трудно давать советы другим, - пишет в предсмертной записке свмч. митр. Вениамин (Казанский) в 1922 г. - Благочинным нужно меньше решать... Нужно заключиться в пределы своей малой приходской церкви и быть в духовном единении с благодатным епископом. ...Вам Ваша пастырская совесть подскажет, что нужно делать. Конечно, Вам оставаться в настоящее время должностным официальным лицом благочинным едва ли возможно. Вы должны быть таковым руководителем без официального положения».

Сщмч. митр. Кирилл (Смирнов)
Сщмч. митр. Кирилл (Смирнов)
Вот выписка из следственного дела сщмч. Кирилла (Смирнова), митр. Казанского (1934 г.))2:  «...При обыске у Смирнова обнаружено письмо еп. Дамаскина, в котором излагаются следующие взгляды: «Совершается суд Божий над Церковью и народом русским... Времена же приблизились несомненно апокалипсические. ...Все наши усилия теперь должны быть направлены на установление прочных связей между пастырями и пасомыми и <...> по возможности исправить совершенный грех путем противодействия злу, до готовности даже кровью смыть грех свой». На вопрос об отношении к этому документу Смирнов ответил: «Автором письма является епископ Дамаскин - мой единомышленник... Смысл этих воззрений состоит в том, что русским народом совершен общий грех перед Церковью... и вина в этом лежит, главным образом, на духовенстве. Задача состоит в необходимости более глубокого воспитания народа, чтобы членами Церкви были истинные христиане... что и означает противопоставление царству злобы». <...> Наряду с этим митрополит Смирнов предпринимал и практические шаги по организации нелегальных ячеек церковников, которые должны были явиться массовой базой организации».

А это фрагмент письма из ссылки еп. Германа (Ряшенцева), сер. 30-х гг. (епископ Герман был поминающим)3: «...Алёша Верховцевых4 навлёк гнев Сержа5 , хотя и сам, кажется, действительно кое в чем погорячился, но всё же удаляют его куда-то в Рыльск, да по прежнему шаблону - без суда и, ещё хуже, быть может, по желанию известной Вам Женечки6. Это, конечно, вопиющее безобразие, и я на его месте просто ушел бы в отставку и остался бы со своими детьми. Сейчас там целая каша...»

Эти цитаты, конечно, поднимают много разных вопросов, но приведены они здесь главным образом потому, что свидетельствуют: для архиереев того времени единство жизни пастыря (епископа или священника) и паствы является центральным.

Через что в первую очередь для святых епископов выражалась общая жизнь с паствой?

 

Богослужение

Сщмч еп. Дамаскин (Цедрик)
Сщмч еп. Дамаскин (Цедрик)
«Профессиональным певчим трудно было выдерживать продолжительные богослужения, и епископ привлек к участию в службах народ. За правым клиросом ставили аналой, и здесь находился уставщик, сюда приходили все усердствовавшие петь и читать. Молился весь храм» (из жизнеописания архиеп. Петра (Зверева)).

«Черниговцы всегда с умилением вспоминали, как выпущенный первый раз из тюрьмы под праздник Вознесения7 (в ГПУ о празднике забыли) владыка Дамаскин служил всенощную. Измученный многомесячным пребыванием в заточении и допросами, владыка не мог стоять. Поэтому мировал он сидя. В алтаре у него сделался сердечный припадок. Но это не помешало ему на следующий день служить обедню ­- для него не было большей радости, как совершать богослужение, причем это не всегда делалось в храме» (из воспоминаний Е.Н. Лопушанской)8.

Сщмч еп. Иоасаф (Удалов)
Сщмч еп. Иоасаф (Удалов)
«Не признав Декларации митр. Сергия, в казанских храмах сергиевской юрисдикции владыка не служил. Лишь изредка еп. Иоасаф совершал молебны и панихиды в церкви, что на Арском кладбище. В это время обычно никто из местного духовенства, хотя и сочувствовавшего епископу, но опасавшегося возможных репрессий, не присутствовал, и преосвящ. Иоасаф в окружении 4-5 человек из числа... своих духовных чад мог свободно поминать верующих, находящихся в заключении9, многих из которых он лично знал» (из жизнеописания еп. Иосафа (Удалова) (викария митр. Кирилла (Смирнова)).

 

Неформальный объезд епархии и общение, соучастие в нуждах паствы

«Владыка Дамаскин много ездил по епархии, посещал и Крестовоздвиженскую общину Н. Неплюева10, весной и летом 1924 г. по несколько раз приезжал в братство, останавливался у свящ. Александра Секундова, любил молиться с о. Александром, братством, подолгу беседовал с ними. В подобных общинах он видел средство духовной защиты от наступающего безбожия» (из жизнеописания еп. Дамаскина (Цедрика)).

Сщмч. архиеп. Павлин (Крошечкин)
Сщмч. архиеп. Павлин (Крошечкин)
«Владыка Павлин служил не только в храмах, но и в окрестностях, совершал традиционные объезды епархии11, заезжая в самые отдалённые уголки. ...Во время его служения храм был всегда переполнен молящимися. Дом преосвященного во всякое время был открыт для всех желающих увидеть его. Приходили и приезжали священники за духовным советом, приходили миряне, дети. По праздничным дням устраивались трапезы, на которые приглашались и священники, и миряне. Скромность угощения окупалась радушным и любовным обращением хозяина. Каждому сидящему за столом владыка находил возможным сказать хотя бы несколько слов»12.

Практически все архиереи-новомученики и исповедники имели дом, открытый для паствы.

Епископ Иосаф (Удалов), когда вернулся из концлагеря, на работу пойти никуда не мог, служить в храме тоже не мог. Жил только тем, что привозили духовные чада и пожертвованием за редкие требы. При этом он практически ничего из своего мизерного дохода не оставлял себе, отсылая значительную часть через доверенных людей сосланному духовенству и находящимся в тюрьмах людям13.

Сщмч архиеп. Пётр (Зверев)
Сщмч архиеп. Пётр (Зверев)
В соответствии со своим чином и призванием миряне являлись святыми соработниками своим церковно-старшим. Миряне возили ссыльным архиереям антиминсы, облачения и одежду, письма, продукты, церковную утварь, литературу, при этом они сами неоднократно подвергались за это арестам, ссылкам и лагерям. Переписка ссыльных епископов велась практически исключительно через мирян, и если это вскрывалось, миряне с архиереями шли по одному и тому же делу, в т.ч. и расстреливались14. Духовные дети из мирян нередко переезжали за своим епископом при перемещениях или ехали в ссылку15. Были епископы, которые жили только помощью духовных чад. Образованные миряне участвовали в деле просвещения, миряне противостояли обновленчеству, обезглавленные общины ходатайствовали перед властями об освобождении своего епископа.

Вот пример из жизнеописания архиеп. Петра (Зверева): «29 октября 1926 г. еп. Петра вызвали в Воронежское ОГПУ и сообщили, что он должен ехать к Тучкову в Москву для совещания по церковным вопросам. По возвращении владыку встречало множество народа. Люди решили просить начальника местного ОГПУ отсрочить поездку, чтобы рабочие могли оформить отпуска и тоже поехать в Москву... Когда рабочие приехали в Москву (с ходатайством за своего владыку) и пришли на квартиру к Тучкову, он был крайне разгневан и велел им идти в ОГПУ. Тогда рабочие попросили помочь делегатов рабочей конференции. Однако те с мнением народа считаться не стали и приняли резолюцию: "Конференция требует немедленного удаления и изолирования Петра Зверева из Воронежской губ., исключить 9 человек, подписавших телеграмму, из профсоюзов и предать суду их и Петра Зверева"».

 

Братства

Сщмч. Вениамин (Казанский)
Сщмч. Вениамин (Казанский), митр. Петроградский
Митр. Вениамин (Казанский), опекая Александро-Невское братство, старался: а) рукополагать светских молодых людей; б) часто отправлял с поручениями к патриарху Тихону в Москву именно старших Александро-Невского братства, как правило, о. Гурия (Егорова), будущего митрополита; в) предоставил при своих покоях митрополичью церковь Успения и назначил о. Гурия её старшим16.

Вот цитата из обвинения еп. Дамаскина (Цедрика), который в 1924 г. проходил по одному делу вместе с Неплюевским братством: «Он, Дамаскин, выражает свою радость, что видит единственное место, где процветает религия (Крестовоздвиженская община), и призывает идти вперёд... Почему братство живёт обособленной жизнью, говорит Дамаскин, надо идти в народ... Братство организовало бы ещё ряд своих отделений, где можно было бы проводить работу, которая проводится в братстве, т.е. поддерживать в народе веру... т.е. под маской религии, он, Дамаскин, против Советской власти»17.

Духовное чадо митр. Кирилла (Смирнова) - отец Евлампий Едемский-Своеземцев - первый раз был арестован в 1922 г. за то, что организовал братство для преподавания Закона Божьего взрослым и детям и для помощи неимущим в с. Орлово Ярославской области. В 1926 г. он возвратился из ссылки и был встречен односельчанами как мученик за веру. К священнику начались паломничества из других приходов, т.к. он был ещё и замечательный проповедник, в начале 1927 г. его вновь арестовали, теперь уже за создание сестричества, проведение внебогослужебных религиозных бесед. С 1930 г. он уже практически всё время находится в лагерях, очевидно, в 1937 г. его расстреляли18.

 

Пастырские письма и послания к пастве

Даже не очень представляя страшную меру раздирания Церкви изнутри и снаружи, можно почувствовать невероятную силу и правду, с которой все эти послания и письма звучат. Основные темы пастырских бесед и проповедей святых епископов этого времени таковы:

- о мире и любви,

- о единстве и Церкви,

- о покаянии,

- о Кресте и Воскресении (благодарность за Церковь, за гонения и за паству; благодарность за свободу во Христе; о единстве и предпочтении пленения Христова всем сокровищам Египта; о том, что наш путь - ссылка, Крест и тюрьма; о Церкви как организме Любви).

-  о будущих поколениях: «Мне кажется, происходит не только одно разрушение твердыни и того, что для многих святое святых, но происходит очищение этих святынь, их освящение через огонь жестоких испытаний и поверок... Не знаю, что это - мечта ли, родившаяся из души, придавленной тяжёлыми развалинами прошлого, розовый ли оптимизм,... или чутьё, которое может быть верным предощущением грядущего, даже и непрозорливого, - но только внутри себя ношу непоколебимую пока ничем веру, что очень многие, если не большинство, от звезды учащиеся будут кланяться Солнцу Правды, да не так, как их отцы и мы, их современники - по ленивой традиции и инерции, а придут с дарами и всё самое лучшее, и особенно верность Слову в деле, принесут Незримому Властителю душ и благородных стремлений» (фрагмент письма еп. Германа (Ряшенцева))19.

Сщмч. еп. Герман (Ряшенцев)
Сщмч. еп. Герман (Ряшенцев)
Святые-епископы общались, увещевали, утешали, обличали, вели активную переписку, являлись во сне. Сщмч. Герман (Ряшенцев) пишет: «никто не жил оторванно»20  - т.е. никакой святой не жил вне Церкви.

Где-то со второй половины 1940-х гг. (это очень условная цифра) происходит некоторая трансформация понимания епископского служения. Оно уже не воспринимается большинством как кратчайший путь на Голгофу, уходит на второй план и образ епископа-пастыря, уступая другим образам21. Самой же государственной властью епископ теперь воспринимается в первую очередь как более или менее крупный чиновник и администратор, как тот, с кем всегда можно договориться. К началу 1940-х годов практически весь епископат был уничтожен, находился в лагерях, тюрьмах и ссылках, в последующие же годы советской власти архиереев среди замученных соответствующими органами членов церкви - двое-трое.

Сухая статистика говорит о том, что с этого времени основную тяжесть мученического подвига несут священники и миряне.

Причинами постепенной трансформации явились, скорее всего, декларация митрополита Сергия, повсеместные, связанные с репрессиями, тайные поставления епископов вне паствы, а также компромиссы, связанные со вторым восстановлением патриаршества в 1943 г.

Фрагменты доклада Ольги Филипповой «Епископское служение и пастырский опыт, явленный во время советских гонений прославленными архиереями в 1920-30-х гг.».

Доклад был прочитан на семинаре, посвященном памяти новомучеников и исповедников российских, состоявшемся 6 февраля 2010 г.

-----------------

1. Архиеп. Димитрий, в схиме Антоний (Абашидзе): жизнеописание, слова, воззвания и письма. - Сергиев Посад, 2006. С. 8,10.

2. Во имя правды и достоинства церкви: жизнеописание и труды сщмч. Кирилла Казанского. - М., 2004. С. 186.

3. Письма владыки Германа: жизнеописание и духовное наследие сщмч. Германа, еп. Вязниковского. - М., 2004. С. 275-276.

4. еп. Алексий (Готовцев).

5. митр. Сергий (Страгородский).

6. Евгений Тучков, начальник 3-го отделения Секретно-политического отдела ОГПУ, к чьей компетенции относилась агентурно-оперативная работа «по церковникам всех конфессий и сектантам».

7. в 1925 г.

8. Косик О.В. Истинный воин Христов: книга о сщмч. еп. Дамаскине (Цедрике). - М., 2009. С. 75.

9. По распоряжению церковного начальства на богослужении нельзя было поминать тех, кто оказался под судом.

10. между своими арестами.

11. 1927-28 г.

12. Бычков С. Страдный путь архим. Тавриона. - М., 2007. С. 146.

13. Во имя правды и достоинства церкви: жизнеописание и труды сщмч. Кирилла Казанского. - М., 2004. С. 663.

14. См. например, Во имя правды и достоинства церкви: жизнеописание и труды сщмч. Кирилла Казанского. - М., 2004. С. 355.

15. Бычков С. Страдный путь архим. Тавриона. - М., 2007. С. 131.

16. О деятельности Александро-Невского братства подробно рассказано в «Кифе» NN 11 (101) и 14(104).

17. Косик О.В. Истинный воин Христов: книга о сщмч. еп. Дамаскине (Цедрике). - М., 2009. С. 72.

18. Во имя правды и достоинства церкви: жизнеописание и труды сщмч. Кирилла Казанского. - М., 2004. С. 384.

19. Письма владыки Германа: жизнеописание и духовное наследие сщмч. Германа, еп. Вязниковского. - М., 2004. С. 75-76.

20. Там же. С. 202.

21. «...Архиереи, которых я встречал в тюрьмах, были, конечно, разные. Были такие как Кирилл Казанский - светлые и верные Христовы рабы. Были добрые, искренние и простые. Были усталые старички, которые, думаю, были бы не прочь сыграть в преферанс. Были такие, которые не знали, что такое Оптина пустынь, про Флоренского не слыхали и были уверены, что скоро опять будут ездить в каретах и носить ордена. Но я тогда ещё не встречал среди них нового, современного нам архиерея, старающегося уверить нас, что Христос приходил на землю не для спасения человека от греха и смерти вечной, а для улаживания социальных конфликтов, такие тогда были только у живоцерковников...» С.И. Фудель.

КИФА №3(109) февраль 2010 года

 

 

 

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!