gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Первая полоса arrow Я рад, что помог прославлению этих людей. Интервью с историком М.В. Шкаровским
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
17.02.2010 г.

Я рад, что помог прославлению этих людей

Интервью с историком М.В. Шкаровским

Сщмч. Лев (Егоров)
Сщмч. Лев (Егоров)
Наталия Игнатович: Михаил Витальевич, Вы много лет занимаетесь церковной историей. Был ли какой-то пример из жизни новомучеников и исповедников Российских, который Вас особенно затронул, «зацепил»?

М.В. Шкаровский, доктор ист. наук, ведущий научный сотрудник Государственного архива Санкт-Петербурга, автор монографий по истории РПЦ: Те новомученики, жизнь которых наиболее привлекла моё внимание, побудили меня писать жития для их прославления. Это члены Александро-Невского братства - руководитель братства архимандрит Лев (Егоров) и братчицы Екатерина Арская и Кира Оболенская, прославленные в чине новомучеников в 2003 году. Об их подвиге и тех идеях, которые претворяли в жизнь руководители братства, я читал лекцию в Свято-Филаретовском институте, поэтому не буду повторяться*.

Я писал и житие епископа Григория (Лебедева). Это воспитанник Даниловского монастыря, который был послан патриархом Тихоном в Петроград. Некоторое время он возглавлял епархию, был также настоятелем Александро-Невской лавры. Он относился к числу «непоминающих», и хотя не отделился от митрополита Сергия формально, критиковал его в своих посланиях. В результате он добровольно оставил пост настоятеля Лавры, ушёл на покой. Поселился в Тверской епархии и там, ещё около десяти лет, до своего ареста и расстрела в 1937 году, продолжал тайное служение и написание своих богословских трудов. Он был арестован с частью бывшей братии Даниловского монастыря, которые тоже относились к числу «непоминающих». Очень стойко вёл себя на допросах, не признал своей вины. И удивительно: несмотря на то, что он был расстрелян, тем не менее, его богословские работы оказались настолько ценными для Русской православной церкви, что уже в 1960-е годы они начали активно публиковаться в периодических изданиях. Хотя он даже не был в это время реабилитирован. Сейчас его труды уже изданы. И не так давно, года четыре назад, он был прославлен в лике новомучеников.

Писал я также житие для прославления епископа Сергия (Дружинина). Это был один из руководителей иосифлянского движения, бывший настоятель Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом и духовник великих князей Константиновичей, в частности, Дмитрия Константиновича, последнего владельца Константиновского дворца (сейчас это резиденция президента в Стрельне). После революции Великая княгиня Ольга Константиновна, королева Греции, предлагала ему уехать за границу. Но будущий владыка Сергий решил остаться со своими духовными детьми, сознательно выбрал эту участь, хотя он был убеждённый монархист, близкий человек династии Романовых. Тем не менее, он остался служить в советской России. И одно время, уже после ареста митрополита Иосифа и архиепископа Димитрия (Любимова), около года возглавлял иосифлянское движение в масштабах страны. Потом он, конечно же, был арестован, очень мужественно вёл себя на допросах, не скрывал своих убеждений. И после отбытия срока наказания в лагере, в тюрьме, был отправлен в ссылку в Марийскую республику (ныне республика Марий-Эл). Там его местные верующие очень почитали как святого старца. В 1937 году он снова был арестован и расстрелян. Меня поразил протокол его допроса 1937 года - там он категорически всё отрицал, несмотря на то, что подвергался пыткам и был уже старым и больным человеком. К сожалению, его до сих пор не прославили, т.к. есть сложности с прославлением руководителей иосифлянского движения.

М.В. Шкаровский
М.В. Шкаровский читает лекцию по проблемам истории Русской православной церкви. Свято-Филаретовский институт, январь 2010 г.
Также я писал житие для прославления протоиерея Виктора Добронравова, тоже одного из иосифлянских руководителей. Он уже прославлен не только Зарубежной Русской Церковью, но и Московским Патриархатом. Это был пастырь, который пришёл служить в Церковь под влиянием отца Иоанна Кронштадтского. Тот чудесным образом исцелил его незрячую сестру и произвёл такое сильное впечатление на будущего отца Виктора, что тот, студент Политехнического института, решил стать священником и потом уже всей своей жизнью запечатлел верность идеям отца Иоанна Кронштадтского. Много добрых слов можно сказать о его духовных подвигах и о его духовных детях. У него было братство при Никольском храме. Этот храм находился на Петровском острове при убежище престарелых актёров. Вокруг него всегда было много представителей интеллигенции. И когда церковь закрыли, он продолжил тайное служение по квартирам духовных детей. Он, кстати, входил в состав известной делегации ленинградской епархии к митрополиту Сергию в конце 1927 года, участвовал в полемике с ним, пытаясь убедить в неправильности выбранного курса. Но, в конце концов, был арестован, после отбытия срока в лагере сослан в Новгородскую область. Там он окормлял тайную общину и был арестован в 1937 году. Есть несколько легенд о его гибели, но на самом деле он выдержал все допросы и был расстрелян. Ещё в 1970-80-е годы некоторые из его уцелевших духовных детей собрали материал и выпустили книжечку о нём в Австралии, в Сиднее. Но в России его имя было почти забыто. И я очень рад, что мне удалось возродить память о нём. На основе моего жития и собранных документов он был прославлен.

Ещё много подобных историй можно приводить, но я думаю, и этого достаточно.

-------------------

* Об истории братства подробно рассказано в «Кифе» №11(101) и №14(104) .

 

КИФА №2(108) февраль 2010 года

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!