gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и культура arrow Изумление как средство пробуждения совести. О книге Ефросиньи Керсновской «Сколько стоит человек»
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
17.02.2010 г.

Изумление как средство пробуждения совести

Сколько стоит человекДрузья-братчики из Преображенского братства открыли для себя книгу Ефросиньи Керсновской «Сколько стоит человек» несколько лет назад. Провели на её основе в Москве и других городах несколько публичных встреч, вызвавших немалый (для такого непопулярного сейчас предмета) интерес. И всё равно что-то удерживало от прочтения. Неубедительно звучали доводы? Ну и что, что человек всегда жил по правде, жил не по лжи - и выжил (в «самой справедливой стране» человечества)? Всякое бывает. Зверства репрессий и бессмыслицы советского режима? - так ведь сколько уже написано (и прочитано) про это!.. Постсоветского человека ведь уже ничем не удивишь!.. Нет, оказывается, ещё можно.

Прочитал первый томик (из шести), и уже хочется сделать некоторые выводы. Потому что даже небольшая часть, мне кажется, равномощна всей книге целиком. Это, конечно, не значит, что достаточно прочитать лишь какой-то необходимый отрывок, чтобы «быть в курсе». Как верно заметили некоторые из обсуждающих книгу в «Живом Журнале», её надо ввести в школьную программу. Или, что лучше, просто предлагать своим детям. И взрослые должны прочитать её, пусть даже - как и самые-самые детские книги, не прочитанные вовремя - во взрослом возрасте. Поддерживаю обеими руками. Потому что эта книга - о подлинном патриотизме. О патриотизме, который для нас едва представим, как говорится, даже «интеллигибельно». «Для нас» - адресую к себе и своему (последнему советскому) поколению, но и вообще ко всем поколениям советских людей, не знавших лично, не имевших опыт общения с людьми из «другого мира», знавшими старую Россию. А Керсновская - человек как раз из этого иного мира, не просто знавший его, но укоренный в нём.

Патриотизм предполагает предчувствие родины такой, какой она могла бы быть. А мы тотально не знаем, не можем представить себе иного мира, кроме советского - например, ту самую прежнюю Россию, с которой в ХХ веке произошла величайшая катастрофа. Россия, по яркому слову современного проповедника, столкнулась, как «Титаник», с превосходящей её глыбой мирового зла и, получив зияющую пробоину, погрузилась в пучину и тьму. Это не значит, конечно, что былая Россия - идеал «без пятна и порока». В истории всегда хватало безобразий, зла и греха, в том числе в истории российской. Более того, свидетельство самых чутких и прозорливых людей - предшественников и современников трагедии - согласно говорит о том, что «порох», взорвавший российскую жизнь, длительное время подготовлялся и вызрел изнутри её самой. Но то, что стало происходить на «одной шестой» в ХХ веке, не вмещается в общечеловеческие нормы, просто в представления о добре и зле.

Никритин Соломон. Суд народа.
Никритин Соломон. Суд народа. Фрагмент картины. 1934 г.
Именно это свидетельство Керсновской, по-моему, самое сильное. Потому что она как раз человек - целиком, тотально живущий, мыслящий, чувствующий, поступающий не по-советски (раньше говорили - «из другого теста»). При виде мутаций, которым подверглись (уже в первом поколении, в конце 30-х гг.! - она об этом свидетельствует) советские люди, у неё не возникает диссидентской отстранённости или слепой ярости антикоммунизма (ведь всякое «анти-» - «вторая рука дьявола», по Аверинцеву). Единственная её реакция, как человека в полном смысле слова нормального, - это изумление. И через сопричастность к этому её изумлению удаётся немного прикоснуться к опыту другого человеческого «мира». С которым в нашем случае нет никаких связей - кроме, как остаётся надеяться, причастности к единой общечеловеческой семье (но не был ли, к несчастью, слишком прав одиозный и мрачный советский идеолог тов. Суслов, когда провозгласил генетические опыты советской власти по выведению новой породы человека осуществившимися?)

При чтении, например, первой истории о деяниях советской власти на аннексированной в 1940 г. земле Бессарабии - рассказа про обильный урожай, свезённый запуганными бессарабцами по требованию новых хозяев - и бесчеловечно, абсурдно-бессмысленно брошенный под дождём и гниющий - к горлу подступили глухие рыдания. Отчего вдруг такая сентиментальная напасть? Неужели мало довелось видеть в жизни таких же примеров бессмысленно брошенного и гниющего? Мы же все выросли на такой земле, которая - как одна большая свалка, океан-помойка, омывающий тощие островки окультуренного пространства. И привыкли уже, кажется, ничему не удивляться. Да и в конце концов, уместно ли вообще горевать о такой чепухе, когда далее рассказ, как снежный ком, обрастает фотографическими, как у криминалиста, без доли эмоции фактами прямого и косвенного убийства множества людей? Ведь мы уже сейчас - если не знаем точно (да вряд ли когда-либо до конца и узнаем), то можем оценить, что - действительно «миллионы убиты задёшево»?

Дейнека. Постановили единогласно.
Дейнека. Постановили единогласно. Рисунок для журнала ''Безбожник у станка''. 1925 г.
Рихтер говорил, что слушать Баха иногда нужно из чисто гигиенических соображений. Изумление Керсновской производит какую-то схожую - по отношению к совести - процедуру. Снимает вот эту коросту привычности и безучастности к мутности «здешнего мира». Её книга - сильнейшее обличение преступлений советского режима. Нет, не просто обличение, и не просто свидетельство. Приговор. Вынесенный на «нарымском трибунале» (и подтверждённый свидетельскими показаниями с других мест, географию которых также следует изучать в школе). Именно из-за полного отсутствия «праведного гнева», яростного желания во что бы то ни стало воздать за зло, не останавливаясь перед выбором средств. К сожалению, от этого страстного пафоса не были свободны некоторые другие по-человечески выдающиеся обличители советского строя. А присутствующие в зале суда не расслышали, или не нашли пока мужества расслышать как следует. Потому, быть может, приговор и не был как следует провозглашён, расслышан и утверждён, и подсудимая, уже дряхлая Софья Власьевна продолжает - хрипло, с одышкой, но всё ещё свободно жить и дышать (и в том числе часто и в нас)?..

Максим Дементьев

КИФА №2(108) февраль 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!