gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и общество arrow Сегодня фактически полностью отменена смертная казнь в России. 19 ноября стало известно решение Конституционного суда
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
05.12.2009 г.

Сегодня фактически полностью отменена смертная казнь в России

19 ноября стало известно решение Конституционного суда по вопросу о возможности применения смертной казни в Российской Федерации после введения суда присяжных (т.е. срока окончания моратория).

Выдержки из определения Конституционного суда:

«1. Положения пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П в системе действующего правового регулирования, на основе которого в результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого - с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, - происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни, как исключительной меры наказания, носящей временный характер («впредь до ее отмены») и допускаемой лишь в течение определенного переходного периода, т.е. на реализацию цели, закрепленной статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации, означают, что исполнение данного Постановления в части, касающейся введения суда с участием присяжных заседателей на всей территории Российской Федерации, не открывает возможность применения смертной казни, в том числе по обвинительному приговору, вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей.

2. Настоящее Определение, как содержащее официальное разъяснение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П, с момента провозглашения становится неотъемлемой частью разъясняемого решения и подлежит применению в нормативном единстве с ним.

3. Настоящее Определение окончательно и обжалованию не подлежит».

Христос и грешница
Христос и грешница. Лукас Кранах Старший, ок. 1532 г.
 

Комментарий: 

О. Георгий, Вы знакомы с решением Конституционного суда. Можете ли Вы прокомментировать это решение?

Свящ. Георгий Кочетков: Думаю, то, что произошло, не будет сразу оценено по достоинству. Но я считаю, что сегодня исторический день. Не так много их было в ХХI веке, несмотря на то, что прошло уже почти десятилетие. Можно только поздравить всех жителей России, поздравить и церковь, и государственные и общественные институты, а самое главное - всех граждан нашей страны с тем, что сегодня фактически полностью отменена смертная казнь в России. Этого по сути не было с XVIII века; все попытки отменить смертную казнь в начале ХХ века были обречены на провал в силу особенностей ситуации того времени - и внутри страны, и на международной арене.

Очень важно то, что сегодняшнее решение произошло не просто с подачи Европейского союза, иностранных политических и общественных сил и движений, не благодаря ратификации известного протокола, включающего в себя требование отмены смертной казни, но изнутри, благодаря усилиям нашей внутренней, в т.ч. судебной, системы. Конституционный суд здесь проявил не только последовательность и согласованность с властью, но и определенную ответственность и самостоятельность. Это очень приятно.

Конечно, хочется поздравить всех тех, кто специально уделял свои силы, время, внимание тому, чтобы приблизить это решение, кто убеждал народ, власть, своё окружение, близких (иногда и дальних) в самых разных структурах, с самых разных сторон в том, что смертную казнь в России и можно и нужно отменить уже сейчас.

Очень хочется надеяться, что это только первый шаг, что можно будет идти дальше в этом направлении, скажем, в сторону осуждения преступлений советского режима, которые по духу резко противоположны тому, что произошло сегодня. Или, например, осуждения абортов - не запрещения их, потому что ясно, что это невозможно, да и вряд ли нужно, ведь это больше этический вопрос, - но именно осуждения того, что умаляет принцип жизни, убивает живое. И хотя всегда могут сказать, что есть ситуации безвыходные, когда приходится это делать, но я думаю, что именно убеждение людей в том, что этого не должно происходить, всегда будет помогать найти выход из самых затруднительных положений. Да, это вопрос уже больше этический, чем законодательный, но и им нужно заниматься, пусть и не в одном ряду с осуждением разводов, или эвтаназии, или самоубийств. Это близкие, но не совсем однорядовые вещи. В нашей стране очень важно, чтобы Божий дар жизни уважался и почитался буквально всеми людьми. Надеюсь, что так оно теперь и будет, что прочная основа для всего этого сегодня была законодательно заложена решением Конституционного суда.

Слава Богу за это.

Контекст:  Некоторые аргументы противников смертной казни

Пока жизнь не кончилась, есть возможность меняться

Свящ. Георгий Кочетков: ...Известна евангельская история, как ко Христу привели женщину, взятую в прелюбодеянии, и по всей строгости Закона хотели ее каменовать, казнить, умертвить - за грех, за настоящий серьезный грех, очень заразный, для общества, безусловно, страшный. Да и для отдельного человека тоже. Но Христос ее отпускает. Но как Он ее отпускает? Он не говорит: не исполняйте Закон, Он не говорит: вы не имеете права, вы не гуманны. Ничего такого нет - естественно, не только потому, что это терминология другого времени. Он говорит: кто из вас без греха, пусть первый бросит камень. И тогда всё решается. Мне кажется, что это очень похоже на наше время. И нужно было бы повесить эту картинку, в первую очередь, перед глазами тех, кто думает и говорит на тему смертной казни в нашей стране в наше время.

Мы должны и можем, даже совершенно обязаны абсолютно осуждать всякое зло и всякий грех. Но любое отрицательное суждение, даже самое справедливое и безошибочное, не может привести сейчас никого к выводу, что надо человека убить за то, что он убил, изнасиловал, украл или еще что бы то ни было. Он должен быть государственным законом изолирован, да. Но вот просто убить нельзя. И нельзя, даже если кто-то вынесет такой приговор, его приводить в исполнение. Я бы не подал руку тому христианину, который бы привел в исполнение такой приговор. Даже самый справедливый. Представим себе что-нибудь типа Нюрнбергского процесса над преступниками советского режима. И предположим, надо было бы повесить Сталина или кого-то подобного - много там нашлось бы товарищей. Если бы меня спросили, если бы от меня хоть что-то зависело, я бы выступил категорически против, хотя я тоже считаю, как и наши нынешние церковные руководители, что Сталин - чудовище и духовный урод. Но не он один: таким же был и Ленин, и множество других его последователей. И вся система была такая - вся.

Но как бы ни важны были для нас воспоминания времен недавних, есть и история. А в этой истории есть разные вещи. И оказывается, что в истории России не однажды отменялась смертная казнь. И в X веке, и в XVIII веке. Князь Владимир после своего крещения отменил смертную казнь по всей Руси. Таково было его отношение к воле Божьей, к евангельскому слову, к своей вере и к своей жизни. Иначе бы он, наверное, не мог с чистой совестью прийти в храм. А ведь на его совести было много чего до крещения и жестокого, и страшного...

Александр Гордон: У меня в течение жизни менялось отношение к смертной казни. Исследуя в себе эту эволюцию, я могу по обобщениям и экстраполяциям понять наших соотечественников, которые выступают отчаянно за смертную казнь.

За жизнь, если иногда присматриваешься к себе, прислушиваешься, что в тебе происходит, ты учишься отличать дурное от хорошего. Не где-то там, а в себе. И вот та самая «ярость благородная», которая возникает у нормального человека, когда он слышит о нечеловеческом преступлении, и жажда мгновенной крови в ответ, которая питает людей, с годами мне стала представляться ужасом и кошмаром. Я понял, что это исходит из каких-то недр и глубин моей человеческой природы, которые я контролировать не могу, которые только потому и звериные, что какой бы я договор с собой ни налагал сверху, они прорываются. И я понял, что удовлетворение вот этой страсти таким путем - это одно из самых чудовищных деяний человека.

Свящ. Георгий Кочетков: Совершенно верно. И Вы это хорошо назвали, очень строго, традиционно. В христианской православной терминологии именно это называется страстью.

Александр Гордон: А страсть - она, понятно, от лукавого. Убивая, как я понимаю, мы удовлетворяем страсть или решаем чисто утилитарные проблемы, потому что дешевле убить человека, чем всю жизнь содержать его в изоляции, коль он того заслужил. Но самое-то главное, мы не понимаем, чем мы наказываем. Что мы в этот момент делаем с его душой?

Свящ. Георгий Кочетков: Есть действительно тайна смерти, которая не раскроется никогда. О ней сказано только одно: что смерть - последний враг Бога. И это страшная вещь; через смерть никто не может пройти так, чтобы ничего не произошло больше. Никто не может сказать: ну хорошо, я умру, а завтра воскресну. Вот так, без проблем, ну как перепрыгнул через ручеек - и все. Даже исповедуя веру в Воскресение Христа, мы все-таки говорим о сошествии во ад, и не только для того, чтобы вывести оттуда души других людей, которые жаждали правды, жаждали справедливости, жаждали истины - а такие люди выводятся Христом в рай из ада, даже если они туда попали. Мы понимаем, что сошествие во ад - это нечто страшное для Христа. Не случайно мы говорим о богооставленности Христа на Голгофе, на Кресте. О богооставленности! Это антиномичный, жесткий термин, который говорит о том ужасе, о той пустоте, о том мраке, который навалился и на Христа. Что говорить остальным людям, которые не могут сказать, что они уж совсем безгрешны, как Христос говорил: кто может обличить Меня в неправде?

И поэтому смертный приговор носит именно инфернальный характер. В нем есть мистическая составляющая, это не дисциплинарное наказание, пусть даже жестокое или справедливое - несправедливое. Это что-то совсем иное. Приговорить к аду - это как бы взять на себя функцию Бога. Взять и отправить человека в ад, своей человеческой силой и властью! Поэтому-то есть мистическая сторона в том, почему нельзя не только наслаждаться смертью другого, но и приговаривать другого к смерти, или исполнять приговор, пусть даже ты просто служащий в государственной машине.

Александр Гордон: Смертная казнь лишает человека, наверное, самого важного, что может произойти в жизни, - раскаяния и очищения, т.е., может быть, не лишает совсем, но ставит ему очень жесткие рамки для этого. Ему, осужденному на казнь, нужно как-то простить людей, успеть понять свои грехи перед ними и перед Богом, прийти к Богу, раскаяться. И все за очень короткий период между приговором и казнью. А когда человек оставлен жить, т.е. жить в тюрьме, страдать, и он понимает, что эти страдания пришли к нему по его собственной воле, то тут, я полагаю, это возможнее.

Свящ. Георгий Кочетков: Конечно, это снова сторона сугубо внутренняя, и антропологическая, и мистическая. Потому что известно много таких случаев, когда люди совершенно перерождались, увидев себя в новом свете. И тогда смертная казнь становится просто вдвойне кощунственной.

Именно покаяние может возродить в человеке человеческий образ, который он потерял почему-то и до преступления, и в процессе самого преступления. Конечно, совершая страшное зло, он теряет человеческий образ. Но, как известно, образ Божий в человеке нельзя разрушить до конца. Вот во что не верят наши современники или не знают, что христианство этому всегда учило: что образ Божий в человеке неистребим! В любом человеке - пока он жив, именно пока он жив.

Александр Гордон: Поскольку я действительно проделал некий эволюционный путь от согласия с большинством до активного несогласия, то я могу попытаться хотя бы сказать слова утешения, что жизнь не кончилась, а пока она не кончилась, есть возможность меняться. В какую сторону - это твое дело, но вот эта гарантия, что твоя жизнь не кончится, пока Господь этого не захочет, - это гарантия того, что ты можешь измениться. Это и есть собственно смысл жизни. Отнимая жизнь, убираешь смысл ее, она становится совершенно бессмысленной не только у того, у кого ты ее отнимаешь, а у всех остальных. Вот поэтому я против смертной казни.

Свящ. Георгий Кочетков: Но это очень важные слова надежды, вообще говоря. И надежды для тех, кто сейчас за смертную казнь, и для тех, кто сейчас в меньшинстве, будучи против. Потому что, как я знаю, часто ощущают себя в каком-то тупике и те, и другие, что еще хуже. Так что огромное спасибо.

Полностью видеозапись беседы и текст расшифровки размещены на сайте Преображенского содружества psmb.ru.

Другие материалы по теме публиковались в Кифе №№ 3(93) и 9(99). 

КИФА №15(105) ноябрь 2009 года 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!