gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Первая полоса arrow В Ливане православные миссионеры сразу стали бы мучениками. Беседа с митрополитом Гор Ливанских Георгием (Ходром)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
26.03.2009 г.

В Ливане православные миссионеры сразу стали бы мучениками

Митрополит Гор Ливанских Георгий (Ходр)Эта беседа проректора СФИ Д.С. Гасака с митрополитом Гор Ливанских Георгием (Ходром) состоялась во время ХV международного конгресса «Преображение в православной традиции», проходившего в Бозе осенью 2007 г. Переводчиком любезно согласился быть иером. Антоний Ламбрехтс.

Д.С. Гасак: Владыка, мне доводилось слышать о возрождении духовной жизни в Антиохийской церкви в ХХ веке. Было ли оно реальным и на чем оно было основано?

Митр. Георгий: На самом деле, все возрождение основано на молодежном движении 1940-х годов. Все началось тогда, когда мы были молодыми и начинали сами изучать Библию, в то время как обычно в Православной церкви Библии ставили на полку и не читали. Мы читали Библию повсюду: в трамвае, в машине. А потом, изучая подробно и внимательно литургические тексты, мы открыли для себя, что частое причащение прихожан - это обязательно. Это не вопрос влияния Католической церкви на Православие. Мы сами открыли, читая литургические тексты, что бессмысленно присутствовать на литургии и не причаститься. До этого мы в Православной церкви причащались, может быть, раз в год на Пасху. Все мы присутствовали на литургии, но не причащались. И священники тогда еще не привыкли к частому причастию.

Монахов не было, монашество тогда исчезло в церкви. И с тех пор пошло обновление монашества. Теперь монахи есть почти во всех регионах, во всех епархиях. А тогда монашеская традиция прервалась, но мы сделали все что было возможно: некоторые были посланы на Афон, некоторые - в Румынию. Таким образом, мы, как могли, с разных сторон изучали монашескую жизнь. В 1970 году мы очень просили патриарха основать богословский институт в Баламанде. С тех пор там получают образование будущие священники. Большинство священников до основания этого института получали очень небольшое богословское образование. Некоторые, особенно неженатые священники или монахи, получали образование либо в Париже, либо в Москве, или еще где-то. Но образование женатых священников было очень скромным, очень маленьким. А сейчас мы не принимаем любых людей для рукоположения, а только образованных. Большинство сегодняшних епископов получали свое образование именно в этом движении молодежи начиная с 40-х годов. Во всех епархиях есть такие епископы, которые были участниками этого движения.

Д.С. Гасак: Как оно называлось?

Митр. Георгий: Движение православной молодежи. В богословском институте обычно обучаются молодые люди, которые еще не женаты. Другие, священники, которые уже женаты, получают образование в других местах, в своих епархиях. Больше пастырское, меньше богословское, но очень серьезное образование.

У нас есть еженедельник (тираж 2000 экземпляров), который распространяется молодежью не по почте, а из рук в руки. Он выходит для мирян, и очень часто верующие получают какое-то духовное и богословское образование именно через этот журнал. И каждая епархия имеет еще свои издания.

Д.С. Гасак: На чем у вас делается акцент в богословском образовании?

Митр. Георгий: Как и везде: догматика, библеистика, изучение древних языков. Это, в принципе, основное образование. Также изучается история церкви, есть специальные тексты об истории поместной церкви, об истории патриархии. Православное движение молодежи имеет свое издательство, которое опубликовало уже 400 разных изданий (книги, монографии по разным дисциплинам, жития святых, книги по догматике, экзегетике и другим областям церковной жизни). Когда началась гражданская война в Ливане, то все больше и больше людей приближалось к церкви. Они задавали себе вопросы жизни, экзистенциальные вопросы. Настоящих атеистов в Ливане почти нет. Во всех религиях есть люди, которые не практикуют, не ходят в церковь. Но тех, которые говорят что Бога нет, таких людей почти нет.

Д.С. Гасак: Почему Вы считали важным для церковной жизни возрождение монашеской жизни?

Митр. Георгий: Это так возникло спонтанно. Инициатива была не сверху. Просто некоторые люди хотели стать монахами, и они были посланы на Афон. Были еще монастыри, здания еще были, но монахов не было. А они были пострижены и могли жить в этих пустых зданиях.

Д.С. Гасак: В Русской православной церкви за последние 20 лет открыто очень много монастырей. Но для монахов просвещение часто малодоступно.

Митр. Георгий: В нашей церкви они все учатся. В разных монастырях есть библиотеки, есть священники, которые дают богословское образование или поучения в разных монастырях. Так что они все-таки занимаются. Очень часто братья входят в монастырь уже после получения богословского образования.

Д.С. Гасак: У преподобного Антония Великого, согласно его житию, одним из главных импульсов его духовной жизни были евангельские слова: «Раздай все нищим и следуй за мной». А у Вас было ли что-то подобное в жизни, главный духовный импульс?

Митр. Георгий: Я был рясофор, еще не пострижен, и хотя сам хотел стать монахом, патриарх сказал: «У нас нет организованной монашеской жизни, я хотел бы, чтобы Вы стали священником». И я послушал, и не был пострижен в монахи. Сначала я был рукоположен в священники, а монашеское обновление в церкви возникло позднее.

Д.С. Гасак: Мой вопрос о личном откровении, о том, что явилось для Вас внутренним импульсом к духовной жизни. Вы, например, говорили о чтении Писания...

Митр. Георгий: Этот интерес к чтению Библии можно объяснить все-таки влиянием Католической церкви. Мы все тогда получали образование у католиков. Мы видели, что это очень важно для духовной жизни и хотели такого же твердого основания для Православия. Мы знали и верили, что в Православной церкви в принципе есть все, но некоторые элементы надо возрождать. Мы не хотели просто взять какие-то католические элементы, но поняли, что эти элементы уже есть в Православной церкви, но надо их возрождать.

Д.С. Гасак: Вы имеете в виду католиков-миссионеров, которые были в Ливане?

Митр. Георгий: Да.

Д.С. Гасак: Один из важнейших принципов, которому мы стараемся следовать в Свято-Филаретовском институте, это соотнесение богословского образования с реальной христианской жизнью. Духовное образование должно касаться не только ума, но и сердца, оно должно быть реализовано в жизни.

Митр. Георгий: Да, у нас тоже. Мы в Баламанде считаем, что это не только интеллектуальное образование, что у нас есть духовная жизнь, есть духовный отец, есть разумная литургическая жизнь. Есть понимание того, в чем заключается христианская жизнь.

Д.С. Гасак: А есть ли православные миссионеры в Ливане?

Митр. Георгий: Нет! В Ливанской стране не было бы возможно иметь православных миссионеров, они все сразу стали бы мучениками. Но православная интеллигенция имеет контакты, общение. Ливан - это единственная страна, где для мусульманина возможно реально сменить религию без каких-либо последствий. Есть такие случаи, особенно среди молодых девушек. Когда девушки выходят замуж за христианина, их семья не делает им препятствий, им дают расписаться. Очень часто этим молодым девушкам не нравится статус женщины в исламе.

Д.С. Гасак: Владыка, а Ваши родители были православными?

Митр. Георгий: Да-да, конечно.

Д.С. Гасак: Сохранилась ли память о Российском Императорском палестинском обществе?

Митр. Георгий: Да. Мои родители там получили образование. Они изучали «Отче наш», «Верую» по-славянски.

Д.С. Гасак: Среди читателей нашей газеты довольно много тех, кто в Церковь вошел недавно. Что бы Вы, владыка, могли им пожелать?

Митр. Георгий: У нас в стране таких людей очень мало. Есть, конечно, очень ленивые христиане, которые только раз в год ходят в церковь, или приходят когда в их семье кто-то умер. Но настоящие люди, которые обращаются в веру из ничего, такого у нас почти не бывает. Только очень редко. Для таких людей, которые редко бывают в церкви, я придумал выражение. Это трудно перевести на русский, это те, которые ходят только зимой, весной или летом. Это так называемые «сезонные христиане».

Д.С. Гасак: Мы это называем «христианством по возможности». А что помогло Вам сохранить веру? Что помогло сохранить веру в Бога и остаться в церкви на протяжении всей Вашей жизни?

Митр. Георгий: Воспитание родителей в вере, образование родителей.

Д.С. Гасак: Каково отношение к русскому православию, к русской духовной традиции в Ливане?

Митр. Георгий: Все, даже те, которые не были знакомы и не изучали русских мыслителей, скажем, в Париже или в России, тем не менее, очень почитают и уважают русское благочестие. Особенно потому, что мы всегда восхищаемся, что русские могут стоять часами на ногах. Я был в Москве и там стоял 6 часов во время службы на Богоявление. Нас это очень привлекает. Арабы очень рациональные. Они очень любят в русских благочестие в сердце, не только из головы, но эту живую веру.

КИФА №4(94) март 2009 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!