gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Первая полоса arrow Состоялся Поместный собор Русской православной церкви
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
12.02.2009 г.

Состоялся Поместный собор Русской православной церкви

Патриархом Московским и всея Руси избран митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл

Image
Фото с сайта: sobor2009.ru
 

25 января в Москве прошел Архиерейский, а 27-28 - Поместный собор Русской православной церкви. Главным вопросом повестки дня было избрание патриарха.

Это избрание по решению Синода, утвержденному Архиерейским собором, должно было проходить тайным голосованием в два этапа. Сначала на Архиерейском соборе избирались три кандидатуры, после этого Поместный собор мог добавить еще одну и - снова тайным голосованием - избрать одного из кандидатов патриархом.

По итогам тайного голосования 198 архиереев, участвовавших в Архиерейском соборе, тремя кандидатами стали: митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (97 голосов), митрополит Калужский и Боровский Климент (32 голоса), митрополит Минский и Слуцкий Филарет (16 голосов).

Далее среди кандидатов были названы митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, набравший 13 голосов, митрополит Киевский и всея Украины Владимир (10 голосов), митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий (10 голосов), митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (7 голосов),

митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир (4), митрополит Одесский и Измаильский Агафангел (3). По одному голосу набрали еще пять архиереев.

ImageВ первый день работы Поместного собора непосредственно перед началом выборов патриарха стало известно, что митрополит Минский и Слуцкий Филарет взял самоотвод, призвав своих сторонников на Поместном соборе голосовать за митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. После дискуссии Собор принял решение не выдвигать дополнительных кандидатов на Патриарший Престол. Таким образом, участникам собора предстояло выбирать между двумя архиереями: митрополитом Кириллом и митрополитом Климентом.

Голосование завершилось около семи часов вечера 27 января. Через несколько часов результаты выборов были оглашены: новым патриархом стал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Из 702 делегатов Поместного собора за него проголосовало 508 делегатов. За митрополита Калужского и Боровского Климента было подано 169 голосов. 23 бюллетеня были признаны недействительными.

На следующий день президент России Д.А. Медведев поздравил митрополита Кирилла с избранием патриархом Московским и всея Руси. В телефонном разговоре президент России выразил надежду на дальнейшее развитие диалога между Русской православной церковью и государством, укрепление духовно-нравственных ценностей, упрочение межконфессионального согласия в российском обществе.

28 января на утреннем заседании под председательством митрополита Кирилла, избранного и нареченного патриарха Московского и всея Руси, участники собора утвердили изменения и дополнения в Устав Русской православной церкви, принятые на Архиерейских соборах 2000 и 2008 года.

ImageВ связи с тем, что одним из вызывавших наибольшие нарекания и споры пунктом этого Устава является отказ от периодичности Поместных Соборов - т.е. созыв их лишь для избрания нового патриарха а также в чрезвычайных обстоятельствах (никак формально не определенных) по инициативе Синода и патриарха - на заседании состоялась дискуссия о роли, функциях и периодичности Поместных Соборов. В дискуссии приняли участие архиереи (составлявшие примерно половину выступавших), священники и миряне (2 человека). Ни один из них не призывал к пересмотру Устава 2000 г., и практически все так или иначе выступали в поддержку положений Устава или же критиковали их с точки зрения дальнейшего уменьшения полномочий и роли Поместных Соборов. В частности, прозвучала критика положения, в соответствии с которым «высшая власть в области вероучения и канонического устроения принадлежит Поместному Собору». Епископ Венский и Австрийский Иларион заметил, что это положение противоречит традиции Церкви, так как эти области относятся к юрисдикции Архиерейского собора. Участники говорили о том, что сегодня заметна тенденция «идеализации» Поместного Собора 1917-18 годов, в то время как многие его решения были обусловлены историческим обстоятельствами.

В то же время многие из выступавших, и прежде всего новоизбранный патриарх, отмечали, что необходимо искать пути включения клира и мирян в дискуссии по значимым общецерковным проблемам. Пути для этого предлагались разные - от структуры, аналогичной Предсоборному присутствию начала ХХ века, до внутриепархиальных встреч, включающих в себя всех представителей церковного народа. Так как к окончательному решению собор не пришел, было решено передать эти вопросы для дальнейшего рассмотрения ближайшему Архиерейскому собору.

После этого Поместный собор завершил свою работу.

Поставление (интронизация) новоизбранного патриарха было совершено 1 февраля 2009 года в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя. Его совершили два старейших митрополита - Киевский и всея Украины Владимир и Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир. Митрополит Минский и Слуцкий Филарет возгласил в царских вратах ектению с прошением о новом Патриархе, после чего митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий прочитал особую молитву о новопоставленном предстоятеле Русской православной церкви. На интронизацию прибыли предстоятели Александрийской, Албанской, Польской, Чешской церквей, а также делегации всех Поместных православных церквей.

Мнение первоиерарха:

«Патриарх - хранитель внутреннего единства Церкви и вместе с собратьями по епископату блюститель чистоты веры. Задача Патриарха - не допускать перерастания разномыслий, которым по слову апостола «надлежит быть» (1Кор. 11. 19), в расколы, нестроения и лжеучения. Патриарх должен заботиться о том, чтобы каждая личность во всей ее неповторимости находила свое место в церковном организме и, в то же время, чтобы разномыслия не нарушали духа любви и не ослабляли общих усилий по созиданию дома Божия. «В главном - единство, во второстепенном - свобода, во всем - любовь», - эти слова святого Викентия Леринского должны оставаться руководящим принципом церковной жизни».

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Из слова после интронизации:

«Патриарх не является "гарантом чистоты веры". Такое утверждение - католическая ересь».

Из выступления новоизбранного
патриарха в дискуссии на соборе

Мнение клирика: Задача-минимум

ImageСобор завершен. Досрочно. Главный пункт в повестке дня был исполнен в первый же день - избран Патриарх Московский и всея Руси. Слава Богу! Но теперь нужно думать как жить дальше.

Поместный Собор, который согласно Уставу Русской Православной Церкви осуществляет высшую власть в области вероучения и канонического устроения, явление в жизни Русской Церкви нечастое. Последний раз он собирался 19 лет назад, и с тех пор желания и возможностей созвать подобный Собор вновь не наблюдалось. Более того, в течение всего этого межсоборного периода нам очень аргументированно доказывали и показывали, что подобные соборы - невиданное диво для канонического права, т.к. вся каноническая власть вручена в Церкви ее епископату.

Но, не взирая на данные разъяснения, Устав нашей Церкви продолжает напоминать нам о подобной норме канонического бытия. И здесь нам нужно быть честными - если за 19 лет не было ни одного повода, чтобы подобный Собор был созван (даже 2000-летний юбилей христианства оказался не тем событием), то совершенно невозможно понять: что должно произойти в Церкви, чтобы Поместный Собор был созван не для избрания патриарха? Очевидно, что подобных поводов не будет, поэтому также очевидно, что Поместному Собору нужно приобрести не только де-факто, но и де-юре тот статус, который и так сформировался у него в новейший период истории Русской Церкви. Поместный Собор должен стать красивой процедурой утверждения уже (sic!) избранного епископатом предстоятеля Церкви. Ибо, как нам снова и убедительно доказали, именно епископат может и должен избирать первоиерарха. Поместный Собор - как символ соборности, как часть церемониала по избранию и возведению в патриаршее достоинство избранного патриархом.

А дискуссии должны переместиться на другие площадки, которые, Бог даст, действительно в скором времени будут появляться. Предсоборное присутствие - это очень важное словосочетание, которое прозвучало на завершившемся сегодня Поместном Соборе (второе очень важное словосочетание нынешнего Собора - «католическая ересь»). Клирики и миряне могут и должны принимать активнейшее участие в жизни Церкви. И если идея предсоборных присутствий получит свое продолжение, то это будет уникальная возможность по формированию повестки дня Соборов Архиерейских, которые и должны разрешать накапливающиеся вопросы. Очевидно, что, назначенные по большей части, делегаты нынешнего Поместного Собора совершенно не были готовы к тому, чтобы говорить о чем-то другом, кроме как избрать предстоятеля. За это никого нельзя винить. Но также очевидно, что необходимо создать такие условия, чтобы народ Божий имел реальную возможность говорить о том, что реально стоит на повестке дня, говорить так, чтобы чувствовалась обратная связь с теми, от кого зависит принятие конкретных решений.

А там, Бог даст, вдруг появится понимание, что и Собор 1917-18 годов не был канонической аномалией. Но не все сразу...

Свящ. Димитрий Карпенко

Источник: otez-dimitriy.livejournal.com

Мнение мирянина: Обычное течение Поместного Собора...

ImageАнна Алиева, руководитель пресс-службы СФИ: Прошел первый день Поместного собора: что Вы ожидали и что Вы увидели?

Сергей Аванесов, делегат Поместного собора от Томской епархии: Я ничего конкретного не ожидал, потому что мне не с чем сравнивать. На предыдущем Соборе я не был, поэтому у меня представления были очень отвлеченные, приблизительные. В связи с этим ни крушения надежд, ни особенной радости от исполнения предчувствий у меня нет. Для анализа необходимо еще какое-то время после этого события... В целом, наверное, все так и должно было быть, как происходило. У меня спокойное отношение. Хотя я видел, что некоторые реагировали на то, что происходит, более темпераментно, но мне кажется, не было таких происшествий или событий, которые воспринимались бы как нечто экстраординарное. Обычное течение Поместного Собора. Я думаю, что он так и должен был проходить.

А.А.: Для многих людей созыв Поместного Собора есть выявление соборности церкви или одно из таких выявлений. Скажите, для Вас это так? В этом Соборе воплотилась ли соборность для Вас лично?

С. А.: Конечно, да. Церковь, в том числе поместная, должна принимать стратегические решения или решения, которые будут оказывать влияние на ее дальнейшую жизнь, конечно же, в соборной форме, как бы эта форма ни проявляла себя. Поместный собор - это, как мне кажется, достаточно адекватная форма реализации соборности, тем более в настоящее время. В общем смысле, теоретически, это такая форма, которая позволяет услышать все возможные точки зрения. Даже индивидуальный голос там может быть услышан. Если этот механизм реализуется без всяких искажений, то, действительно, это такая площадка, на которой голос любого человека может прозвучать, и мнение человека, или общины, или какой-то группы людей может быть услышано и принято во внимание. Другой вопрос, насколько этот конкретный, нынешний Собор реализует или не реализует эти возможности. Мне кажется, в этом смысле его можно признать достаточно удачным. Потому что, насколько я могу судить по прошедшему дню, все, кто хотел высказаться, получили такую возможность, и все услышали эти мнения. А насколько эти мнения могут быть сейчас приняты или не приняты церковным народом, показывает голосование по каждому из прозвучавших предложений. Понятно, что результатами голосования не все были довольны, но это и нормально. Церковь не волшебная шкатулка, открывая которую каждый получает какой-то бонус. С моей точки зрения, такой Поместный Собор - это и способ озвучить и опубликовать свою точку зрения, и в то же время возможность выяснить наглядно, какая позиция на данный момент может быть принята большинством, а какая пока что не может. Понятно, что большинством голосов выяснять истину трудно. Но, наверное, Поместный Собор и не призван обнаруживать какую-то истину. Он показывает преобладающее мнение в церкви. И в этом смысле он - способ выявить это господствующее мнение или преобладающую тенденцию. Ну а истина, поскольку она имеет метафизический характер, не открывается при голосовании даже на Вселенском, а тем более на Поместном Соборе.

А.А.: Скажите, пожалуйста, из остальных вопросов повестки дня Собора, какие Вам кажутся наиболее существенными для дальнейшей жизни церкви?

С.А.: Поскольку в повестке дня стоят вопросы, связанные с принятием изменений устава, а церковь опирается в своей жизни на устав, то, конечно же, именно эти вопросы для нее сейчас являются важными. Какие еще вопросы будут или могут быть вынесены, я просто не знаю, потому что в предварительной повестке дня иных вопросов не обозначено.

А.А.: При обсуждении вопросов на Соборе семнадцатого года не было явного разделения на клир, мирян, епископов. То есть у каждого вопроса были сторонники из всех слоев церковного народа. Как это происходит на этом Соборе? Вы говорили, что вчера обсуждались разные мнения. Было ли так, что какие-то мнения выдвигались и поддерживались только мирянами или, соответственно, только епископами? Или такого разделения не было?

С.А.: Нет, я никакого деления не заметил. Отличие в том, что нынешний Собор не обсуждает такой богатый спектр проблем, какие обсуждались Собором 17-18 годов. Вопрос-то один...

А.А.: А было ли допустимо разномыслие?

С.А.: Да, конечно. Те выступления, которые вчера прозвучали, как раз и показали разномыслие по нескольким пунктам, связанным с процедурой выдвижения и избрания патриарха. Вопрос о том, чтобы не выдвигать дополнительных кандидатов от Поместного Собора в дополнение к трем, выдвинутым Архиерейским Собором, был инициирован епископом. Те, кто выступал против этого предложения, ссылались как раз на право мирян, священников и монахов также участвовать в выдвижении «своего» кандидата. Но голосование показало, что никто из мирян, монашествующих и священников не настаивает на этом праве Поместного Собора и соглашается с предложением Архиерейского Собора. Так что при обсуждении и голосовании этого вопроса никакого разделения на епископат и мирян или клириков и мирян не было.

Собор в целом, практически единогласно, проголосовал за то, чтобы эта норма - выдвижения дополнительного кандидата поместным собором - в данном случае не была реализована, поскольку в этом Собор не увидел никакого смысла. То есть эта норма, я думаю, должна содержаться в Положении об избрании патриарха, но реализовывать ее или не реализовывать, т. е. пользоваться или не пользоваться этим правом, Поместный Собор должен решать сам. Если участники поместного собора видят, или чувствуют, или знают, что наряду с кандидатами, предложенными Архиерейским Собором, есть еще какой-то выдающийся кандидат на пост патриарха, тогда собор должен это право реализовывать и выдвигать кого-то дополнительно. Но если Собор не видит людей достойных, кроме тех, которые уже выдвинуты Архиерейским Собором, он от этого права может отказаться. Мне кажется, в этом как раз смысл вчерашнего отказа Поместного Собора от выдвижения дополнительного кандидата кроме представленных Архиерейским Собором. Вполне демократическая процедура, на мой взгляд. Во время дебатов по этому вопросу и во время голосования никакого явного раскола не было заметно.

А.А.: У меня еще вопрос по поводу демократического принципа и принципа соборности. Ведь нельзя сказать, что соборность и демократичность - это одно и то же. Для церкви важно выявить всех своих представителей и все свои голоса услышать, и в этом, можно сказать, выявляется соборность. Насколько я понимаю, демократичность действительно была явлена, но насколько, в таком случае, была явлена соборность, т. е. насколько прозвучал, скажем, голос мирян на Соборе? Хотя бы судя по первому дню. Или он прозвучал только в том, что они пока отказались от права выдвижения дополнительного кандидата?

С.А.: Да, пока так. Только вопрос-то в том, были ли такие пункты повестки дня, по которым миряне могли бы обозначить свою позицию, в чем-то отличную от позиции клира? Таких вопросов не было. Вот сегодня, когда будут обсуждаться поправки к уставу, которых я пока не знаю, может быть, и возникнут такие точки разногласия, хотя это неизвестно. А вопрос об избрании патриарха сам по себе настолько важен и стратегически значителен, что на этом уровне вчера не обнаружилось, да и трудно было бы обнаружить какие-то точки расхождения, скажем, между клиром и мирянами. Все-таки патриарх - это не партийный кандидат и не выдвиженец каких-то слоев... Это человек, который осуществляет функцию предстоятеля всей церкви, поэтому тут, я думаю, даже теоретически трудно было предположить какие-то точки разногласия между клиром и мирянами.

КИФА №2(92) февраль 2009 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!