gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Первая полоса arrow Церковь - это люди, которые собираются вокруг Христа. Интервью с ректором Саранской духовной семинарии прот. Александром Пелиным
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
21.12.2008 г.

Церковь - это люди, которые собираются вокруг Христа

Интервью с ректором Саранской духовной семинарии прот. Александром Пелиным

ImageН. Игнатович: Отец Александр, на недавно прошедшем Архиерейском соборе много говорили о наследии новомучеников, о необходимости его изучения, даже приняли решение о том, что необходимо в духовных учебных заведениях вводить специальную учебную дисциплину. Но актуализация памяти - очень непростая вещь. Достаточно ли введения такой дисциплины в учебных заведениях? Как Вы думаете, что необходимо для того, чтобы наследие новомучеников и исповедников российских ХХ века было воспринято церковью?

Прот. Александр Пелин: Очень хороший вопрос, и даже не вопрос, а попытка осмысления нашей жизни. Самое главное, что мы должны видеть, - свет в конце нашего пути, свет Христов, который просвещает всех. Новомученики этот свет Христов видели.

В чем проблема любого изучения? В том, что за красивыми словами забывается главное, ради чего это делается. Очень важно, чтобы это не было формализовано, как во времена, скажем, комсомола - наследие Аркадия Гайдара: «давайте все изучать книгу "Тимур и его команда"» и т.д. Это момент страшный. Меня всегда это немножко пугает. Хотя я сам родом из этого времени и хорошо понимаю, что мы уже никогда не сможем отречься от своего, скажем, пионерского прошлого, или еще от чего-то, не сможем с себя это стряхнуть. Но для меня важно другое. Новомученики увидели Христа, отдали жизнь за Него. Какие формы работы с молодежью найти, как сделать, чтобы эти люди ожили в сознании молодого человека? Мне кажется, что введение нового предмета эту проблему не разрешит. Это еще один формальный путь. Нужно освоить какие-то неформальные пути.

Н. Игнатович: А как это делать? В том-то и дело, что этот опыт должен стать своим, прожитым в сердце каждого человека, осмысленным, чтобы он мог иметь плоды.

О. Александр: Мне кажется, один из путей - это осознание того, что история - это не далекое прошлое, она касается каждого из нас. Когда человек осознает, что это его дедушка сидел в лагере, страдал просто за неправильное какое-то слово, сказанное о власти, или за веру, тогда этот опыт становится актуальным.

Н. Игнатович: А какие Вы видите перспективы духовного образования? Что сейчас главное? На что нужно обратить особое внимание в духовном образовании?

О. Александр: Тут несколько направлений. Во-первых, мы все втиснуты в рамки этого знаменитого «болонского процесса», в который сейчас Россия тоже вошла, и она вынуждена, сказав «а», говорить «б». С другой стороны, сама проблема духовного образования, как всегда, актуальна.

Церковь все время живет между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, церковь - это церковь простачков, простых необразованных людей, которыми весь мир был завоеван. А с другой стороны, - это церковь высокообразованных интеллектуалов. Где найти золотую середину, скажем, в том же семинарском образовании?

Мне кажется, что слабость системы нашего духовного образования в настоящий момент заключается в том, что у нас слишком общее образование, мы хотим как бы все уравнять. Для нас важно именно какое-то кафедральное образование. Например, существует сильная группа, которая, условно говоря, занимается церковной археологией, или литургикой, или изучением Священного писания. Почему бы не сделать семинарию, специализирующуюся в этом направлении?

Мы должны молодым людям предложить серьезность, глубину, нам нужно говорить больше о глубоком православии, об аскетике. Молодые люди сейчас читают какие-то сложные труды, они готовы чуть ли не Бхагавад-Гиту в подлиннике читать, они ищут серьезного, глубокого, а мы их все время «рожками» кормим: почитайте вон ту примитивную книжечку, Закон Божий почитайте... Да не будут молодые люди Закон Божий читать! Они будут читать какую-нибудь закрученную фантастику, беллетристику, мистику. Они настроены не риторически, они хотят глубины, православия до конца.

Н. Игнатович: Отец Александр, у Вас очень живой приход. Много людей, в том числе молодежи, много мужчин. В вашем приходе есть какие-то внебогослужебные формы общения?

О. Александр: Да, во-первых, мы занимаемся с приходскими детьми. У нас существует воскресная школа, где это общение более или менее неформальное. Во-вторых, у нас есть небогослужебные встречи с прихожанами, на которых мы можем общаться. Наличие классов в здании духовной семинарии позволяет собираться, просматривать фильмы, что-то обсуждать, чаепитие по праздникам устраивать. Конечно, хотелось бы еще большего, еще лучшего.

Апостол Павел говорит: «Я был всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых». Как хотелось бы, чтобы все спаслись! Часто можно слышать, что православие должно быть более активно. Действительно, мы должны быть готовы в любой момент всякому требующему дать отчет в нашем уповании. С другой стороны, нельзя же с утра до вечера только и делать, что всех толкать в веру. Я иногда не знаю, как соблюсти эту грань.

Вчера общался с одним человеком, он говорит: «Нужно в любой момент, всегда звать». Да, мы призваны к проповеди. Но не будем ли мы идти здесь путем сектантства? Мне кажется, что церковь уже пережила этот путь, апостолы уже совершили это. Зачем мы все время будем уподобляться им на этом пути? Сейчас требуется глубокая работа. Не просто призыв: «Приди, приди». Но вот пришел человек в церковь - а что дальше? Нужно не просто чтобы человек пришел в церковь, а чтобы ему там место нашлось, чтобы он там мог делать что-то, понимать службу и что вообще в церкви происходит.

Еще нельзя сакральный момент забывать, иначе мы переродимся в клуб или в общество по интересам. Церковь - это ведь не общество по интересам. Это не кружок любителей пения, пусть и церковного пения, неважно. В Ней Христос есть. А в кружке любителей пения есть хорошая идея, хороший чай, может быть, хороший разговор, но Христа там нет. Церковь - это люди, которые собираются вокруг Христа. Где та грань, чтобы не забыть об этом?

Июль 2008 г.

КИФА №16(90) декабрь 2008 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!