gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow «…Мы поставлены во времена Апостольские». В этом году исполнилось тридцать лет со дня кончины архим. Тавриона (Батозского)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
08.10.2008 г.

«...Мы поставлены во времена Апостольские»

ImageПо свидетельствам знавших и слышавших лично о. Тавриона (Батозского), неоднократно посещавших Преображенскую пустыньку под Елгавой, где он служил в 60-е - 70-е годы, тема возрождения и обновления церковной жизни была сквозной в его проповедях. Нельзя сказать, что она звучала открыто, скорее - прикровенно. То, как о. Таврион раскрывал эту тему, имело свою специфику, которая зависела как от внешних обстоятельств - церковно-исторических условий и характера аудитории, к которой он обращался, так и от «внутренних» условий - характера самого слова о. Тавриона как проповедника и пастыря, основания, корней его слова (особенностей его воспитания, церковного пути, опыта исповедничества).

Итак, почему мы можем сказать, что о. Таврион говорил именно о проблемах возрождения церковной жизни?

О. Таврион трезвенно видел ту обстановку внутри церкви и вне ее, в обществе, которая царила вокруг. Он понимал, что ситуация требует переосмысления, преодоления, обновления жизни. Опыт долгого пребывания в лагере и выхода, наконец, на свободу наложили свой отпечаток на видение им ситуации и образ реагирования на нее. Он считал, что обновление жизни, как церковной, так и общественной, должно начаться изнутри человека как члена и Церкви, и общества, изнутри сердца, через возрождение человека как человека, как личности, как члена народа Божьего. Для этого к человеку нужно было обратиться. Причем обратиться именно в церкви и как к члену церкви (и вместе с тем общества).

У о. Тавриона было совершенно особое отношение к Литургии как главному богослужению Церкви, сама Евхаристия была центром жизни для него (еще в 1925 г. архиеп. Павлин (Крошечкин) благословил его на ежедневное служение Литургии, где только ни придется, и он в точности исполнял это благословение всю свою жизнь). Поэтому понятно, что обратиться к человеку в церкви было самым естественным для о. Тавриона именно на Литургии, при чтении Священного Писания, на Евхаристии.

«В проповедях отец Таврион пытался ответить на современные вопросы церковной жизни. Важнее всего, что церковная жизнь для него была нераздвоенной. Храм был одной из частей Церкви, может быть, главной, но все-таки только частью той целостной жизни, которой должен жить церковный верующий человек», - говорил в 1998 г. в интервью журналу «Христианос» свящ. Георгий Кочетков, один из постоянных гостей о. Тавриона. Действительно, для о. Тавриона было несомненным, что верующий человек должен жить и целостной, и полной церковной жизнью.

«Ныне христианин забыл о своем великом призвании на земле. Ведь Господь во всем нам велел уподобляться Себе, а значит - чтить душевную красоту. Одно ваше присутствие в мире должно аромат нести, людей преображать, сеять пример увлекающий».

«... будем жить жизнью Божией, будем жить, как дети Божии, и, смотря на нас, люди станут так же жить».

В отношении к проблемам и путям возрождения и обновления церковной жизни в проповеди о. Тавриона можно не разделить, но выделить два направления - слово о жизни церкви внутри нее самой, в своих границах; и слово о церкви в ее развороте, обращении к миру и обществу, вовне ее.

1. Литургия и Евхаристия

Для о. Тавриона Евхаристия - центр жизни Церкви, в этом и для этого главного служения она должна собираться. Жизнь церкви в целом выражается в жизни каждого отдельного ее члена, сама жизнь церкви проявляется в собранности ее верующих в Евхаристии. И она обновляется, возрождается через Чашу Христову, через служение благодарения, и именно это качество - евхаристичности, благодарения - должна обрести жизнь каждого члена Церкви как дитя Божьего и члена народа Божьего. Служение благодарения происходит на Литургии, где верные собраны как один, где они совершают общее служение, и это единство, эту общность нужно тоже выражать. Единство и общее служение будут только там, где есть осознанная ответственность друг за друга и даже более, за тех, кто вне стен церкви.

«Заклание этого Божественного Агнца - наше возрождение. Мы ответственны перед людьми и друг перед другом. Так мы и за них должны что-то такое приносить. И нет могущественнее благодарности перед Богом, когда мы совершаем Божественную Литургию».

«А что касается Литургии, Чаши - это Царство Божие, это небо на земле! Это то основание, на котором может человек успокоиться, утвердиться в вере, просветиться в вечность. Чаша дает нам вечную жизнь».

«А ради чего вы сюда пришли? Ради Чаши Христовой. Чаша Христова раскрывает перед вами всю полноту своей спасающей силы. Она принимает всех, совершая великое таинство посвящения, примирения, совершая великое таинство обожествления вас».

«... мы ... осознав все свое бессилие, просим у Него милости, просим Его о том, чтобы это всеосвящающее таинство стало началом нашей новой благодатной жизни. ...причащение пусть будет для вас началом новой жизни, когда вы отстранитесь от греха, от своей воли, возьмете свой крест и последуете за Христом».

Интересно, что о. Таврион призывает к единству и ответственности друг за друга тех, кто, может быть, собрался в таком составе впервые и, может быть, не соберется именно в таком составе никогда. Это была евхаристическая община, сложившаяся в конкретном составе в этот день, но которая могла при этом находиться на удивительном подъеме!

О. Таврион призывал людей к питанию от Чаши не столько ради личного благочестия. Причастие каждого вливает в мир божественные силы любви: «Посмотрите, в каком состоянии мир находится! Кто же хранит его, что люди не взорвали еще друг друга? Чаша Христова! ... В мир надо вливать божественные силы благочестия и сохранять мир. Если бы чаши не было, то человечество загнило бы в своих страшных, гнусных мерзостях, разврате и т.п. Так вот, верующие! Через вас в организм человечества вливается оживотворяющая, очищающая сила Божия, через ваше усердие к Чаше сохраняется его бытие».

Принципиально важным для о. Тавриона было переживание Литургии именно как общего служения каждым участником собрания. Он призывал к активному, деятельному и разумному участию в богослужении, к пониманию смысла того, что происходит, усилию участия и понимания. Ему был чужд и невыносим всякий дух формализма, лень, безучастность, равнодушие, холодность, «одеревенелость», как он сам выражался. Конечно, не только в богослужении, но и во всей жизни, но  особенно явственно это давало о себе знать именно на службе.

2. Священное Писание и проповедь

О. Таврион всегда призывал к обновлению отношения к слову Божьему, Писанию, к усилию принятия этого слова и труду над ним, в том числе - через открытую свободную проповедь. К служению проповедника он призывал всех и каждого - не только священников, хотя их - в первую очередь.

«Нам, как христианам, следует всегда трудиться, проповедуя слово Божие. Слово Божие не скрывает от нас того, что мы из себя представляем и что нам потребно. ... А поступаем, как неверующие! Отрезвитесь! Будем отрезвляться! Особенно в настоящее время, потому что причина неверия, которое мы видим, которое часто близко нас касается, в самих нас лежит.

Посылая учеников на проповедь, Христос сказал: «Идите и проповедуйте Евангелие всей твари». Потом Он говорит: «Вы свет миру, вы соль земли». Вот какой должна быть наша христианская вера и христианская жизнь!»

Человек, живущий без слова Божия, неверующий, для о. Тавриона - это «жуткая пустота!». «В основу нашей жизни должно быть положено слово Божие...», - говорил он.

«Теперь все люди грамотные. Никто на свете не предупредит вас - хочу выразить вам мольбу: Читайте Слово Божие! Через Слово Божие осенит всех вас Дух Божий, и вы будете спасаться. Так Церковь Божия исповедует: «Святым Духом всякая душа живится». ... Эту воду (живую - АЛ) надо содержать! Если эта вода будет в нас, мы сами спасемся и вокруг себя весь мир спасем».

«Для всех нас настало прекрасное время, чтобы читать слово Божие с усердием и молитвой. Если мы будем читать, то каждый поймет свое призвание, а кто-то поймет, что значит быть и священником в этом мире...»

«Через слово Божие каждый из вас уразумеет свое призвание, ценность этого призвания, верный путь».

Таким образом, для о. Тавриона познание слова Божьего в Писании ведет к познанию христианином своего личного призвания, предназначения. У каждого христианина есть свое предназначение, служение в церкви и мире, и оно должно быть воплощено вполне - ради спасения мира.

3. Поиск личного призвания и верность выбору

Христианин должен всегда трудиться над познанием, что есть воля Божия о нем и о мире вокруг. Для него жизненно необходим поиск и нахождение своего предназначения, призвания в церкви и мире и исправление и настраивание жизни соответственно ему.

«Все, что дает нам Господь, мы должны уразуметь всем нашим сердцем, чтобы понимать волю Божию и стремиться ее исполнить. Тогда каждый из нас действительно поймет свое истинное призвание. И мы должны сделать это наше призвание благодатным. Тогда-то мы и сможем выполнить наше назначение, тогда принесем то, что каждый должен принести по своим обязанностям, тогда мы выполним тот долг, который призвана исполнить церковь Христова».

Это обретение своего предназначения в жизни тесно связано с самим этим чувством жизни, духом и смыслом жизни в нас. Современному человеку требуется и это - восстановление, обновление «чувства» жизни, любви к жизни в нем, что есть глубокая работа над собой.

«Если человеку не будет нравиться чувство жить, то что он будет собой представлять?»

«Пользуемся ли мы своим благополучием и миром для процветания нашего, для добра, для развития нашей духовной сущности? Об этом каждому надо подумать.

Каждый человек есть существо разумное, значит, ему надо разумно работать над собой. А нет большего труда, чем работать над собой».

«Крепите веру, усердствуйте в вере и спасете себя, Церковь, весь мир спасете».

4. Возрождение личной ответственности и служения старшего в церкви

О. Таврион сам активно участвовал и призывал к собиранию церкви. В этом собирании народа Божьего нужно участвовать каждому, но большая ответственность ложится на плечи старших в церкви - пастырей. Ответственность - не только за собирание, но и за хранение жизни церкви и ее умножение. О. Таврион глубоко ценил свое время и те возможности, которые оно предоставляет христианам.

«Наступило теперь время не учить, а показывать. Мы можем показать. Каждый теперь подумает. Вот ты считаешься христианином, в том или ином звании или положении, а что ты делаешь для утверждения веры?»

«Все сводится к тому, чтобы пробудить нашу сознательность. Да поможет нам Бог! Видите, наши дорогие паломники и богомольцы, что посещение обители дало вам возрождение благодати».

«Вот наше время - время особенное, и оно требует от нас, чтобы мы показали красоту нашей веры. А мы ничего не показываем, только вот в храме. Вот только в воскресенье как-нибудь отслужили, а на неделе висит замок. Но вопрос большой стоит о всей нашей жизни: мало один-то раз в неделю отслужить, храм-то ведь большой, и население - тысячи человек. Кто будет отвечать? Мы! За неверующих мы отвечаем. Они ведь потому неверующие, что мы не светим. А ведь Господь сказал ученикам: «Вы - свет миру»».

«Для того, чтобы понять этот дух, возьмите, раскройте послания апостолов, особенно апостола Павла, и увидите, какое взаимоотношение было между верующими и пастырем. Когда это будет и у нас, то, конечно, будет все хорошо».

Ради собирания церкви должна звучать и проповедь, и здесь должна быть инициатива пастырей. Церковь призвана звучать, говорить - от сердца к сердцу. Это начало общей жизни церкви.

«Скажите, что ожидает веру и что ожидает Церковь Божию? Не надо скрывать этого от нас. Надо ясно смотреть, в каком положении мы находимся и что нас ждет. Мы останемся совершенно без ничего. Надо думать о созидании! В созидании надо начать жить! ... Вы для этого имеете прекрасную возможность. Но, конечно, вы не хотите трудиться, не хотите брать на себя подвиг! ... А в каждом деле нужен подвиг. ...не избирать, а трудиться в тех условиях, в которых вы находитесь. Сначала осознать те прекрасные условия, и в этих прекрасных условиях делай дело Божие. Вот это будет проповедь! Тогда можно надеяться на рост Церкви Божией и на Ее сохранение. А если мы так все оставим, ... будем считать себя неответственными, то горькая, страшная участь ждет нас. Что сказано: «Отнимется от вас Царство и дастся народу, поверившему Мне. А кто со Мной не собирает, тот расточает». Значит, мы не только Церкви Божией не помоществуем, а последние остатки хороним!»

Из материалов к бакалаврской работе Анны Лепехиной

------------------

Цитаты приводятся по изданиям:

1. Вся жизнь - Пасха Христова. Архим. Таврион (Батозский). Жизнеописание, воспоминания духовных чад, проповеди.

2. Вильгерт Владимир, свящ. Архимандрит Таврион (Батозский). Жизнеописание, воспоминания духовных чад, проповеди. М.: Отчий дом, 2001.

3. Литургия отца Тавриона. Беседа со священником Георгием Кочетковым // «XPICTIAHOC». Рига. 1998, VII. с. 62, 63

и др.

КИФА №12(86) сентябрь 2008 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!