gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и общество arrow Нам нужно укреплять всё, что соединяет людей во Христе, в доверии и вере. Из слова свящ. Георгия Кочеткова
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
09.09.2008 г.

Нам нужно укреплять всё, что соединяет людей во Христе, в доверии и вере

Из слова свящ. Георгия Кочеткова на праздничной вечерне 18 августа 2008 года

Свящ. Георгий Кочетков
Фото Кирилла Мозгова
Уже никак не выкинуть из истории недавно произошедшие на Кавказе события - слава Богу, очень кратковременные, чему мы можем только радоваться. Для нас было бы очень печально, если бы эта война продолжалась, и продолжалась, и продолжалась бы, как это бывало в Чечне, как это бывало в другие времена и в других местах. Слава Богу, она быстро закончилась, и слава Богу, она открыла какие-то реалии единства или неединства, представляющие собой опыт реальной жизни. Здесь ведь очень важна трезвенность. Мы вдруг увидели реальность, и она оказалась достаточно тяжёлой для всех нас. Оказалось, что между людьми, между странами очень мало доверия - необыкновенно мало. Но то, что многие страны в мире совсем не поняли ситуацию на Кавказе, для нас не удивительно. Потому что прежде всего нет доверия к нашей стране, которая до сих пор не осудила до конца и однозначно преступления советского режима. Почему многие боятся поддержать Россию? Ведь все прекрасно видят фальшь и американской, и грузинской политики. Это совсем не значит, что пропагандистская  машина нашей стороны хороша и безупречна, или что мы хотим поддержать хоть какую-то войну; любая война - зло, любая война - грех. Или что правы те наши «ястребы», которые утверждают, что если на нас, на наших братьев нападают, значит, мы должны перебить всех врагов до конца, и помнить, что у нас нет союзников. Приверженцы такой позиции в нашей стране были и есть, но вряд ли мы можем её поддержать, как мы не можем поддержать и противоположную позицию наших горе-либералов и «диссидентов». Обе крайности вряд ли хороши. Но мы должны себе задать вопрос: а почему у людей в мире так мало желания понять, поддержать - даже в том, что совсем не так плохо - наше общество или наши действия? Я думаю, что это вопрос именно доверия. И то, что нет доверия к нашей стране, может нас огорчать, но не может удивлять. Нашим политикам, и деятелям нашей культуры, и деятелям нашей церкви, прежде всего, - непременно надо было бы, последовательнее, чем кто бы то ни было другой во всём мире, осудить все советские преступления. Тогда люди во всём мире могли бы понять, что если это осуждение искреннее, значит то, что сейчас происходит, это уже какой-то другой исторический ряд, который, повторяю, хотя и не может быть, как и любая война, до конца оправдан, тем не менее, может существовать в новом, лучшем контексте.

ImageПоэтому я, когда не однажды слышал в эти дни выражения, родившиеся ещё в конце XIX века в крайних консервативных кругах, что у нас только два союзника - армия и флот, что у России других союзников якобы нет, я прежде всего говорил: неправда, друзей у нас много, только мы должны сделать так, чтобы те люди, которые являются нашими друзьями, не сомневались в том, что наша страна не пойдёт по пути продолжения советских преступлений. Это надо ясно заявить и в церкви, и в обществе, и в государстве, и этому надо однозначно следовать. Иначе мы никогда не будем  в глазах людей достойны доверия и дружбы. Да, конечно, не все за рубежом восприняли происходящее как российскую агрессию, как имперскую советскую замашку, Европа вела и ведёт себя значительно умнее Америки. И тем не менее всё очень непросто. И поэтому нам в нашем братстве нужно видеть, что соединяет, а что разделяет, что реально достойно доверия, а что недостойно. Нам нужно укреплять всё, что соединяет во Христе, соединяет в слове правды, соединяет в том созидательном процессе, который Господь поддерживает в этом мире, во всём человечестве. И нам тоже надо об этом заботиться. Избегая всех крайностей, избегая всех односторонностей, однобокостей, признавая свои собственные ошибки и грехи, мы, тем не менее, должны добиваться открытости и доверия со стороны других, потому что другие сами тоже небезгрешны, в их истории - и старой, и древней, и современной - тоже очень много ошибок и грехов. Да, кто без греха? Помните известный сюжет Евангелия от Иоанна, когда Господь оправдывает женщину, взятую в прелюбодеянии, потому что не находит возможности её осудить? Осуждая грех, Он не осуждал человека, давая ему шанс уйти от своего греха. Это очень важный опыт, дорогие братья и сёстры. И мы тоже должны, не осуждая человека, осуждать грех. И мы тоже должны давать людям возможность выйти из тех тупиковых ситуаций, в которых они оказываются.

Image
Средневековая грузинская церковь (Фото с сайта amovia.org)
Это не так просто делается в нашем столь поляризованном, откровенно ангажированном и предвзятом мире. Посмотрите, как во всём мире работает сейчас пропагандистская машина. Когда мы это встречаем у нас, нас это не удивляет, это для нас, к сожалению, вещь обычная. Но когда мы видим то же самое в Европе или Америке, то нас это расстраивает больше, ведь они хотят нас научить жить лучше, а получается, что ничего лучшего они нам не показывают. И поэтому нам надо здесь, действительно, подумать, что значит преображение взаимоотношений между народами, между странами, между историческими пластами, между разными культурами. Нам принципиально важно знать, на что мы можем потратить свои силы, к чему должны прилагаться наши молитвы, что мы должны ценить, а против чего выступать или проходить мимо, если у нас нет возможности этому противостоять.

А как это различить - далеко не такой простой вопрос, дорогие друзья. Мы должны увидеть, что даже там, где есть искреннее желание не просто что-то для себя получить, не просто отвоевать какие-то, пусть даже несправедливо отобранные, геополитические пространства для своей страны, даже в таком случае то, что происходит, еще не соединяет людей. Соединяет же их любовь, соединяет божественный свет, соединяет доверие и вера.

Аминь.

 

Что для Вас значит военный конфликт на Кавказе?

В. Якунцев, магистр богословия (Москва): Жаль, что народы, имеющие православные корни, были втянуты в военные действия друг против друга, что говорит о все большем уходе от духа христианской жизни. Жаль, что голос церкви, и грузинской, и русской, был очень слабо слышен. Ситуация показавла, что в обществе во время войны почти нет сдерживания, нравственных границ, препятствующих «раскрутке» насилия из стремления отомстить за своих погибших. И это, на мой взгляд, очень опасно. 

А. Копировский, магистр богословия, кандидат пед. наук (Москва): Думаю, христианской оценкой могла бы быть только оценка духовного состояния людей. Мне кажется, она крайне неблагоприятна. Внутри у людей война - в сознании, в сердце. Война - это нарыв. И когда он прорывается, - ужасно больно, но (только пусть поймут меня правильно) это один из возможных выходов. Война - то, что нельзя ни в коем случае поддерживать, но нельзя и кричать, что она абсолютно невозможна. Надо трезво отдавать себе отчёт в том, что ситуация загнана в тупик. Здесь взывать к совести, к духовным факторам бесполезно. Понятно - не имеет смысла и указывать политикам, что им делать, тем более что они и так давно никого не слушают. Другое дело, если противостоять этому на духовно-нравственном уровне. Возможно никак не поддерживать истерию, скажем, антигрузинскую, и просто помогать людям. Людей надо защищать на самом практическом уровне. От широковещательных заявлений ничего не зависит, а от практики зависит. Слова, что мы за мир, и что война - это плохо, только раздражают. Если ты заявляешь, что ты против нее, то поезжай и действуй там, если у тебя есть хоть какой-то вес, значение, имя, сан, звание.

Ю. Балакшина, магистр богословия, кандидат филол. наук (Санкт-Петербург): Для меня ситуация на Кавказе со всей очевидностью показала, что покаяния в стране не было. Действуют все те же механизмы воздействия «на мозги», но они  большинством не опознаются. Принять всю сложность и неоднозначность ситуации мучительно сложно, как будто начать жить в безвоздушном пространстве или ходить по водам. Действительно, в этом мире миражей и декораций подлинным остается только Крест, как сказано об этом в одном стихотворении С.С. Аверинцева.

Наталья Иозенас (Санкт-Петербург): Мы ехали по одной и той же дороге к родным из Тбилиси в Кутаиси до войны и обратно в Тбилиси после войны. Когда ехали туда, видели зелёные холмы, пшеничные и кукурузные поля - это просто красота бесконечная, представьте, под ярким солнцем. Когда ехали обратно - всё чёрное: сожжённые поля, сожжённые леса в Мцхети. Почему - непонятно.

Разбирать, кто начал первым, - неблагодатное дело. Для меня в этой истории наиболее ценны отношения людей между собой и отношение к русским. Куда бы мы ни приходили - на рынок или в парк с детьми, или сидим и ждём маршрутку - везде отношение было очень хорошее. Вот мы сидим на остановке и не знаем, придёт ли следующая маршрутка или уже нет, рядом сидит женщина и слышит, что мы говорим по-русски, включается в разговор и начинает что-то советовать. Или на рынке я спрашиваю по-грузински: «Сколько стоит?», они понимают, что это явно не родной для меня язык, переходят на русский и стараются всё объяснить. Т.е. того отношения, которого я втайне боялась и ждала, что будет какая-то агрессия, негативизм, совершенно не было. Это война не между людьми, не между грузинским и русским народом. Многие говорят о том, что не хотят американизации общества. Ведь 200 лет Грузия с Россией совместно сосуществовали...

КИФА №11(85) сентябрь 2008 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!