gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и общество arrow Будем делать выводы, если мы хотим быть христианами на этой земле (КИФА №51)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
14.08.2006 г.

 

Будем делать выводы, если мы хотим быть христианами на этой земле

Проповедь духовного попечителя Преображенского содружества свящ. Георгия Кочеткова на литии у памятника жертвам репрессий. Тамбов, Петропавловское кладбище, 2.07.06

Image
В двадцатые годы такие лица еще встречались... Группа соловецких заключенных, работавших на биостанции
Мы будем молиться, дорогие братья и сестры, о жертвах советских репрессий здесь, в Тамбове, ибо здесь есть достойный памятник, хотя и не очень честно, не очень правдиво названный памятником жертвам сталинских репрессий. Но этот памятник есть, и есть возможность помолиться.

Наша земля, как вы хорошо понимаете, буквально усыпана костями людей, которые составляли главную основу нашей страны - самой большой страны мира. Непосредственно перед этим она могла много чем гордиться: не только самыми высокими в мире темпами экономического роста, не только достаточно либеральным политическим устройством, большими свободами, которые многим народам были неведомы в то время, но, прежде всего, - огромным количеством людей, буквально переполненных творческой энергией, которую они хотели отдать для блага своей страны, своего народа, и, как это часто бывало и бывает в России, не только для нее, но и ради других людей. И вот - произошел страшный срыв, страшный сбой. Произошла подмена, когда самые лучшие, созвучные христианству лозунги были приняты на вооружение людьми, не имевшими ничего общего с христианским содержанием этих лозунгов. И тогда народ стал уничтожаться на протяжении многих лет и десятилетий. Уничтожали всех подряд, в первую очередь русских, но не только. Не было ни одного народа из живших на территории бывшей России, который не пострадал бы невинно в этой страшной мясорубке. Не было, так или иначе, ни одной семьи, которой бы это не коснулось. У нас часто говорят о войне, но забывают, что огромная часть погибших во время войны есть скорее жертвы репрессий, чем жертвы войны. Очень часто военное руководство жертвовало сотнями тысяч, а то и миллионами людей просто из-за своей прихоти, преступной некомпетентности, страхов и халатности.

Конечно, это был геноцид, это был холокост, т.е. катастрофа, которая прекратила существование развивавшейся в то время особенно быстро - и поэтому для многих пугающе - российской цивилизации. Россия, как огромный Титаник, столкнувшись с айсбергом мирового зла внутри себя и вокруг себя, пошла ко дну со всеми своими обитателями, со своей культурой и наукой, со своим прошлым и настоящим, со своими талантливыми, а подчас и гениальными людьми. От России не осталось ничего. Мы живем на этой же земле, но в другой стране, мы теперь другой народ, хотя еще носим на себе какие-то следы прежней жизни, прежней генетики, прежних устремлений, прежней культуры и веры. Но это только тень, это только следы. Мы не можем, к сожалению, признать себя непосредственными наследниками того народа и той страны. Даже те, кто не был запачкан грязью доносов, расстрелов, ненависти, партийной злобы, клеветы и неправды, даже те, у кого в роду были мученики и исповедники веры или невинные жертвы, всё равно не в состоянии взять на себя крест ответственности и наследования лучшего, что было когда-то здесь, на этой земле.

Нам с вами необходимо помнить то, что произошло. Мы должны ставить перед собой вопрос: были ли эти жертвы напрасными, свидетельствующими только о смене цивилизаций - о катастрофической смене русла реки, которая нередко приводит к тому, что старое русло превращается в песчаную пустыню, иссохшую землю, в которой погибло все прежде жившее - или все-таки они для нас урок и вызов, требующий от нас жертв духовных, жизни новой, жизни воистину христианской?

Как бы ни провоцировали Россию на самоуничтожение, но нельзя не сказать, что в ней самой были такие мотивы, которые привели к возможности этой катастрофы - величайшей в мире, величайшей в исторической перспективе, ибо история не знает большей катастрофы, чем та, которая произошла еще совсем недавно на нашей земле, и Церковь не знает большего числа мучеников, чем мученики и исповедники Христовы, просиявшие на ней. Да, здесь нередко царила беспощадная и деспотическая власть, да, часто вера вырождалась в простое обрядоверие, которое по сути переставало быть христианской верой - когда соблюдались внешние обычаи и праздники, но когда духа и смысла Христова Евангелия уже не было. Народ, привыкший смотреть на церковь как на государственное ведомство православного исповедования, перестал уважать свою церковь и свою власть, он перестал уважать самого себя. А это всегда легкая добыча для тех, кто хочет поживиться, кто жаждет крови и легкой добычи. Церковь в руинах. Иначе мы не можем назвать то, что сейчас мы видим. Наша церковь разрушена. И хотя в лунном свете эти руины могут кому-то показаться очень романтическими, однако жить в этом доме сейчас практически нельзя. Можно жить только подвижникам, инокам, анахоретам, только тем, кто может выдержать любые испытания, кто может взять на себя и холод, и зной, и голод, кто может стерпеть и грубость, и воровство, и клевету, и торжество глупости и преступного отношения к ближним своим, которые мы наблюдаем в каждом государственном учреждении, ну и, конечно, не только в государственном, но, к сожалению, нередко и в церкви.

Церковь на сегодняшний день не восприняла наследие новомучеников и исповедников российских, она не изменилась. То, о чем мы пытались кричать во всё горло на протяжении всех 90-х годов, услышано не было. И церковь восстановили на сегодняшний день по имперскому старому чиновничьему образу и подобию. Церковь не стала целительной общиной Христовой любви, церковь не стала светом миру и солью нашей земли. Восстановить храмы с помощью государства еще худо-бедно удалось, так же как и наполнить их теми или иными священниками, монастыри - монахами, семинарии - студентами, но это пока все то же, что было. Здесь нет ничего нового. А значит, это хуже, чем было. Это уровень развития первой половины XIX века, т.е. того, как жили в нашей церкви двести лет назад, плененные схоластикой, господством власть имущих, авторитарными методами руководства и в семьях, и на предприятиях, и в сельских общинах, уж не говоря про государственную власть.

Если мы хотим действительно почитать невинно убиенных за Христа, и за народ, и за страну, то мы должны преодолеть все эти кривизны, всю эту неправду, всю эту нетрезвость, все эти уходящие слишком далеко компромиссы духовные, душевные, материальные, какие угодно, на уровне личном и межличном, социальном или церковном. Мы должны понимать, что, не обращая внимания на жизнь народа, мы сможем только подрубить снова тот сук, на котором сидим. Мы не сможем принести свет Христов людям. Вот подходят люди и спрашивают о том и о сем в храмах. Люди действительно жаждут света. Есть много добрых людей, хотя в таких мегаполисах как Москва или Петербург и т.д. их доля значительно меньше. Люди озлоблены своими обстоятельствами, тем, как они сами понимают жизнь.

Кто бы ни был в этом виноват сейчас, мы должны понимать, что только Господь через Свою Церковь может вывести нас из того коллапса, в котором мы до сих пор находимся. Не дай Бог, чтобы мы снова из-за тех или иных страхов или интересов - нередко эгоистических, хотя иногда и по-человечески понятных и в самих по себе имеющих оправдание - не дай Бог, чтобы мы из-за этих причин снова вернулись к самоуничтожению, к уничтожению своих родных, близких, соседей, сослуживцев или просто людей, которые нам не нравятся по принципу национальности, культуры, веры или психологической совместимости. Люди часто на белом свете идут на преступления по этим причинам, но в наше время эти преступления стали вдвойне преступными.

Сколько было пролито крови и слез человеческих в двадцатом веке! Этого никогда прежде не видел мир. Мы можем лишь сожалеть, что эпицентром всего этого была наша страна, что она стала полигоном индустрии смерти и духовного разложения.

Сейчас мы переживаем переходный период. Мы еще не ушли далеко от прошлого, но и, тем более, не пришли к тому, что должно быть на этой земле по воле Божьей. Давайте будем бережно, с верой и любовью относиться к каждому ближнему и к памяти тех, кто ушел из-за жестокости, несправедливости, лжи только что прошедшего века, который был назван известным христианским поэтом «веком-волкодавом».

Действительно, наша страна пережила катастрофу, холокост, она пережила геноцид, который уничтожил один из самых больших народов мира и одну из самых значительных мировых цивилизаций. Но что прошло, того не вернуть. Из прошлого надо  лишь делать адекватные выводы, надо по крупицам сохранять и беречь то доброе и ценное, что осталось от него. Надо и сейчас жить достойно и смотреть в будущее, потому что без этого мы не сможем вполне позаботиться и о сегодняшнем дне как того требует от нас Евангельское слово. Нам нужно изгонять из сердца своего всякую зависть, всякую злобу, всякую ненависть, всякое предательство, клевету, ложь, всякий мрак, всех тех бесов, которые свили свои гнезда в душах многих наших соотечественников и современников. Страна требует покаяния, народу требуется покаяние, но народ не знает, каким это покаяние должно быть, как к нему прийти, и не знает даже, можно ли каяться за своих предков. Многие считают ведь, что нельзя: кайся в своих грехах и не думай о других. К сожалению, эта индивидуалистическая нехристианская философия продолжает существовать на нашей земле. И поэтому наша земля не омыта слезами  покаяния. Никто не попросил прощения за те страшные преступления, в которые впадали люди, жившие на этой земле совсем недавно, в непосредственно  предшествующих нам поколениях.

Да, мы должны в первую очередь вспоминать тех, кто страдал больше. Ибо знаем, что это не только священники, монахи, церковные деятели, но это и дворянство, это и казачество, это и большая часть крестьянства, и интеллигенция. Да, надо бояться всякой идеологизации жизни, которая объявляет себя единственно правильным путем, и образом мысли, и образом жизни. Надо бояться всякой тоталитарности в сердцах наших, хотя тенденции к этому, к сожалению, многим еще не чужды. Надо бояться расслабленности, жизни по принципу «моя хата с краю, я ничего не знаю» и «своя рубашка ближе к телу». Увы, многие так хотели прожить, видя нараставшее вокруг зло. Но и другим не помогли и сами не выжили.

Будем делать выводы, дорогие братья и сестры, если мы хотим быть христианами на этой земле, если мы не хотим уходить куда-то в сторону или уезжать в «страну далече». Господь никогда не оставляет людей и народы без надежды. Нет ни одного народа на земле, который был бы обречен на полную гибель, на полное вымирание. Из любого положения есть выход, значит, есть он и у нас. Но найти его бывает очень не просто.

Давайте, дорогие братья и сестры, чаще вспоминать тех, кто погиб, вспоминать новомучеников, которые принесли новый светлый лик христианства на нашу землю - лик, который сейчас забыт и снова потемнел. Нужно огромное усилие духа для того, чтобы он вновь просветлился. И это усилие не может быть лишь индивидуалистическим усилием. Давайте думать об этом и действовать во славу Божью.

Аминь.

КИФА №13(51) август 2006 года
 
<< Предыдущая

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!