gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Первая полоса arrow Торжество Православия. Из проповеди свящ. Георгия Кочеткова
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
24.03.2008 г.

Торжество Православия

Из проповеди свящ. Георгия Кочеткова

Торжество ПравославияС праздником, дорогие братья и сёстры!

Пролетела первая неделя Великого поста. Многие из нас старались начать пост достойно. Может быть, получалось не всё, не сразу и не у всех, однако, наверное, все об этом думали, молились и старались. И вот наступило первое воскресенье Великого поста, или, говоря на церковнославянском языке, первая неделя - неделя Торжества Православия.

Каждый год, встречая этот день, мы с вами размышляем о том, что значит для нас это Торжество, насколько оно реально, насколько оно совершается в нас, вокруг нас, в церкви. На протяжении многих лет нам приходилось, размышляя об этом, говорить вещи печальные и трудные, потому что наша современная церковная жизнь уж очень далеко ушла от той нормы христианской жизни, которую мы знаем, которую исповедуем, к которой сами же и стремимся. Мы очень хорошо понимаем, как часто ни о каком торжестве Православия в наше время речи быть не может. Поэтому мы не можем просто-напросто вспоминать древние дни, давшие повод для установления этого праздника - когда победили православные, т.е. почитатели святых икон, победили теоретически (богословски) и практически. Для нас сейчас всё это - вещи важные, но не столь горячие, как для тех времен. Если бы сейчас произошло что-то подобное, вряд ли стали бы устанавливать новый общехристианский праздник. Для нас важнее сейчас научиться прежде всего почитать образ Божий внутри каждого человека, поскольку мы знаем, сколько страданий приходится претерпевать людям, живым иконам Бога, в наши дни. Я имею в виду и внутренние, и внешние страдания. Сколько болезней, сколько голодающих, сколько людей, лишённых простого человеческого внимания, тепла, уж не говоря про уют. Старые и малые, больные, страждущие, находящиеся в темницах, заключении, гонениях - все претерпевают страдания. «Всякая тварь, - говорит апостол Павел, - стенает и мучается доныне, ожидая усыновления и славы сынов Божьих» - а значит, ожидая явления этой славы человека. Но эта слава всё больше и больше затмевается, а не является. Уже кажется, что приходят последние дни, когда невозможно ничего восстановить, всё может быть только хуже, хуже и хуже. И множество людей впадает в уныние, в этот страшный грех - один из тяжелейших грехов - и уже не знает, как из этого вырваться.

Торжество Православия остается вещью пререкаемой, оспариваемой. Кто по совести может сказать, что оно явлено, что можно пригласить человека и сказать: «Вот, здесь торжествует истинное Православие», сказать и исполнить - так, чтобы сердце человека наполнилось радостью и благодарностью и Богу, и людям? Но у нас нет пути унывать. И хотя мы понимаем, что в нашей жизни - и вокруг нас, в церкви, и в обществе, и в мире - торжества мало, радости мало, в них ещё не являет себя Слава Господня так, как должна и могла бы себя являть - но мы знаем и другое: есть некоторые удивительные мгновения в нашей жизни, мгновения, которые мы могли бы назвать счастливыми, даже если глубоко уверены, что жизнь счастливой в наше время не бывает ни у кого. И каждый раз, когда являет себя свет Божий, Божья любовь, свобода и истина, Дух Божий, а значит и истинное Православие, когда прославляется Бог и человек - и с ними Божий мир, мы испытываем это счастье. И каждый раз в этот момент Православие торжествует не просто в мыслях и чаяниях, а в самой жизни, в самой первореальности. Каждый раз, когда являет себя Бог через человека и в человеке, жизнь и мир действительно исполняются этим торжеством. Тогда вновь побеждает Бог, тогда Православие вновь побеждает все искажения, все извращения, к которым пришли современные люди. Тогда всё меняется без потери трезвенности, без желания надеть розовые очки. Когда торжествует Божья любовь и свобода, Божья истина, когда торжествует в человеке человеческая личность, богочеловечество, и Церковь открывает нам свои тайны - тогда вновь торжествует Православие.

Но Православие - это не просто верное учение. Абсолютно полного, вполне верного учения в человеческой жизни, в человеческой культуре, даже церковной, не было, нет и быть не может, потому что Истина неисчерпаема и невыразима. И каждый раз, когда мы её продумываем и выражаем, мы улавливаем лишь маленькую толику настоящей истины. Остальное от нас по меньшей мере сокрыто. Мы никогда не должны этого забывать - и особенно мы, православные, ибо нам бывает свойственно некоторое неразумие: мол, у нас истина есть, она высказана святыми отцами и в слове Писания и больше ничего быть не может. Думать так очень наивно. Бога надо всегда искать и всегда находить Его в том новом, которое только и может нам явить человеческая любовь и любовь Божья, Божья и человеческая истина и всё та же свобода. «Се творю все новое» - говорит Господь. Неужели мы не откликнемся на это откровение? Неужели не поддержим этого нового? Ведь это новое - неотъемлемая часть Православия. Если Православие, церковь, человек не обновляются, то в них гаснет свет, уходит благодать и на самом деле в таком православии Православия уже не остаётся. Каждый раз, когда мы отворачиваемся от Бога, каждый раз, когда мы сознательно грешим, мы отвергаем Божью истину и Православие, мы отвергаем Бога и человека. Каждый раз, когда мы даем место дьяволу в нашей жизни, мы лишаемся великого торжества Православия.

Завтра мы будем вспоминать утверждение истины иконопочитания, но это ещё не последняя истина, поэтому нам и приходится думать о торжестве Православия по-новому, нам приходится искать, нам приходится бороться со злом и грехом в себе и в жизни, нам приходится обновлять и восстанавливать порушенное православие, православие униженное, то, с которым мы чаще всего, увы, сейчас сталкиваемся, то, в котором люди давно не встречают Христа... Многие уходят в никуда, лишь бы не обманываться, лишь бы не войти в зону действия пустоты.

Сегодня мы приняли для всего нашего Содружества братств тему этого года: «О духовном противостоянии пустоте в церкви и обществе». Вы знаете, что в конце сентября у нас в братстве будет конференция на эту тему. Но мы решили не ограничиться конференцией, а назначить для себя этот год временем размышления на эту столь непростую тему. Человек сопротивляется пустоте как великой опасности для себя и для всякой жизни. Он от неё бежит, она для него страшнее огня сожигающего. Человек, если он человек мудрый, сторонится даже таких малых проявлений пустоты в своём сердце, в своем уме, в своей жизни, как пустословие. Человеку не хочется, чтобы его сердце оставалось пустым. Где пустота, там абсолютный холод, там жизни нет. Но мы должны помнить, что всё может быть опустошено, и любой святой и драгоценный сосуд может оказаться пустым по грехам нашим. Нам нужно за этими вещами ой как смотреть! Для этого и пост нам нужен - собственно, может быть, только для этого: чтобы меньше было пустоты зияющей и страшной как тьма, как явление антимира, как поглощение в антипространство, в «чёрную дыру».

Человек обладает удивительно тонкой интуицией. Он ощущает приближение тьмы и пустоты. Пустота - это не пустыня, в пустыне есть тьма, но есть и свет, в пустыне есть Бог и человек, а не только смертельные опасности и безводные миражи. Пустыня может оказаться спасительной как раз для того, чтобы от пустоты уйти раз и навсегда, на всю жизнь. Но бороться с пустотой трудно: уж если она захватит чьё-то сердце, чей-то ум, чьё-то тело, она может съесть всё изнутри - это крайне агрессивная и злокачественная среда. Я думаю, вы в жизни видели людей, изъеденных пустотой, у которых глаза являют тьму, как и их слова, мысли и дела.

Парадокс этого мира заключается в том, что кроме вещей подлинных в нём есть те же самые вещи-двойники, которые ничем не наполнены - лживые призраки, откровения пустоты. У человека нет никаких внешних гарантий, что он не обманется в выборе - где подлинник, а где подделка, где оригинал, а где двойник. Это самая трудная вещь - не принять двойника за подлинник. Очень многие люди спотыкаются именно на этом и глубоко падают, могут пасть даже в бездну, т.е. в полную пустоту...

Торжество Православия вещь очень непростая. Наверное, не только в прошлом или сейчас, но и в будущем нам придётся думать о том, как и где Церковь торжествует, Православие торжествует, а где нет. Наверное, это удел человека - разбираться в таких вещах. И разбираться в них надо хорошо. Надо сразу видеть и чувствовать приближение пустоты. Это должно быть у нас уже в интуиции, в опыте, внутри, без всяких рациональных критериев, без всяких вопросов. Нам это бывает, действительно, трудно, нам хочется себя и других уговорить в духе «happy end» - мол, «всё хорошо и будет всё хорошо, да и не может не быть всё хорошо». Мы часто себя обманываем такими уговорами. Хуже того, часто обманываем ими других. Мы думаем, что так мы можем кого-то утешить, кому-то помочь. Это ложные надежды. Нет ничего спасительнее милосердной правды и истины. Когда торжествует Православие, человек, действительно, оправдывает своё существование пред Богом и своей совестью, перед ближними, и нам нельзя об этом забывать.

Пусть же, дорогие братья и сёстры, этот Великий пост и вообще весь предстоящий год поможет нам в этом разобраться, начиная с себя, начиная с простого, с того - что в нашей жизни лишнее. А лишнее, суетное всегда является первым кандидатом на пустое, опустошённое. Нам нужно об этом думать, нам нужно себя проверять каждый день именно таким образом, только тогда пост не будет суетой, только тогда наша христианская жизнь будет развиваться, раскрываться, укрепляться и приносить плоды.

Дай же Бог, дорогие братья и сёстры, чтобы наше единство во Христе, которое делает нас с вами невидимым образом «сообщающимися сосудами», помогло никому не опустошиться, даже если человек в чём-то ошибся, согрешил, не разобрался или даже пал. Наша братская жизнь - не гарантия от этого, но если она не просто механически себя воспроизводит, а наполняет нас любовью, трепетом, радостью, то она - мощнейшее орудие помощи человеку в его борьбе со всяким злом, грехом, сатаной, с пустотой и тьмой. И тут мы недалеки от Царства Небесного!

Аминь.

15 марта 2008 г.

КИФА №4(78) март 2008 года

 


ПРЕОБРАЖЕНСКОЕ СОДРУЖЕСТВО МАЛЫХ ПРАВОСЛАВНЫХ БРАТСТВ,  СВЯТО-ФИЛАРЕТОВСКИЙ ПРАВОСЛАВНО-ХРИСТИАНСКИЙ ИНСТИТУТ

ЖУРНАЛ «ВЕСТНИК РУССКОГО ХРИСТИАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ»

проводят международную конференцию

Духовное противостояние пустоте в церкви и обществе

Москва

29 сентября - 1 октября 2008 г.

Наше время давно характеризуется как время пустоты. Академик Сергей Аверинцев в 1995 г.  в своей статье «Моя Ностальгия» («Ностальгия по тому состоянию человека как типа, когда все в человеческом мире что-то значило или, в худшем случае, хотя бы хотело, пыталось, должно было значить; когда возможно было «значительное») для иллюстрации своих мыслей мог цитировать статью поэта Осипа Мандельштама 1922 (!) года «Пшеница человеческая», где поэт свидетельствовал, что разрозненные зерна человеческих индивидуальностей больше не выпекаются в хлеб, именуемый народом: «Бывают такие эпохи, когда хлеб не выпекается, когда амбары полны зерна человеческой пшеницы, но помола нет...». Чуть позже Мандельштама о. Сергий Булгаков, уже будучи в Париже, посреди, казалось бы, достаточно бурно и плодотворно кипевшей церковной жизни, написал слова, созвучные, но еще более страшные: «Тело Христово умерло...», словно объявив сбывающимися пророчества Апокалипсиса: «Ты имеешь имя, будто ты жив, но ты мертв». (Аверинцев позже заметил, что все семь церквей Апокалипсиса прекратили свое существование именно в XX веке).

Но если в начале века, во времена модерна, подобные пророчества для кого-то звучали еще грозно, то теперь их вряд ли даже замечают. В те времена еще можно было ожидать, что после модерна будет что-то совершенно новое, новое и сверх-новое, которого ожидали со страхом и трепетом, но вместо этого сделался «постмодерн», т.е. после-новое:  заикание, топтание в человеческой истории. Косность, аморфность, смешение до бескачественности. Некий апофеоз пустоты, когда не просто нет опоры, но когда эту безопорность и полный релятивизм начинают возводить в позитив, в положительный принцип.

Можем ли мы сегодня, не присваивая себе звания пророков, опереться на пророческий опыт церкви - как древней, так и новой, - обличающий эту мимикрирующую пустоту и призывающий к противостоянию ей? На что еще мы можем опереться в этом противостоянии - в Писании, в мистике, в богословии, в философии, в культуре, в науке? Можем ли мы предложить нечто большее, помимо наблюдений, анализа и констатаций?

Способна ли сегодня церковь противопоставить ничтожной и «ничтожащей» черной дыре пустоты мира сего, втягивающей в себя и ради себя всё и всех, - опыт «самоопустошения» Христа (и святых его), истощающего Себя ради других, ради Церкви, которая есть «Полнота, наполняющего всё во всем»?

Имеем ли мы основание говорить об особых дарах нашего времени? Сергей Аверинцев, остро чувствовавший наступление этого новейшего времени, в котором почти всякое содержание является кажимостью, иллюзией, надеялся, что именно в этой ситуации появятся кристаллы реальности особой, небывалой твердости. Можем ли мы уже сегодня увидеть эти зерна? Поискам ответа на подобные вопросы посвящена наша конференция.

Заявку на участие в конференции, тему и тезисы выступления просим прислать в Оргкомитет конференции до 1 сентября  2008 г. В заявке необходимо указать фамилию, имя и отчество участника, место работы или служения и должность, а также электронный адрес и телефон.

Помимо подготовленных докладов конференция предполагает обсуждение всех заявленных вопросов в форме диалога и свободной дискуссии.

Председатель оргкомитета,

проректор СФИ Дмитрий Сергеевич  Гасак

Оргкомитет:

Россия, Москва, 105062, ул. Покровка, 29-38

Тел/fax 624-92-50; 623-03-80;

e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!