gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow «Для нас настало настоящее христианское время». Краткий рассказ о житии сщмч. Фаддея (Успенского)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
14.11.2007 г.

«Для нас настало настоящее христианское время»

Краткий рассказ о житии сщмч. Фаддея (Успенского)

«Никогда, кажется, не открывалась так связанность всего в истории, сплетение причинности и свободы, добра и зла, как в нарастании русской катастрофы. А также конечная укорененность всего именно в самой глубине, там, где совершается духовный выбор. В России одновременно с нарастанием света, шло и нарастание тьмы: и есть страшное предостережение, суд и напоминание в том, что тьма оказалась сильнее»
(Александр Шмеман. Исторический путь Православия)

Image
Епископ Владимиро-Волынский Фаддей. 1908 г.
Большей катастрофы, чем та, которая произошла в ХХ столетии, история не знает, и большего числа мучеников и исповедников, чем число тех, что просияли в это время в России, Церковь тоже не знает. Не все погибшие были мучениками и исповедниками веры, но как невинные страдальцы, принесшие искупительную жертву за весь мир, они стали причастны жертве Христа.

Это в полной мере относится к великому пастырю, педагогу, молитвеннику и подвижнику - священномученику архиепископу Фаддею (Успенскому). Его жизнь - яркий пример подвижнического служения, сознательного выбора следования за Христом как в дореволюционную эпоху, так и в период Советской власти. Владыка Фаддей открыто исповедовал свою веру перед безбожниками, зная, чем это ему грозит. Его служение было жертвенным и поэтому собирающим церковь. И потому он может быть назван свидетелем христианской веры по образцу первохристианских мучеников.

Священномученик Фаддей (в миру Иван Васильевич Успенский) родился 12 ноября 1872 года в многодетной (семь сыновей и две дочери) семье сельского священника о. Василия и жены его Лидии в селе Наруксово Лукояновского уезда Нижегородской губернии.

Он учился в Нижегородской семинарии, а потом - в Московской духовной академии, где в то время был ректором архим Антоний (Храповицкий), с которым будущий священномученик со временем близко подружился. В 1995 г. на литургии в Троице-Сергиевой Лавре Иван Успенский впервые увидел о. Иоанна Кронштадтского, который сказал ему, все еще сомневающемуся в решении о принятии монашества и священного сана, пророчески - словами Спасителя: «Если любишь Меня... паси овец Моих, ... Когда ты был молод, то препоясался сам и ходил, куда хотел; а когда состареешься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь...». Во времена тяжелых испытаний эти слова для будущего священномученика были надеждой, утешением и отрадой.

В 1896 году, по окончании Московской Духовной академии, Иван Васильевич Успенский был оставлен при ней профессорским стипендиатом со степенью кандидата богословия. 15 августа 1897 года он принял монашество с наречением имени Фаддей, в память апостола Фаддея, в том же месяце он был рукоположен в сан иеродиакона, а затем в сан иеромонаха.

В течение последующих лет он служил преподавателем в Смоленской и Минской Духовных семинарий, инспектором в Уфимской Духовной семинарии, ректором Олонецкой Духовной семинарии в Петрозаводске.

После хиротонии, состоявшейся в 1908 году, он стал сначала епископом Владимиро-Волынским, потом (в 1923 г.) - архиепископом Астраханским. В конце 20-х гг. он был назначен на Саратовскую кафедру, а затем на Тверскую. Здесь, в Твери и окончился его земной путь.

За те двадцать лет, что владыке пришлось прожить при советской власти, он много раз побывал в тюрьме и ссылке. Сразу же после захвата Волыни большевиками в ноябре 1921 он был впервые арестован чекистами по доносу как «участник повстанческого движения на Волыни». Вскоре его перевели в Харьковскую тюрьму с дальнейшей высылкой его за пределы Украины «как пользующегося огромным авторитетом среди местного населения». 

Image
Архиепископ Астраханский Фаддей. Внутренняя тюрьма ГПУ. 1922 г.
После освобождения, в марте 1922 года, в Москве он вновь был арестован и отправлен в ссылку. В обвинительном заключении говорилось: «принимая во внимание его административную высылку из пределов УССР за контрреволюционную деятельность... Успенского, как политически вредный элемент, подвергнуть административной высылке сроком на один год в пределы Зырянской области». Владыку Фаддея вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) перевезли в тюрьму во Владимир. Митрополит так вспоминал об этом: «Поместили в большую камеру вместе с ворами. Свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе... Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, владыка взял меня за руку и сказал: «Для нас настало настоящее христианское время: не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте, Христос ведь с нами». Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник».

В 1926 г. в связи с арестом Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского) архиепископ Фаддей выехал в Москву для исполнения возложенных на него обязанностей по управлению РПЦ. Но по пути был задержан и отправлен в город Кузнецк Саратовской области без права выезда.

В 1928 г. его освободили, девять лет он оставался на свободе, и почти все их провел в Твери. Здесь владыка вначале служил в Вознесенской церкви (нынешний Тверской проспект), когда ее отобрали - в Покровской, а когда и ее отобрали, стал служить в несуществующем ныне храме иконы «Неопалимая Купина» за Волгой; когда и его закрыли, стал служить в единоверческом храме на Волынском кладбище все воскресные дни и в праздники. Это был единственный незакрытый храм в городе Твери, уже переименованном в Калинин. Народ искренне и глубоко любил архипастыря Фаддея. Еще издали, завидев владыку, люди останавливались и кланялись ему. Последние месяцы жизни архиепископ ходил пешком в сопровождении своей келейницы Веры Васильевны Трукс. Каждую среду он читал акафист святому благоверному князю Михаилу Тверскому и проводил беседы. Проповеди архиепископ говорил за каждой литургией; готовился к ним заранее и очень тщательно.

В сентябре 1936 года власти лишили архиепископа Фаддея регистрации и запретили ему служить, но владыка продолжал служить и продолжал ездить на Волынское кладбище. В декабре 1936 года митрополит Сергий назначил на Тверскую кафедру архиепископа Никифора (Никольского), но признание архиепископа Фаддея великим праведником было столь велико, что духовенство епархии по-прежнему относилось к нему как правящему архиерею. Летом 1937 года в Твери и области начались массовые аресты; многие священники и миряне во главе с жившим на покое епископом Григорием (Лебедевым) были арестованы в городе Кашине и расстреляны. Было арестовано почти все духовенство Твери и области. Многих вынуждали дать ложные показания на архиепископа Фаддея. И некоторые соглашались. Обновленцы охотно, «тихоновцы» под давлением невыносимых пыток.

20 декабря 1937 года архиепископ Фаддей был арестован органами НКВД. В описи конфискованного имущества - лишь предметы церковной утвари, книги и журналы священного содержания. Из ценностей - часы, три кольца, три серебряных креста и один нагрудный с камнями, дарохранительница и панагия. Ему предъявили вымышленное обвинение «в контрреволюционной деятельности». На допросах в тюрьме архиепископ Фаддей держался мужественно. Он отказался признавать себя виновным и сказал: «Мною никогда никаких к-р заданий никому не давались, даже более я предупреждал избегать политических вопросов в процессе церковной службы... Материальная помощь осуществлялась в церкви путем передачи мне лично средств в виде добровольных подношений. Фамилий этих лиц я назвать не имею возможности, т.к. их не знаю». Но следствию не нужны были признания архиепископа Фаддея, так как приговор был уже вынесен. 26 декабря дал показания против владыки Фаддея один из обновленческих священников. Он назвал владыку Фаддея руководителем контрреволюционной организации, пожаловался, как трудно внедрять обновленчество, когда священники все стоят за Фаддея.

Архиепископа Фаддея казнили в ночь на 1 января 1938 года, через десять дней после ареста. Он обвинялся в том, что «является руководителем к-р церковно-монархической организации, имел тесную связь с ликвидированной к-р церковно-фашистской организацией в городе Кашине (участники которой в числе 50 человек приговорены к ВМН - расстрелу), давал задания участникам на организацию и насаждение к-р церковно-монархических групп и повстанческих ячеек, во вновь организованном Карельском национальном округе через своего посланца Орлова Митрофана, арестованного и осужденного к ВМН - расстрелу. Осуществлял свое руководство к-р организацией в г.Кашине по сбору средств на построение нелегального монастыря и направления в проводимой к-р агитации участников организации».

Согласно документам, его расстреляли, а по рассказам очевидцев, - утопили в яме с нечистотами. Бросить в общую могилу заключенного Успенского почему-то не решились. После его смерти тюремный врач предупредил православных, что вскоре владыку повезут хоронить. 2 января 1938 года тело убитого на тюремных санях перевезли через замерзшую Волгу на кладбище «Неопалимая Купина», в выкопанную неглубокую яму его опустили в нижней одежде. Весной после Пасхи 1938 года женщины вскрыли могилу и переложили тело архиепископа в простой гроб. Одна из женщин вложила в руку владыке образок иконы и пасхальное яйцо. На месте могилы был поставлен крест и на нем сделана надпись, но вскоре он был уничтожен властями. Прошло много лет. Храм, стоявший на кладбище, был разрушен, снесена и уничтожена большая часть памятников и крестов, и точное место погребения архиепископа Фаддея было забыто. Одна из верующих, долгое время занимавшаяся этими поисками, осенью 1990 года нашла точное место захоронения владыки. Экспертиза, проведенная в Москве, подтвердила, что найденные останки принадлежат архиеп. Фаддею.

18-23 февраля 1997 года архиепископ Фаддей был причислен к лику священномучеников для общецерковного почитания. Память священномученика Фаддея празднуется трижды в году: 31 декабря по новому стилю - в день его мученической кончины (1937 г.); 26 октября по новому стилю - в день обретения его честных мощей (1993 г.); в первое воскресение, начиная с 7 февраля по новому стилю - в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских. «Сочетавший в своей подвижнической жизни отмеченное даром чудотворений молитвенно - аскетическое делание с ревностным архипастырским служением, священномученик Фаддей принял смерть за Христа с мужеством и вдохновением мучеников Церкви первых веков» - так определена в деяниях Освященного собора сама суть великого подвига святого архипастыря Фаддея.

В Тверской епархии, в Вознесенском храме города Твери, хранятся святые мощи архиепископа Фаддея и находится его икона. На ней владыка Фаддей держит святой крест, призывая всех любящих Христа тоже взять свой малый крест и достойно его нести. На святом Евангелии в руках у владыки проступают обращенные к нам предупреждающие и ободряющие слова Спасителя: «Не бойтесь убивающих тело, душу же не могущих убить».

Материал по житию святителя, опубликованному в издании «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской православной церкви XX столетия» (составитель - иером. Дамаскин (Орловский)) и по архивным документам подготовлен Валентиной Григорьевой (Боголюбское братство, г. Тверь)

 

Фрагменты духовных бесед и дневниковых записей святителя Фаддея (Успенского)

О духовных беседах в Петрозаводске

«Благодаря живой речи, возможно было поддерживать внимание слушателей в течение довольно продолжительного времени. Заинтересовало слушателей чтение канона на Благовещение, написанного в виде разговора между Богородицей и ангелом, на русском языке в переводе профессора Ловягина. Это чтение высокопоэтического канона в понятном русском переводе и без обычных при церковном чтении перерывов дало возможность показать, какие сокровища хранятся под спудом для большинства, может быть, присутствующих в церкви в богослужебных наших книгах» (Олонецкие епархиальные ведомости. 1903. № 7. С. 249).

Из проповедей:

«Любовь к Богу и ближним составляет основу обновления духовного...оно совершается не безболезненно только в том случае,  «если внешний наш человек тлеет, внутренний со дня на день обновляется» (2 Кор. 4,16)...Пока мы не усвоили того образа мыслей, что мы должны идти «путем тесным» (Мф. 7,14) и что «все желающие жить  благочестиво во Христе Иисусе будут гонимы» (2Тим. 3,12), мы не можем назваться и истинными Христианами... Обновится в действительности жизнь наша  лишь тогда, когда обновится, очистится наше сердце...О существе духовной жизни - о способах умножения любви и прочих добродетелей духа, об обрезании сердца, или очищении его от страстей, о борьбе со злыми помыслами, источниками страстей, и самыми страстями мы не слышим почти речи. Да уяснит же приближающийся церковный Собор это существо жизни духовной в сознании всех чад Церкви Христовой и да спошествует он при содействии Святого Духа духовному обновлению земли Русской!» (слово на новый 1906 год, церковь Олонецкой Духовной семинарии).

О впечатлениях от поездки по Владимиро-Волынской епархии (дневниковая запись):

«Из Ковеля заезжал в Секонь во второклассную школу (уже шесть их посетил)...Школа - деревенская, церковность есть. Только я не перестаю печалиться о том, что на Волыни повсюду славянский текст читается почти без перевода и объяснения. Говорят все, что программою требуется более «вводить в дух» читаемого, чем в смысл. По-моему, это нелепость... Я печалюсь об этом, но что сделать, не знаю...» (Волынские епархиальные ведомости. 1909. № 46. С. 943-948).

Современники о святителе Фаддее:

За время пребывания в Астрахани архиепископ Фаддей сплотил вокруг себя почти все духовенство, не прибегая ни к каким организационным мерам, обновленческий раскол был преодолен. Идеолог обновленчества в Астрахани священник Ксенофонт Цендровский, принося покаяние, сказал: «Долго я коснел в грехе обновленчества. Совесть моя была спокойна, потому что мне казалось, что я делаю какое-то нужное и правое дело. Но вот я увидел владыку Фаддея, я смотрел на него и чувствовал, как в душе моей совершается какой-то переворот. Я не мог вынести чистого проникновенного взгляда, который обличал меня в грехе и согревал всепрощающей любовью, и я поспешил уйти. Теперь я сознавал, что увидел человека, которому можно поклониться не только в душе, но и здесь, на ваших глазах». Обновленческий «митрополит» Александр Введенский писал, что «в Астрахани ничего нельзя сделать пока там сидит епископ фанатик Фаддей (Успенский)».

Еще при жизни многие считали владыку Фаддея святым. Патриарх Тихон сказал о нем удивительные слова: «Знаете ли вы, что владыка Фаддей святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви - явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражаются на здоровье. Разумеется, владыка избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа. Надо молиться, чтобы Господь укрепил его на пути этого подвига...»

КИФА №14(72) ноябрь 2007 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!